Рейтинг@Mail.ru
«Фантастика патриотизма» — Конкурс фантастического рассказа

Соло для адского котла

АСЛАН

Мне бы воли глоток! Мне бы воли, чтобы вернуться в свое тело! Смотреть на свое лицо только в зеркале и не видеть, как я, Аслан Расхадов, приближаюсь в толпе к себе же, только в чужом теле - теле Лены. Духота, суета, зашкаливает пульс утреннего мегаполиса. Я нащупываю кнопку на поясе: чьи-то рассветы и закаты, чей-то любовный шепот и счастливую улыбку. Я - орудие Всевышнего! Аллах суров, но справедлив! Он милует тех, кто вершит волю его. Бисмилла! Мои гурии кокетливо улыбаются с райских облаков.

И вот я в теле Лены. Навстречу мне идет человек в просторной куртке. Небритое лицо, воспаленные, пустые глаза. Это человек - я сам. Суетливые паучки нехорошего предчувствия пробегают по сердцу. Что-то не так с этим парнем! Зачем ему такая куртка в майскую теплынь? Я, Лена, сжимаю в руках пакеты с пенно-кружевным свадебным приданым. Пытаюсь бежать, но высокие каблуки свадебных туфель предательски скользят. Вот дурочка! Кто же разнашивает свадебную обувь в метро! А все подруги виноваты с их «ценными» советами походить по улице в свадебных туфлях, чтобы на самом главном торжестве в жизни не выглядеть, как корова на льду.

Падаю на пол, прячусь за колонной. Парень с небритым лицом нащупывает что-то на поясе. Кнопка взрывного устройства! Сейчас горячая волна накроет все вокруг. Нужно закричать, предупредить окружающих, но горло перехватывает спазм. А в голове крутится дурацкая мысль: «Антон, Тон, Тошенька - мой жених ждет меня в кондитерской, чтобы выбрать свадебный торт. Хотя ему все равно: белый шоколад или бежевая карамель. Он даже не понимает, как это важно, чтобы цвет торта гармонировал с платьем. Бедный мой! Что же с ним будет, когда ему сообщат, что меня больше нет?»

Господи, я совсем запутался! Я - не Лена, Я - Аслан! Или...

ТОН

Антон Свешников, Тон, сжал кулаки, наблюдая, как в комнате за стеклом скорчился в луже мочи Аслан Расхадов, окутанный проводами. Провода соединяли шлем на голове Аслана и компьютер. Меч, Игорь Мечников, исполнитель, загасил окурок, извлек из матрикс-накопителя карточку Расхадова и положил ее в карман. Потом он вошел в комнату за стеклом, отключил Аслана от аппаратуры, взвалил на плечи и понес в душ. По закону исполнители обязаны были омывать осужденных, но многие пренебрегали этой обязанностью. Меч же соблюдал ее неукоснительно, считая, что и к Богу и к Дьяволу человек должен приходить чистым. Тон не спорил с Мечом. Они дружили с детства. Благодаря этой дружбе Тон смог попасть на Процедуру, хотя присутствие родственников пострадавших категорически запрещалось.

Ленка. Тон называл жену именно так, хотя она этого терпеть не могла. Но она не была Ленусиком, Леночкой, Елкой, и Еленой. Она была именно Ленкой. Родной и надежной, женой, другом и «своим пацаном». Он мог слушать ее болтовню бесконечно, не вникая в суть, как слушают радио. Просто любуясь блеском ее карих глаза, когда она жарила


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru