Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Дериземля Е. – Ведьмин дом – 63

- Что ты с моей палкой сделал?

"Вот культура у человека, ни здрасьте тебе, ни доброго здоровьица. А прямо с порогу руки в бока и собачиться," - подумал Федька, но не сплоховал, не растерялся перед ведьмой.

- Сгорела твоя гадина! - не скрывая улыбки гордо заявил мальчуган.

Пуще прежнего баба засердилась, покраснела вся, ну прямо как свёкла стала, затряслась от ярости и костлявой рукой замахнулась.

- Да ты знаешь, что я с тобой за это сделаю? - прокричала колдунья страшным голосом.

Федя назад немного отступил, не ожидал от старухи такой реакции, напугался не то слово. "Вот сейчас как в крысу превратит, или в ещё чего похуже," - подумал он, но страх свой карге решил не показывать. Подбоченился паренёк и выпалил:

- Ничего ты мне не сделаешь! А если сделаешь, то монет своих обратно не получишь.

Сказал и голову в плечи вжал, а вдруг слова его не подействуют. А колдунья, значит, взяла себя в руки, в лице переменилась, спокойной стала.

- Ну, - говорит, - раз уж у нас разговор о монетах зашёл, то в дом проходи, гостем будешь. Посидим, потолкуем, чтоб никто посторонний не услыхал.

И гостеприимно пригласила пройти внутрь. Перешагнул парень через порог, прошёл знакомые сени. На этот раз охапки с травами он обходил и аромат, исходящий от них, старался не вдыхать. Помнил Федька, чем в прошлый раз его любопытство завершилось. Зашёл мальчуган в комнату, быстро огляделся по сторонам. Все так же, как и утром - роскошь да и только, но задерживаться взглядом ни на чем не стал. "Хватит, насмотрелся уже". Решил Федор с бабкой держаться холодно, вроде как ей больше надо. Следовало колдунье показать, что перед ней не село неотёсанное, а серьёзный, солидный человек. Приблизились они с ведьмой к столу. Тут с разных сторон к ним стулья подлетели. Баба Наталья тяжело опустилась и устроилась поудобнее на мягком сидении. Федька колебался, стоит ли ему снова с этим табуретом связываться. А старуха заметила его сомнения, заулыбалась.

- Что, боишься? - тихонько хихикнула, будто сама лично видела, как Федор на её стуле по комнате скакал. - Не бойся, садись смело, не будет кресло брыкаться. У меня не забалует.

Федя решительно сел на удобное мягкое сидение.

- А я и не боюсь, - соврал он. "И нечего карге старой надо мной насмехаться". Уселся паренёк напротив старухи, пристально посмотрел на неё, но разговор начинать не стал. "Пущай первая говорить станет". Бабка тоже немного помолчала, а затем прервала затянувшееся молчание.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    суть ясна: шаблонная декларация торжества добра

    Сразу – замечания по набору текста. Во-первых, в художественных текстах обязательно должны быть красные строки: это позволяет структурировать текст и делать чётко различимым начало каждого абзаца. Решать вопрос выделения абзацев с помощью увеличенных интервалов между ними – это не в традиции русского литературного язык; всё-таки художественный текст – это не информационный текст на неком сайте в Сети.

    Далее замечание о наборе тире и дефисов. Автор везде использует только дефисы в качестве тире и, к сожалению, часто просто не ставит даже их в нужных в тексте местах, а кое-где не ставит именно дефисы, там, где они нужны. Напоминаю, что знак тире (–) ставится между отдельными словами для передачи определённой интонации в предложениях, а также при расстановке пунктуации в сочетаниях прямой и косвенной речи. Между словом и тире всегда стоит пробел. Дефис (-) ставится между сложносоставными словами, словами и частицами; он никогда не выделяется пробелами (например, «кто-то», «что-либо», «красно-белый» и т.д., и т.п.). Правильное использование данных знаков – элемент культуры набора текста.

    Сразу бросилось в глаза, что автор, как и 99% других не знает точных правил написания сочетаний прямой и косвенной речи. Пояснять на конкретных примерах из текста не буду – но если автор мне напомнит, вышлю нашу методичку по данной теме. Пригодится однозначно.

    В тексте многовато описок или ошибок, есть слова, не существующие в русском языке, например – «триумфовал» или «засердился», но которые рассматривать по контексту как некие «неологизмы» никак нельзя.

    Теперь о главном – о сюжете. Деревенский мальчик подозревает соседскую бабку в том, что та – ведьма. Сначала довольно длинно и затянуто описаны его косвенные наблюдения, затем ГГ предпринимает попытку найти реальные «улики» и готовится забраться в бабкин дом. Далее следуют долгие и, увы, не слишком оригинальные описания интерьера ведьминого дома, а ещё далее – такие же долгие и весьма стандартные для сказок описания козней ведьмы и Федькиных злоключений, которые заканчиваются банальным криком петуха и народом, пришедшим к дому ведьмы выручать Федьку. К тому же, вдруг ни с того, ни с сего все золотые монеты, в которые ведьма превращала людей, снова обратились в людей. С чего это случилось – не понятно, но суть ясна: шаблонная декларация торжества добра.

    Текст неимоверно затянут (слов много – смысла мало), и очень уж слабенькая и неоригинальная тут сюжетная идея сама по себе. Да и над стилистикой изложения вообще автору стоит ещё много работать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru