Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Огородник О. – Delete – 61

Лиза улыбнулась.

- Ты не внимательно меня слушал. Я же сказала, я хочу тебя убить.

Вадим сглотнул сухой ком. Он мысленно подсчитывал, сколько понадобиться времени, чтобы служба безопасности начала действовать. Очевидно, что этот молокосос, Давид, который совсем недавно был переведён в его отдел, обязан был сообщить о сложившейся ситуации, так же, как и две камеры, установленных в комнате для допросов. И пусть А3 их вырубил, но они должны были увидеть и снять достаточно, чтобы группа быстрого реагирования начала действовать.

- Послушай, - начал Вадим, он твёрдо знал одно, нужно тянуть время и вовлечь эту чокнутую девку в диалог, - давай решим всё спокойно.

- Отлично, я рада, что ты готов спокойно сдохнуть.

Лиза взяла свою флэшку, встала из-за стола, подошла к уничтоженному Д2, сняла с его бедра пистолет и вновь вернулась к Прохорову, с той только разницей, что не стала садиться.

- Мы можем договориться. Просто положи пистолет, отдай команду А3, чтобы он опустил свой, и я помогу тебе. Мы снимем все обвинения в твой адрес, через час ты отправишься домой, всё будет хорошо, только успокойся.

- Это вряд ли, - и Лиза оскалилась, что заставило Прохорова покрыться мурашками.

Было что-то такое в этой девушке, что-то решительное и безумное. И Вадим испугался. Он понял, что с ней ему не договориться. Оставалось надеяться только на спецназ.

- Почему? - Выдавил из себя Прохоров. - Что я тебе сделал?

- Чтобы тебе всё сразу стало ясно и понятно, улови одно, моя настоящая фамилия Сорина. Лиза Сорина. Говорит тебе что-то эта фамилия?

Вадим на мгновение замер, и попытался выудить из своей памяти эту фамилию. Сорина. Знакомая фамилия. Очень. И он вспомнил. Артём и Оксана Сорины. Вспомнил он и то, что с ними сделал.

- Вижу вспомнил, урод, это мои родители…

 

* * *

Это произошло тринадцать лет назад. В то время Прохоров работал в убойном отделе, и снискал славу далеко не самого чистого копа. Но, это было только на уровне слухов и разговоров за спиной. Доказательств не было, а дело он своё исправно выполнял, регулярно проводя задержания и раскрывая преступления, поэтому к нему особо никто не лез, и не вникал в его методы работы.

Лизе было 12. Её младшей сестре пять. И всё было хорошо, жизнь была прекрасна. В день, когда её родители стали свидетелями криминальной разборки, жизнь перестала быть таковой. А ещё через две недели они погибли. Авария. Несчастный случай. Непреднамеренное убийство. Так сказали Лизе. Так указали в протоколе. Виновный, который протаранил их машину на чёрном «ауди», скрылся с места преступления. Сказали, что водитель не справился с управлением, это и стало причиной жуткой аварии. Машину нашли в нескольких кварталах от места аварии, а вот водителя нет. Машина давно числилась в угоне, поэтому дело осталось нераскрытым.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    я довольно жёстко указал на недостатки текста, режущие глаз

    Текст набран достаточно по канонам, так сказать: есть красные строки, нет ненужных увеличенных интервалов между абзацами. Единственное замечание по набору – использование дефисов вместо тире. Это не «смертный грех», но я всегда повторяю, что правильное пользование знаками пунктуации – своего рода правила «хорошего тона». Из этой же серии точки, поставленные в конце заголовков глав: нужно помнить, что точки после последнего слова в заголовке никогда не ставятся.

    Самый крупный недостаток – неверное пользование пунктуацией вообще и, особенно, неправильная запись сочетаний прямой и косвенной речи, но это, увы, болезнь у подавляющего большинства авторов. Приводить примеры ошибок не стану – а если автор мне напомнит, то пришлю нашу методичку по этому вопросу. Уверен – будет полезно.

    Автор допускает ошибки в написании сложных слов – например, сложносоставное слово «интернет-аукцион» или киберпреступление пишет как два слова (без дефиса в первом случае и не слитно, как во втором). Кстати, надо бы знать, что комната располагается не «на цокольном этаже», а «в цокольном этаже» – это норма речи, именно так говорят. Ну или написание сочетания «несмотря на» раздельно с «не». В общем, отдельные ошибки есть, но, надо признать, что в целом текст написан довольно грамотно: большинство запятых стоит на месте, нет каких-то сверхгрубых грамматических ошибок, хотя местами попадались описки или ошибки, как уже сказано, но их немного.

    Теперь по стилистике изложения и по сути сюжета – это главные «технические параметры» для любого текста, поскольку ошибки типа неверного использования знаков пунктуации или написания сочетаний прямой и косвенной речи легко исправит любой грамотный корректор, а вот с правкой стилистики и сюжетных построений, если в них присутствуют ошибки, поможет только очень высококвалифицированный редактор.

    По стилистике изложения: первый абзац слишком велик, и автор насытил его (и ещё пару следующих абзацев) вводным описанием сути происходящего и даже справочным материалом о том, кто является изобретателем одностороннего зеркального стекла в комнатах допросов. Получилась этакая вводная и несколько скучноватая «лекция», что всегда не слишком хорошо, т.к. подобная стилистика изложения, особенно, если используется в начале художественного текста, не увлекает читателя (особенно, читателя искушённого), а, наоборот, нагоняет тоску и создаёт опасность, что читатель тут и остановится.

    А ведь «лекционный» стиль продолжается и дальше по всему тексту: чуть ли не на каждой странице встречается какая-нибудь «мини-лекция». Взять хотя бы то, как описаны роботы или система отслеживания хакерских атак – или то, как Лиза вставляет себе контактную линзу, и т.д., и т.п. (хорошо, что в сюжете не было сцены с тем, как Лиза пошла в туалет). Прошу прощения, но в ХУДОЖЕСТВЕННЫХ текстах ТАК не делают – не описывают каждую ерунду, а если хотят что-то объяснить, то поступают намного тоньше, используя опосредованные описания и т.п. приёмы. Когда автор тупо-линейно начинает описывать принципы работы каких-то механизмов, устройства общества, какие-то рутинные действия персонажей, то ничего кроме скуки у читателя это не может вызвать.

    Или взять описания «репульсорных» двигателей и термоядерных реакторов: тут уже началось совершенно удручающее изложение «технических» вопросов. Да и утверждение о том, что оружие на основе ТЕРМОЯДЕРНОГО реактора – пусть и «миниреактора»! – призвано «не уничтожить противника, а лишь нанести ему минимальный урон», чисто по технической логике просто не выдерживает никакой критики. Тем более, что далее по тексту выстрелы из таких пистолетов крушат головы роботам и видеокамеры под потолком – хорошенькое «останавливающее» оружие! Автор явно забывает то, что пишет ранее.

    Скажем, для юмористического рассказа подобные пассажи вполне могли бы пройти, т.к. юмор сам по себе часто – готеск, и логические и научно-технические «допуски» в юмористических или сатирических произведениях имеют широчайшие пределы допусков. Но в НФ-произведении научно-техническая логика – это во многом базис самого сюжета, и недопустимо писать явную нелепицу, прикрывая её разными якобы «яркими» научно-техническими «терминами». Когда автор пишет подобное, сразу становится понятно, что какое-то количество терминов он выучил, а вот суть их понимает не слишком хорошо, если вообще понимает.

    Идея про контактную линзу – миниатюрный хакерский компьютер весьма интересна сама по себе, но автор никак не объясняет, каким образом передаётся с этого «компьютера» аж поток информации? Ну да, направили взгляд – а дальше-то что? Каким образом через видеокамеру, направленную на компьютер (на любой компьютер, как утверждается!), в этот компьютер может попадать «поток информации с вирусом»? Что является носителем такой информации? Электромагнитные волны системы Wi-Fi или Bluetooth? Луч света? Что? При чём тут тогда видеокамера, которая является не источником сигнала, а лишь приёмником? Странно, но в данном случае мы не имеем мини-лекции на эту темы – а вот тут-то очень бы хотелось её послушать (видимо, автор не смог придумать никакого внятного объяснения).

    Присутствуют и чисто «киношные» клише, сродни тем, когда какой-нибудь терминатор (вспоминаем одноимённые фильмы) – машина, исходно заточенная на убийство, начинает избивать героя, многократно швыряя его об стены, шкафы и т.д., вместо того, чтобы просто свернуть ему шею, что было бы наиболее рационально для МАШИНЫ (ведь желание поизмываться над противников – чисто человеческое желание). Примерно то же самое можно сказать вот об этом эпизоде у автора: «…Д2 принялся в свою очередь медленными шагами мерить комнату допроса…». Но Д2 – робот, механизм для предварительного анализа данных допроса преступников, он даже не андроид (полностью человекообразный робот) – для чего ему иметь столь человеческую черту, как расхаживание по комнате как бы «в раздумьях»? (И как робот мог бы ошибиться, четверг сегодня или пятница?! Просто нонсенс!)

    Прошу прощения, но выглядят подобные сюжетные построения смешным гротеском: как уже было сказано, для юмористического произведения это было бы вполне допустимо, а вот для «серьёзной НФ» выглядит какими-то примитивными штампами. Вообще многие фразы из текста наводят на мысли о том, что автор слишком много смотрел штампованных боевиков и детективов: фразы целиком из подобных киношек. Как и описания роботов с пистолетами на бёдрах – а зачем они роботам?! Куда рациональнее сделать оружие, встроенное, скажем, в руку робота, чем вешать ему кобуру на пояс. Снова имеем плохой киношный штамп. Кстати, как и фраза: «Нажал курок своего пистолета» – это вообще «классика» ляпов: курок не «нажимают», а «взводят». Нажимают на «спусковой крючок» оружия. Если пишешь боевик, стоит подучить мат.часть, как говорится.

    А для кого, кстати, сделано пояснение перед текстом о клавише «delete»? Мне кажется, что в наши дни значение этого слова знает каждый, кроме, разве что очень пожилых людей, но эта категория читателей вряд ли является целевой аудиторией этого рассказа (да и пожилые люди сегодня в большом числе пользуются компьютерами).

    Кроме того, автор по всему тексту злоупотребляет словами-паразитами, к которым, прежде всего, относится модальный глагол «быть» в разных своих вариантах. Это видно в том же первом абзаце, где разные «был-была-было» встречается аж 7 раз. «Быть» и его производные можно заменять словами типа «иметь», «находиться» и т.д., и т.п. – русский язык даёт широчайшие возможности описания предметов и ситуаций, и если автор не использует такие возможности родного языка, то либо он пока неопытен, либо просто у него нет чувства этого языка. Так бывает, скажем, с музыкальным слухом: не у всех он есть, в принципе.

    Увы, повторы имеют место и далее, и не только со словом «был». Между тем, в русском языке достаточно синонимов или подходящих речевых оборотов, чтобы не нагружать текст словами паразитами, да и вообще избегать повторов одинаковых, однокоренных или просто сходно звучащих слов в тексте слишком близко друг к другу. Кроме того, автор явно злоупотребляет в тексте и личными местоимениями, и отместоимёнными прилагательными (слова типа «её», «его», «свой» и т.д, и т.п..). А беда в том, что очень часто эти местоимения, даже не будучи повторёнными несколько раз подряд, являются элементарно лишними словами-паразитами (в случаях, когда и без подобных уточнений понятно, что там чьё и т.п.).

    Или, например, постоянное использование местоимений «он», «она» и «они» подряд вместо того чтобы разбавлять это однообразие именами героев или каким-то подходящими синонимами или речевыми оборотами. Так же плохи любые ненужные уточнения. Например, когда автор пишет про «стикеры с пометками, сделанными почерком героини», то это явное ненужное уточнение, просто засоряющее текст. Ну или, например, фраза: «…Лиза воспользовалась компьютерной мышкой, навела стрелочку на слово «Начать»» (кстати, после слова «Лиза» пропущена запятая) – Ну скажите, пожалуйста, какая была необходимость пояснять, что Лиза воспользовалась «мышкой»?! Разве может быть кому-то непонятно, как она навела курсор на нужное место на мониторе? (И даже если монитор у Лизы был сенсорный, то пояснения о том, что он, скажем, использовала палец, всё равно излишнее).

    Перед нами ещё масса подобных ненужностей. Увы, текст с подобными повторами или ненужными уточнениями (типа «надел свой пиджак» и т.п.), даже если он хорош сюжетно, выглядит всегда, к сожалению, убого и примитивно в литературном отношении, поскольку кажется, что автор считает своих потенциальных читателей недоумками, которым необходимо пояснять каждую мелочь. Всегда стоит помнить фразу классика о том, что в тексте словам должно быть тесно, а мыслям – просторно, а не наоборот!

    Так же автор допускает и не слишком хорошие (очень мягко говоря) стилистические обороты, например: «…Из зеркала на неё смотрело милое лицо. На нём был слегка заострённый подбородок, зелёные глаза…» – «На лице был нос и глаза»?! – согласитесь, фраза корявая, так по-русски в художественном тексте просто не говорят (и, кстати, тогда уж не «был», а «были»).

    В общем, стилистическое состояние текста (плохая стилистика изложения и немалое число стилистических ляпов) говорит, скорее всего, о том, что автор имеет слишком мало опыта в написании художественных текстов. Дело в том, что все типы стилистических огрехов, которые я упоминал, являются типичными ошибками авторов-новичков. К тому же многие современные авторы, не зная материала, начинают строить сюжетные картины на основе виденных фильмов, что приводит к массированному использованию глупых киношных штампов. Так что новичкам следует критически относиться к написанному, консультироваться с знающими людьми и многому учиться.

    Что касается самого сюжета, то это тоже примитивный киношный «римейк» про дядьку-плохиша (в данном случае – полицейского) и месть ему со стороны обиженной девочки или мальчика. Ох, сколько такого «кина» уж выплеснуто на экраны (правда, среди подобных вещей были и талантливые – например, «Счастливое число Слевина», но их совсем немного). Описания прорыва Лизы из комнаты допросов тоже сделаны очень неуклюже и местами нелогично (советую автору перечитать текст: каким образом Давид, которому приказали наблюдать за допросом, оказался не в комнате наблюдения за зеркалом, а пришёл туда уже позже Лизы, пробившейся через зеркало?! То есть налицо ещё и явные нестыковки «сюжетной логики», а сам сюжет сделан на сплошных клише, причём клише очень примитивных.

    Добавим сюда ещё и слабую стилистику текста – в общем, всё плохо. И если подобные тексты выдаёт уже не новичок в литературной работе, то стоит серьёзно подумать, нужно вообще ли ТАК писать? Ну, может быть, писать и можно, если очень уж хочется, но тогда надо понимать, что если ты собираешься выносить свои тексты на широкую публику, то, чтобы не выглядеть не слишком хорошо, требуется пропускать эти тексты через хорошего редактора (а для начала – через рецензента).

    В заключение хочу пояснить: я довольно жёстко указал на недостатки текста, режущие глаз, совсем не для того, чтобы обидеть автора, а для того, чтобы автор понял: литературное творчество не должно быть низкосортной халтурой. Это большая и серьёзная работа, и для того, чтобы создать действительно интересное и качественное во всех смыслах произведение, мало уметь относительно верно складывать буквы в слова и предложения – требуется ещё обладать элементарным художественным вкусом, чтобы понимать, насколько стоящим получается текст, выползающий из-под твоего пера. А для авторов, пробующих себя особенно в жанре НФ, требуется иметь ещё и немалый уровень общей эрудиции, чтобы не городить чисто научно-технических нелепиц. И, безусловно, нужно уметь извлекать из объективной критики всё полезное для своей дальнейшей работы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru