Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Дериземля Е. – Ведьмин дом – 63

- Монета! - ахнул мальчуган. - Такая самая, как я из ларца взял.

А как только червонец о пол стукнулся, змея тут же схватила его и уползти попыталась. Да Федя проворнее оказался, схватил с печки ухват и прижал им гадину к полу, надавил посильнее, та заизвивалась. "Стало быть, больно ей, змеюке". Выронила она изо рта золотой кругляшок. Тут Федька не растерялся, быстро подскочил к монетке, подхватил её. А со змеёй церемониться не стал - в печь бросил. Вспыхнула гадюка там ярким пламенем и сгорела до тла.

 - Что это, Федюша? - подбежала  к брату перепуганная Оксанка, схватила его покрепче за руку, а сама трясётся, как осиновый листочек. Федя кулак раскрыл и на его ладони заблестела золотым светом старинная монета. Присмотрелся мальчуган, а денежка не совсем такая как украденная : на той монетке бородатый мужик отчеканен, а на этой - мамка его. Оксана вскрикнула:

- Да разве ж такое возможно?

Девочка боязливо посмотрела брату в глаза. Федор тяжело вздохнул:

- Я же говорил тебе, сестричка, что ведьма рядом с нами поселилась, а ты не верила.

Тут бы Феде стоило порадоваться, что правда открылась. Хотел малец, конечно, доказать сестре свою правоту, но не таким же образом. Мамку-то, сердешную, жалко. Вот был человек, живой, хозяйством занимался, детей воспитывал и в одночасье нет его - в кусок метала превратился. С грустью дети смотрели на профиль матери, отчеканенный на старинной монете. Оксанка не сдержалась, разрыдалась, слезы катились по детским щекам. Девочка всхлипывала и причитала:

- Ой, горе-то какое, Федюша.

Схватилась она за голову и по-бабьи завыла:

 - Как же это мы тепереча без мамки родненькой? Что ж с нами будет?

Оксана никак не могла унять слезы.

- Все! Хватит, - стукнул по столу кулаком Федя. - Прекрати, сестрица, это мокрое дело.

Обнял сестру и погладил её по длинным золотистым волосам.

- Вернём мы мать, обязательно вернём, - Федор пытался успокоить Оксанку, хотя прекрасно понимал, что задача перед ним сложная, практически невыполнимая. И как мамку из монеты освобождать будет, пока малец не понимал, но точно знал, что ведьме проклятой такую выходку с рук спускать нельзя. К тому же вспомнил Федька, сколько в сундуке монет.  "Это ж все люди живые были, вон сколько колдунья злая душ загубила. Зачем ей это? И что она потом с червонцами делает?" Вопросов было больше, чем ответов. Выглянул парнишка в окно, посмотрел на соседний дом, тяжело вздохнул.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    суть ясна: шаблонная декларация торжества добра

    Сразу – замечания по набору текста. Во-первых, в художественных текстах обязательно должны быть красные строки: это позволяет структурировать текст и делать чётко различимым начало каждого абзаца. Решать вопрос выделения абзацев с помощью увеличенных интервалов между ними – это не в традиции русского литературного язык; всё-таки художественный текст – это не информационный текст на неком сайте в Сети.

    Далее замечание о наборе тире и дефисов. Автор везде использует только дефисы в качестве тире и, к сожалению, часто просто не ставит даже их в нужных в тексте местах, а кое-где не ставит именно дефисы, там, где они нужны. Напоминаю, что знак тире (–) ставится между отдельными словами для передачи определённой интонации в предложениях, а также при расстановке пунктуации в сочетаниях прямой и косвенной речи. Между словом и тире всегда стоит пробел. Дефис (-) ставится между сложносоставными словами, словами и частицами; он никогда не выделяется пробелами (например, «кто-то», «что-либо», «красно-белый» и т.д., и т.п.). Правильное использование данных знаков – элемент культуры набора текста.

    Сразу бросилось в глаза, что автор, как и 99% других не знает точных правил написания сочетаний прямой и косвенной речи. Пояснять на конкретных примерах из текста не буду – но если автор мне напомнит, вышлю нашу методичку по данной теме. Пригодится однозначно.

    В тексте многовато описок или ошибок, есть слова, не существующие в русском языке, например – «триумфовал» или «засердился», но которые рассматривать по контексту как некие «неологизмы» никак нельзя.

    Теперь о главном – о сюжете. Деревенский мальчик подозревает соседскую бабку в том, что та – ведьма. Сначала довольно длинно и затянуто описаны его косвенные наблюдения, затем ГГ предпринимает попытку найти реальные «улики» и готовится забраться в бабкин дом. Далее следуют долгие и, увы, не слишком оригинальные описания интерьера ведьминого дома, а ещё далее – такие же долгие и весьма стандартные для сказок описания козней ведьмы и Федькиных злоключений, которые заканчиваются банальным криком петуха и народом, пришедшим к дому ведьмы выручать Федьку. К тому же, вдруг ни с того, ни с сего все золотые монеты, в которые ведьма превращала людей, снова обратились в людей. С чего это случилось – не понятно, но суть ясна: шаблонная декларация торжества добра.

    Текст неимоверно затянут (слов много – смысла мало), и очень уж слабенькая и неоригинальная тут сюжетная идея сама по себе. Да и над стилистикой изложения вообще автору стоит ещё много работать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru