Рейтинг@Mail.ru
Родник Рустама

1962 01 январь

Родник Рустама

Автор: Алдан-Семёнов Андрей

читать

Родник выбивался из-под скалы. Над ним нависали ветви смородины. Спелые ягоды осыпались в родник. Куропатка на лету подхватывала их.
В маленьком мирке у родника тихо и сыро. Если бы куропатка была наблюдательной, она бы увидела, что над родником спит медведь, а вверх по сопке, раздвигая заросли стланика, поднимается человек. Но куропатка обклевывала ягоды и ничего не замечала. Вот птица промахнулась, и смородинка нырнула в родник. Куропатка покосилась на воду, но ягодка бесследно исчезала. Зато под кустом в песке мерцала другая. Куропатка проглотила ее.
В это время медведь проснулся и потянул носом; легкий ветер дул из лощины, зверь не чувствовал опасности.
Он спустился к роднику и стал пить. Пил долго. Потом встал на задние лапы, передними захватил куст смородины, выдернул его с корнями и кинул в родник.
Желтые и крупные, как фасоль, самородки брызнули из-под корней смородины и запутались в густой шерсти зверя.
И вдруг медведь почувствовал запах человека. Шерсть на загривке поднялась...
Рустам Гафури спускался с сопки, отсчитывая шаги: восемь, девять, десять. На десятом он присел корточки, отложил в сторону ружье и маленьким скребком выгреб землю из-под замшелой сланцевой глыбы. Глыба еще в доисторические времена раскололась на тонкие пластинки, и они стояли вертикально, ≪щеткой≫. Сланцевые ≪щетки≫ всегда волновали геолога: в них нередко находили золото. На этот раз в ≪щетке≫ не было признаков металла.- Геолог поднялся и снова стал отсчитывать шаги: раз, два, три... На десятом опять присел на корточки, разгреб ягель. Показался вечный лед.
— Пустота! — сказал себе Гафури.— Айда, пошли дальше!
Он шел не по прямой, а по кривой линии, и путь его образовывал довольно точную дугу с севера на юг, с вершиной дуги на западе.
Гафури вышел на берег ключа, весело перебирающего камешки, вымыл холодной водой лицо, вытер золотистую бородку. Его глаза от ключевой воды стали еще синее и глубже.
— Безымянный ключ! Какое же тебе дать имя?
Из зарослей смородины выпорхнула куропатка. Гафури выстрелил. Куропатка забилась на камнях.
Эхо еще ухало по распадку, когда с восточной стороны сопки вдруг раздались два выстрела. Геолог подождал, пока не умрет эхо, и ответил тоже двумя выстрелами. Потом поднял куропатку, покачал ее на ладони:
— А назову-ка я ключ ≪Куропаткой≫. Очень даже хорошее имя!
Гафури взял несколько проб на ключе. Ему захотелось подняться вверх на сопку. Может быть, в истоке ключа будут лучшие пробы? Но потом подумал:
≪Я иду по определенному маршруту. Не сейчас, так позже подойду к верховьям ключа...≫
И он направился вниз.
Неожиданно в вечернем воздухе ударил выстрел. Гафури ответил двумя выстрелами. Раздался еще выстрел. Гафури стремительно побежал на восточную сторону сопки.
...Антон Зайкин с досадой кинул на землю лоток с ничтожными крупинками золота на дне и выругался:
— Черт его знает, где тут искать! Правы все-таки старатели. Поиски золот а— карточная игра... Пофартит — выиграл, не пофартит — зря время убил. Никакой расчет здесь не поможет...
Он посмотрел на сопку и представил свой маршрут через скалы. Маршрут шел полукольцом с юга на север, и вершина его дуги была на востоке.
Зайкин отсчитал десять шагов и присел в густом стланике. Чтобы лучше работать, он прислонил ружье к кусту и стал осторожно разгребать землю.
Раньше у Зайкина не было системы в поисках. Он нетерпеливо метался из распадка в распадок, с ключа на ключ. Ему хотелось побыстрее найти богатое золото, и поэтому он нередко бросал поиски в тех местах, которые потом приобретали на Севере легендарную славу.
Сейчас ему ≪навязали≫ новую систему поисков. По этой системе он брал пробы через каждые десять шагов, и маршрут его представлял замкнутое кольцо. На западной стороне кольца работал Рустам Гафури. Они шли по кругу и должны были встретиться в определенной точке.
— Мать моя, мамочка!— сказал Антон, насыпая грунт в лоток.— Как надоели эти дурацкие пробы!
Он приподнялся с колен и почувствовал за спиной тяжелое сопение: медведь недоуменно рассматривал его. Геолог схватил ружье. Медведь попятился и встал на дыбы. Антон выстрелил. Зверь рванулся к нему. Зайкин выстрелил еще раз. И тотчас же услышал два выстрела с западной стороны сопки.
≪Что случилось?≫— спрашивал Гафури.
Пришлось перезарядить ружье и дать еще два выстрела, сигнальных: ≪Не волнуйся, все в порядке≫.
— Что, отгулялся, разбойник? То-то и оно-то!
И, вытащив охотничий нож, Зайкин стал свежевать зверя.
Из зарослей стланика появился Гафури:
— Ого! Я нес на жаркое куропатку, а у тебя медведь.
Через минуту пылал костер, милый человеческому сердцу на севере даже в июльские дни. Гафури присел у костра и стал ощипывать куропатку.
— Мать моя мамочка! Смотри-ка, Рустам, что в медвежьей шерсти запуталось!— Зайкин протянул похожий на фасолинку самородок.
— Золотое руно!— расхохотался Гафури, приподнимаясь от костра.
— Золото рассыпное. Весь вопрос в том, откуда пришел медведь? Если он живет здесь, значит, здесь и золото. А если он явился из тайги, то мы только зря теряем время на этой сопке.
— Но признаки металла в пробах все- таки есть.
— Признаки! Нам нужно золото, а не признаки.
— Где бы ни укрывалось золото, мы пересечем его месторождение но первым, так десятым кольцом. С каждым новым маршрутом мы суживаем пределы поисков. И потом мы еще будем брать пробы в квадратах между кольцами.
— Кольца, квадраты! Все это напрасная трата сил. Если вот здесь,—Антон ковырнул сапогом землю,  золота нет, то кричи не кричи —бесполезно. Медведь валялся на самородках, надо искать это место.
—Если он валялся где-то здесь, мы по очередному кольцу подойдем к этому месту.
—В тебе нет страсти, Рустам! Ты — человек с арифмометром вместо сердца.
—У меня есть уверенность. И, кроме того, надо уметь обобщать факты.
—Золото на медведе —факт?
—Да.
—Обобщи его!
—Пока не могу.
—То-то! Если бы я искал золото, где хотел, я бы нашел, но ты придушил меня своей дурацкой системой.
—Это не моя система, Антон. Это система наших геологов.
Гафури внимательно осмотрел медвежьи лапы. Между когтями застрял смородиновый лист. Он вытащил его и растер между пальцами. Потом опять занялся куропаткой.
Солнце обволакивала пепельная дымка. Вершины сопок потускнели. Где-то горела тайга, и дым от пожара рассеивался по горам.
—Анггов, иди-ка сюда.
—Зачем?
—Иди, иди... Смотри!- Гафури протянул распластанный зоб куропатки.
— Н-да... Золотая куропатка дешевле, конечно, золотого медведя. А сколько в зобу черной смородины! Видно, она и золотинку приняла за ягоду. Вот еще один факт для твоих обобщений, Рустам.
— Верно.
Они пообедали. Куропатка пахла ягодой и травами, медведь —рыбой. После обеда легли отдыхать. Антон шумно подышал и захрапел. Гафури сосредоточенно смотрел в пепельное небо.
Солнце уже склонилось на запад, когда Гафури разбудил товарища.
—Антон, из этой сопки вытекает ключ, который я назвал ≪Куропаткой≫. Иди на ключ, поднимись вверх: по его течению и разыщи заросли смородины.
—Это зачем же, Рустам?
—Осмотри хорошенько. Исследуй и ключ, возьми пробы в его бортах. Словом, там должна быть богатая россыпь...
— Почему ты в этом уверен?
—Я обобщил факты. Давеча я обратил внимание на то, что между когтями медведя застрял смородиновый лист. Медвежьи лапы были мокрые. Медведь купался в ручье, а потом решил полакомиться смородиной, в корнях которой было золото. Куропатка была на том же месте, клевала ягоды; потом обнаружила золотинку, приняла за смородинку и проглотила. Я убил ее через полчаса после того, как она улетела с ручья.
—Откуда такая точность?
—Ягоды куропатка не успела переварить. Помнишь, они в зобу были совсем свежими. Ты убил медведя немного позже. Значит, медведь не мсг прийти издалека. Если бы он шел издалека, шерсть бы высохла и золотикки высыпались. Я уверен, россыпь там...
— Мать моя мамочка! Так почему ты посылаешь меня, а не идешь сам?
—Вторым кольцевым маршрутом мы пересечем ключ в том месте, где растет смородина. Значит, рано или поздно мы обнаружим месторождение. Но я, владея системой, исследую весь квадрат сопки и буду знать точно, каковы здесь запасы металла. А ты? Ты —пенкосниматель, правда золотой, но пенкосниматель. Иди, наслаждайся!
Антон пошел на сопку.
...Родник выбивался из-под скалы. Куст смородины торчал в воде вверх корнями. Антон взял первую пробу, и, когда отбил пески, со дна лотка ударил жирный свет маленьких самородков.
—Вот это да!—торжествующе вскрикнул Зайкин.—Но что за глупое название у ключа —≪Куропатка≫? Я дам ему новое название —≪Родник Рустама≫!

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru