Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Николов Д.-Отвергших небес благодать-41

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

-----------------------------------------------------------------------------------------

Махди бежал по пыльным улочкам, огибая зазевавшихся прохожих и проскальзывая под товарами, которые торговцы совали ему под нос: старые некрасивые ковры с выцветшим орнаментом, кособокие чайники из возвращённого к жизни жестянщиками хлама, потёкшие от жары сладости и зачерствевшие лепёшки. Махди знал, что новость уже, вероятно, дошла до дворца, но ему не терпелось если не первым сообщить Верховному, то стать свидетелем его радости. Этому не могла помешать ни изнуряющая жара, ни запах пота, специй и навоза, въевшийся в маслянистый воздух. Пустяки. Всё пустяки. Едва Махди достиг ступеней и босыми ступнями звонко забарабанил по опоясывающей дворец лестнице, у него открылось второе дыхание. Острая голубая крошка песка впивалась в ступни, но хафиз, самый молодой хранитель Корана в истории столицы, не замечал этого.

Когда стража, расступившись, впустила Махди в покои многоуважаемого Абдаллы – верховного муфтия и правителя Мекки-джади, тот обедал. Жирные куски баранины в окружении ломтиков сала плавали в огромном, вращающемся без остановки, блюде. Молочнистый, пьянящий арак поблёскивал на дне пиалы. В углу музыкант едва слышно и монотонно пиликал на скрипке-ребабе.

– Доброе утро, Рамадан-карим, Махди, по твоей спешке, по взволнованному лицу, по счастливой близости Ураза-байрам я угадываю добрые вести.

–  Это так, учитель! – от волнения хафиз забыл даже поклониться. – Они нашли координаты! Мы… мы можем вернуться домой!

Лицо муфтия осталось до обидного непроницаемым, обычная полуулыбка перекатывалась с одного края полных, как у женщины, губ на другой. Пощипывая тонкую, побитую сединой бороду, тянущуюся от многочисленных бронзовитых подбородков, Абдалла покивал головой, но промолчал, словно ожидал большего.

– Вы не рады, учитель?

– Радость моя в вере, не покидающей меня. Эта новость же и радует, и печалит меня одновременно. Сердце моё хочет вернуться на землю Пророка, но вера моя, наша всеобщая вера, требует отмщения. К тому же, мне всё равно нельзя отправиться с нашими братьями – я стар, на мне возлежит ответственность за остальной народ, за сохранение веры и мира на нашей земле.

– Но кому, если не вам, вернуть истинную веру на дар аль-харб – территорию войны, где не чтут слово Пророка?

– Тебе, хафиз. Поэтому я очень рад, что именно ты принёс мне известие. Ты мой первый ученик, и ты, несмотря на молодость и горячность, достоин выступить одним из посланников или…– муфтий откашлялся. – Может статься, что ты не вернёшься назад или вернёшься, но застанешь наш дом другим – на всё воля Аллаха – однако, я должен открыть тебе то, что известно немногим избранным.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Рассказ в целом производит хорошее впечатление. Немного напрягли натяжки о том, что колония мусульман, практически в течение многих поколений впавшая в Средневековую дикость, смогла восстановить звездолёт. Это некий «клавесинчик в кустах». Тут стоило бы какие-то более убедительные аргументы дать такой возможности (например, не восстановление звездолёта, а некий ЦЕЛЫЙ, НО ЗАКОНСЕРВИРОВАННЫЙ корабль (скажем, оставленный на орбите), В то, что орбитальный шаттл они ещё могли построить, поверить можно, а в то, что собрали звездолёт из растащенных давно кусков – сказка уж слишком. Кроме того, вообще межзвёздный корабль, рассчитанный на большое количество людей и стартующий с поверхности планеты – это же нонсенс..

    Концовка по задумке понравилась – типа что не только в мусульманах дело: мусульман выслали, но всё равно друг друга поубивали. Но там хотелось бы этого акцента посильнее чуть-чуть, он довольно невнятный, по-моему. А это должен был бы быть (как мне кажется) основной «акцент» повести (собственно, это микроповесть), не рассказ).

    Возьмётся автор это подправить – я буду раз взять рассказ. Хотя, конечно, можно и в существующем виде. И немного странно название – почему слово «отвергших» в форме родительного падежа дано? Может быть – «Отвергшие», в именительном падеже?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru