Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Гоман В. – Polarstern – 83

Лезвие блеснуло в холодном свете белого солнца.

Анна вздрогнула. Палец сам вжался в курок…

Щёлк! Не сработало.

-Забыла, что мы севере? Ничему… ничему тебя Игнат не научил! – продолжал издеваться Владимир, играя ножом. –Огнестрел в таких условиях… ненадёжная штука… Но со снегоходами ты… лихо, лихо конечно…

-Ты думал, героем станешь, да? – прохрипела Анна. Она заметно слабела. – Ты очень ошибся… Мы все здесь подохнем…

«Мы все здесь подохнем», - эхом отозвался в голове голос Бориса.

-Предательница… - Владимир крепче сжал рукоять ножа.

Очень некстати, в голове снова зазвучала музыка, которая жутко мешала соображать.

Никакой логики, никаких закономерностей – сплошные эмоции. Страх, гнев, раздражение… Всё обращалось в одну противную ненависть – к Анне, к научной базе, к проклятому месту, куда его занесли амбиции… в конце концов, к самому себе! Парня затрясло.

-Тебе не хватило дозы вируса, думал, что крепче остальных?.. Неееет… И я тоже, туда же… А ты, герой-то наш… Кто поверит сумасшедшему?.. Ха-ха-а… - хохотала Анна, всё тише и тише.

Бросив бесполезный пистолет, она сдавила левый бок, куда попала пуля. Кровь закапала сильнее.

Пересиливая боль, девушка прижала к груди рюкзак. Она уже тронулась. Её обманули.

Владимир – тоже тронутый. Впрочем, какая уже разница…

Руки сами отпустили рюкзак.

«Всё равно… всё равно… всё равно…» - монотонно бубнили голоса в голове, издевательски озвучивая мысли.

Пошатываясь, девушка отступала назад, к самому краю утёса.

-Любимая, ты умрешь за меня? – снова раздалось в голове.

-Да, любимый… - прошептала девушка посиневшими губами и упала спиной вперед.

 

Владимир, прихватив заодно пожитки Анны, помчался к жилым корпусам. Ветер шелестел едва слышно, по снегу ступалось легче, не говоря уже о значительных улучшениях общей видимости.

Парень боролся с музыкой в голове. Спасительная мысль о правде и справедливости на время приглушала неуместные звуки.

Он успел всё рассказать в жилом корпусе.

Комната до отказа забилась людьми. Потом, Леонид Евгеньевич отметил, что «парню, мол, и так дурно, тут ещё толпа такая, да и от духоты, все сваримся тут».

Большая часть размытых лиц ретировалась. Осталась пара врачей, профессор и Лена с парой подружек, кажется.

Парня охватило сильное волнение. Духота давила. Дышать становилось сложнее.

Он говорил искренне и, несмотря на бурление эмоций - весьма последовательно. К тому же, он ведь успел прихватить кое-какие документы с «Воронки». Володе поверили.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru