Рейтинг@Mail.ru
Родные Ильича на Урале

1963 04 апрель

Родные Ильича на Урале

Автор: Артамонов А.

читать

Началось это в июле прошлого года. Просмотрел я свежий номер «Комсомольской правды» и на последней странице, где газета открыла конкурс на лучшую находку года, увидел маленькую заметку. В ней говорилось, что в стране ведутся поиски материалов о людях, хорошо знавших Владимира Ильича Ленина. И здесь же автор заметки Григорий Хаит сообщал, что в 80— 90 годах прошлого века жила в нашем городе — в Ижевске семья Грачевских, родственников Ильича. У них останавливалась мать Ленина, Мария Александровна Ульянова. Как бы между прочим «Комсомольская правда» упомянула, что Грачевские имели свою библиотеку.
Вот это неожиданность! Ведь не историки, ни краеведческий музей Удмуртии не имели ни каких материалов о таком интересном событии. Я сразу же решил: буду искать! Вполне возможно, что в городе есть еще Грачевские, у которых, может быть, сохранились письма или фотографии, связанные с именем Ленина, с его семьей. Каждый такой документ — бесценная находка для истории, тем более для Удмуртии.

Встречи с Грачевскими
Грачевские жили когда-то напротив Соборной площади. На месте собора уже десятки лет красуется памятник жертвам революции. Рядом — прекрасное здание 22-й школы.
Искать на улице Карла Маркса дом Грачевских уже бессмысленно: восемьдесят лет в наше время — целая вечность. Но где-то должна быть зацепка? Ведь люди-то из большой семьи могли остаться? Обратился в адресное бюро.
Заведующая, узнав о цели поисков, минут через пять вернулась с бумажкой.
— Есть одна. Но та ли? Грачевская Пелагея Васильевна... Год рождения — 1889.
...Внешний вид дома на Онежской улице мало что мог сказать. Фотографии в комнате тоже ничем не напоминали о близости к Ульяновым. И только случайно бросившаяся в глаза деталь — листки из старой латинской книги — заставила насторожиться. Вдруг они из той библиотеки, о которой напомнила «Комсомольская правда»?
Разговор с Пелагеей Васильевной был недолгим, и о радостным. Семидесятитрехлетияя женщина сохранила прекрасную память. Да и во многом помогли ей уцелевшие документы.
Оказывается, Геннадий Иванович Грачевский, о котором шла речь в заметке, был свекром Пелагеи Васильевны. Длительное время он служил городским нотариусом. Пользовался всеобщим уважением. Но по своему характеру был человеком грозным и непреклонным. Пелагее Васильевне это запомнилось особенно хорошо, потому что Сергей Геннадьевич, сын Грачевского, помимо воли своего родителя женился на ней, бедной дочери мастера Ижевского завода и был проклят отцом. Всего два раза заходила Пелагея Васильевна в дом свекра. Вся ее жизнь прошла в труде и заботах. Муж, не получив образования, много работал. В 1948 году он скончался. К этому времени Пелагея Васильевна осталась последней из семьи Грачевских, носящей эту фамилию, потому что единственная дочь Геннадия Ивановича, А лександ ра Геннадьевна, выйдя замуж, стала Бехтеревой.
Знает ли Пелагея Васильевна, что Грачевские — родственники Ильича? Вопрос был задан осторожно, не совсем прямо. Что-то припоминая, она ответила:
— Да. Я слышала об этом... Но объяснить, с какой стороны связь, вряд ли смогу. Уж очень много воды утекло... Может, Александра Геннадьевна что-то припомнит? Она ведь живет в Ижевске...
— Да?
— Давайте сходим к ней.
И вот мы листаем страницы старого альбома в доме Бехтеревых. Владимиру Константиновичу Бехтереву, бригадиру калибро-проволочного цеха Ижевского металлургического завода, уже 55 лет. Его жене чуть поменьше. А матери, вернее дочери Грачевского, — восемьдесят.
Годы отняли у Александры Геннадьевны зрение, хороший слух, возможность быстро двигаться. И самое обидное — не может дочь Грачевского вспомнить сейчас то, что так хотелось нам узнать. Несли б не фотографии, вряд ли наш разговор мог принести результат.
В альбоме сохранился портрет Марии Андреевны, двоюродной сестры Владимира Ильича Ленина.
У поминание об этой женщине я уже встречал в документах семьи Ульяновых. 15 июня 1900 года мать Ленина писала из Уфы своей дочери, что вместе с Надеждой Константиновной Крупской и ее матерью заходили к Грачевской, но не застали ее дома. Речь шла о Марии Андреевне, жене нотариуса Грачевского. И вполне понятно, почему следы привели сегодня именно туда, где могли оказаться новые документы о семье Ульяновых. Но их, к сожалению, мы не нашли. Владимир Константинович и его жена вспоминают , что у матери было немало писем и телеграмм от Анны Ильиничны и Марка Тимофеевича Елизаровых. Но несколько лет назад она уничтожила все эти бумаги, не подумав, что они еще могут кому-то понадобиться.
К сожалению, ни чего не знал Бехтерев ни о библиотеке Грачевских, ни о приезде сюда Марии Александровны Ульяновой.

Задача с неизвестными
Из дома Бехтеревых я унес несколько фотографий да адрес брата Владимира Константиновича. Этот человек живет сейчас в Можге, а много лет назад он бывал в московской квартире старшей дочери сестры Владимира Ильича — Анны Ильиничны Елизаровой. Он-то наверно знает о приезде в Ижевск Мари и Александровны?
Еду в Можгу, к еще одному внуку нотариуса Грачевского — Константину Константиновичу Бехтереву. Много лет его жизни связаны с Удмуртией. Фронтовик. С 1926 года — комсомолец, с февраля 1932 года — член КПСС. Сейчас тяжело болен. На пенсии.
Константин Константинович вспомнил библиотеку в доме Грачевских. В ней было много книг русских классиков, а еще больше — литературы юридической. Вспомнил он и Марию Андреевну, очень умную, приветливую женщину. Грачевские сравнительно долго жили в Уфе, в Казани. А эти города связаны с именем Владимира Ильича Ленина, Надежды Константиновны Крупской. Мария Андреевна умерла гораздо раньше своего мужа, сразу после окончания гражданской войны от тифа. А Геннадий Иванович долго работал членом коллегии защитников.
Рассказал Константин Константинович и о встрече с Елизаровыми. Она была очень недолгой. В 1933 году он получил партийное задание — провести инвентаризацию кулацких угодий в северных районах Удмуртии. Железной дороги в Балозино, Глазов, Пудем и Яр тогда еще не было. Отправляться на лошадях за 200— 230 километров рискованно, долго. И люди ездили сюда через Москву. По пути зашел Бехтеров к Елизаровым. Встретили его тепло, хорошо угостили.
— Скажите, Константин Константинович, а была ли в доме Грачевских Мария Александровна, мать Ленина?— осторожно спросил я о самом главном.
— В Ижевске?
— Да.
— По-моему, не могла быть. Я что-то об этом никогда не слышал... Хотя, может, в целях конспирации все это хранилось в тайне.
Что ж , это предположение вполне оправданно. Я еще раз внимательно осмотрел снимки, взятые в семье Бехтеревых. Вот один из них. Желтый, выгоревший от времени. Люди сидят за столом, пьют чай из самовара. Справа — нотариус Грачевский, вторая слева — его дочь Александра Геннадьевна. Еще одна женщина. Что-то есть у нее общее с матерью Ильича. Но она ли это?— сказать трудно.
Сзади висит цирковая афиша. Прочесть ее — значит, определить время. Пробую читать:
Есть, к счастью, в Ижевске историк Олег Владимирович Севрюков — прекрасный знаток цирка. Прочитав «китайскую азбуку» афиши, он сказал:
— Был такой владелец цирка — Коромыслов. В Ижевске он жил в начале этого века...
Что делать дальше?

Путь к истине
Еще раз просмотрел всю литературу о семье Ульяновых. Познакомился с романом Мариэтты Шагинян «Семья Ульяновых », со статьей Льва Кассиля и Макса Поляновского «Судьба малолетнего грамотея» , перерыл «Учительскую газету», «Советскую Россию», «Комсомольскую правду», Большую Советскую Энциклопедию. Нашел в «Уральском следопыте» интересные записки Григория Хаита «Родные Ленина на Урале». Но ни где ни слова о поездке в Ижевск.
Тогда решил найти автора заметки. Звоню в Москву, и тогда все становится на свое место.
Оказывается, есть письмо самой Марии Александровны о поездке в Ижевск к Грачевским. Оно ни где не печаталось и хранится в архиве института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Москве. Там и познакомился с ним Григорий Хаит. Прошу выслать копию письма.
В конце августа пришел долгожданный пакет: «...Направляем машинописную копию письма М. А . Ульяновой на имя Д . И. Ульянова от 26/V— 1912 года с сообщением о своем путешествии на пароходе из Ижовска в Самару. Другими письмами М . А . Ульяновой о ее поездке в Ижевск Центральный партийный архив не располагает».
А вот и сам о письмо.
«Феодосия Таврической губ. Рукавишниковская ул., дом .Мельникова Дмитрию Ильичу Ульянову.
Дорогой Митя, пишу тебе на пароходе, плывем по Каме, к ночи будем в Казани. Вчера выехала из Иж. завода. Там было очень хорошо, можно бы и больше пожить, но меня тянуло домой... Надо узнать об участи нашей птички, не вылетела ли из клетки... Сейчас холодно, сильный ветер, на Каме белячки. и пароход запаздывает. По Волге будет лучше, надеюсь, вообще же плыть очень хорошо, чувствуем себя прекрасно. В Самаре повидаемся с Марком, он телеграф., что пробудет там долго по делам службы. Виделись в Казани с Верет. оба сильно постарели. особенно Сашенька, и борода и волосы белые, надеется получить место уч. лат. яз. в гимназии, подал прошение... говорит, что выздоровел совсем... Тоне шлем поцелуй и привет. Карточка ее неудачна. выглядит лет на 10 старше. Крепко обнимаю тебя, дорогой мой. Будь здорова Аня шлет поклон. До свиданья.
Твоя Маша..
Мая 26».
Матери Ильича по душе пришелся Ижевск, добрым словом отозвалась она и о Каме. Но о какой «птичке» идет речь? Не поможет ли дата написания письма выяснить еще ряд деталей? Первое. Мария Александровна была в нашем городе 25 мая 1912 года. Это время, когда Владимир Ильич Ленин направил всю свою деятельность на закрепление результатов Пражской партийной конференции. Под его руководством вышел первый номер «Правды», разрабатывалась программа по национальному вопросу, осуществлялась помощь большевиков при работе в IV Государственной думе. Сам Ильич находился в это время в Париже и собирался переехать в Краков.
Старшая сестра Ленина работала в «Правде», Дмитрий Ильич осуществлял связь с центром большевистской партии, Надежда Константиновна Крупская находилась вместе с Ильичем и помогала ему практически наладить связь с партийными организациями России. О какой же «птичке» шла речь?
Еще и еще раз изучаю биографии Ульяновых. И вот, наконец, нашел. В мае 1911 года была арестована, оказывается, Мария Ильинична. Она вела революционную работу в Саратове и осенью была выслана на три года в Вологодскую губернию.

Вопрос остается открытым
Теперь оставалось выяснить: с какой целью приезжала в наш город Мария Александровна? Продолжать поиски тем же путем, что и раньше, было бессмысленно. Уж очень мало оставалось надежды на то, что найдутся в Удмуртии люди, знавшие о приезде Марии Александровны. Но, как говорится, попытка не пытка. И я решил выступить по телевидению. Рассказать обо всем и, главное,— найти товарищей, с чьей помощью легче шагать по неизвестным тропам...
К сожалению, результат оказался малоутешительным.
Что же делать теперь? Я поехал в Ленинград. Кажется, именно здесь должны были сосредоточиться все материалы о Марии Александровне. Но ни в одном из мемориальных музеев, ни в филиале Центрального музея В. И. Ленина не смогли мне даже перечислить маршруты Марии Александровны, связанные с революционной деятельностью ее детей. И, конечно, все только впервые слышали о поездке матери Ленина в Ижевск.
— Может, в Москве товарищи знают... Зайдите в Центральный музей.
Откровенно говоря, я уже мало надеялся на положительный результат. Но в Москву все-таки поехал.
Я не первый раз в этих стенах Центрального музея. Но теперь особенно внимательно осматриваю все, что связано с семьей Ильича. Встречаюсь с научными сотрудниками, изучающими дооктябрьский период. Они заинтересованы поисками, но, услышав мой вопрос, вынуждены лишь пожимать плечами.
— Не обижайтесь, не знаем.
Вопрос остается открытым.

Экзамен
Ответ нашелся совсем неожиданно просто. Люди, видимо, не забыли о той телевизионной передаче, в которой рассказывалось о начале поисков. И вот ко мне позвонила воспитатель школы-интерната № 2 Тамара Александровна Литвиненко. Она не знала, в какой стадии находится сейчас моя работа. Но предложила заехать.
— У нас большая радость. Старшие ребята занимаются изучением жизни и деятельности Ленина. Писали очень много писем в музеи и к людям, лично знавшим Владимира Ильича. Почта приходит сейчас богатая, очень интересная. Но нас по-настоящему тронула маленькая посылка из Саратова. Она оказалась от Георгия Яковлевича Лозгачева-Елизарова, приемного сына Анны Ильиничны и Марка Тимофеевича Елизаровых.
В посылке два экземпляра книжки «Незабываемое». Автор ее — сам Лозгачев-Елизаров. Издана только что в Саратове. На титульном листе убористым почерком выведена надпись: «Коллективу Ижевской школы-интерната № 2. С приветом от автора. Саратов, 8/Х— 1962 г.»
Автор рассказал в книге о встречах с Владимиром Ильичем Лениным, о жизни в семье Елизаровых, об удивительной скромности и простоте всего ленинского жизненного уклада. Много строк посвятил они приемной бабушке — Марии Александровне Ульяновой. Георгий Яковлевич обнародовал в своей книжке письма, которые помогают еще глубже понять образ этой удивительной женщины.
Пролился свет и на вопрос, который оставался в моих поисках открытым. Лозгачев-Елизаров подтвердил факт о том, что Мария Александровна была в Ижевске. Он пишет (на стр. 34 своей книги):
«Вскоре после освобождения из тюрьмы. в мае месяце, Анна Ильинична вместе с матерью совершила двухнедельную поездку на пароходе по Волге, побывав в Самаре, Казани и Ижевске, где они встречались со своими родственниками. Освеженные прогулкой и отдохнувшие после недавних волнений с обыском и арестами, обе они вернулись в начале июня в Саратов».
Мария Александровна увидела в Удмуртии что-то близкое, роднящее наш город с Поволжьем,— мостом, где прошла большая часть ее жизни и где родился человек, ставший известным всему миру,— Володя Ульянов.
Она часто вспоминала свою поездку в Ижевск и в последние годы своей жизни мечтала еще раз побывать в знакомых краях. Вот письма ее, написанные в год смерти Марии Ильиничне.
28 января 1916 г. «...Я и раньше говорила тебе, что хотелось бы мне покататься по Волге. на даче казалось скучно, однообразно мне. заезжала бы по дороге к родным, погостила бы у Марии Андреевны, где все удобства: и прекрасный лес. и луга, и купанье, и прочее...»
19 апреля. «Я чувствую себя плохо, хотя принимаю все. что прописал мне врач наш: одышка мучает меня, не могу дышать свободно, это мучительная вещь. На воздухе чувствую себя лучше. но ходить много не могу. Не дождусь, когда поедем по Волге, тогда буду чувствовать себя лучше, но Марк говорит, что раньше как около половины мая не может ехать, надо потерпеть...»
Это было одно из последних писем матери Ленина. Мечта о поездке по родной Волге так и не сбылась. Силы уже угасали. Большое путешествие становилось в тягость.
В мае, когда Марк Тимофеевич думал выбраться с Марией Александровной в поездку, рождались вот эти строки:
«Солнце светит ярко сегодня, но я не собираюсь погулять, подожду тебя, родная моя. пойду уж с тобой, а сейчас легла опять.
Расцелую тебя крепко, милая. дорогая моя! До скорого свидания!»
Это было последнее письмо Марии Александровны.

• • •
Вот и раскрылась тайна маленькой заметки. Поиски мои подошли к концу. Но,  кто знает, может, найдутся еще люди, знавшие о приезде Марии Александровны. Тогда история эта станет богаче, полней, интересней.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru