Рейтинг@Mail.ru
Волшебные звуки банжо

1964 03 март

Волшебные звуки банжо

Автор: Левант Я.

читать

— Здесь,— указал Карлос на темную воду за бортом.— Вот здесь. Очень хорошее... место.
Говорил он, запинаясь, не без труда подбирая русские слова, но избегал перехода на английский, которым все трое владели не так уж плохо.
— Надо ждать... осень. Тогда хорошо, очень хорошо ловить... конгрио.
— Конгрио — по-испански угорь, — перевела Галя.
— Угорь, угорь,— радостно повторил Карлос, и Виктор, глядя на него, тоже невольно заулыбался.
Катер обогнул нависшую над морем скалу, и открылась бухточка. Отливающая перламутром водяная гладь, узенькая, снежно-белая оторочка прибоя, за ней — желтизна песков и темная зелень широколистных пальм. А над всем этим синее, без единого облачка небо.
— Чудный уголок,— сказала Галя.— И совсем пустынный.
— Похоже, что нет,— возразил Виктор, вопросительно взглянув на рулевого.
Карлос только присвистнул и покосился на автомат, лежавший на палубе, у ног.
На берегу, среди полузасыпанных песком базальтовых обломков темнела лодка. Двое мужчин в широкополых шляпах разглядывали приближающийся катерок.
— Что-нибудь не так? — осведомился Виктор. Он сидел верхом на своей «Акуле», занимавшей почти всю палубу крохотного суденышка. Галя, устроившаяся на носу, обменялась с ним тревожным взглядом.
Карлос не ответил. Придвинув ногой автомат, он решительно довернул штурвал и повел катер прямо на лодку незнакомцев.
— Хелло, Карлос! — приветливо улыбнулся один из них, черноусый красавец в короткой нарядной курточке и широкополой соломенной шляпе. Второй, краснолицый, приземистый толстяк, одет был гораздо проще — в мешковатый холщовый костюм, какие носят на Кубе грузчики и рыбаки. Только шляпа его была новенькая, точно такая же, как и на стройном кабальеро.
Карлос выключил мотор. Катерок с разбега уткнулся в берег и закачался на разведенной им волне.
Минуту все молчали, настороженно приглядываясь друг к другу. Первым заговорил молодой незнакомец. Продолжая улыбаться приветливо и непринужденно, он сказал несколько слов на звонком испанском языке.
— И я не ожидал вас встретить здесь, Рамос Кандидо,— Карлос произнес это по-английски, чтобы речь была понятна товарищам.
Однако кабальеро продолжал упорно сыпать испанскими словами, картинно жестикулируя и сверкая ослепительной улыбкой. Вот рука его вытянулась по направлению к «Акуле», на которой все еще восседал Виктор. В последней фразе прозвучал вопрос.
— Новый аппарат для подводныхсъемок,— по-прежнему по-английски ответил Карлос, и Виктор в душе одобрил осторожность юного кубинца. Оптическое устройство, смонтированное на носу «Акулы», делало такое объяснение вполне правдоподобным.
Рамос кивнул, в последний раз сверкнув ослепительными зубами. Видимо, любопытство его было удовлетворено. Он что-то негромко сказал напарнику, и они быстро собрали расправленную на песке снасть. Погрузив ее в лодку, Рамос Кандидо снова обернулся к Карлосу. Казалось, он хотел еще о чем-то спросить, но колебался.
Наконец решился.
— Благодарю вас,— выслушав его, вежливо ответил Карлос.— Все идет великолепно. Члены кооператива рассчитывают собрать рекордный урожай тростника.
Рамос больше не произнес ни слова. Вместе с краснолицым толстяком он подхватил лодку, стаскивая ее с отмели.
Когда моторный рыбацкий бот поравнялся с катером, Виктор заглянул в него. Лодка была почти пуста. Мачта со свернутым парусом лежала на дне. Гарпун, несколько мотков прочной бечевы для ловли крупной рыбы, балластные камни— вот и весь груз. Из-под кормовой банки выглядывал ящик с пивом, а на носу лежали туристский радиоприемник и портативная кинокамера.
— Аста маньяна, сеньорес! — галантно приподнял шляпу кабальеро.
Толстяк запустил подвесной мотор.
— Это ваш друг, Карлос? — спросила Галя, провожая взглядом удаляющуюся лодку.
— Друг? Нет, нет. Просто... пейзано. Как это сказать?.. Земляк. Сосед...
Лодка огибала уже базальтовую скалу. Нарядный кабальеро приподнялся на корме и помахал на прощание своей широкополой шляпой.
— Какой-то странный,— заметил Виктор.— Он больше не вернется?
— Понимаешь, Карлос, — объяснила Галя,— у нашей «Акулы» очень чуткие уши. Они будут впитывать живые звуки моря. Шум винта, даже на расстоянии нескольких миль, все заглушит.
— Понимаю, — ответил кубинец. — Они ушли...
Он поискал нужное русское слово, но, не найдя его, коротко заключил:
— Порядок.
Галя и Виктор с улыбкой переглянулись. Они уже знали, что это универсальное словечко Карлос позаимствовал у своего учителя, бывшего танкиста, когда  изучал тракторное дело в далеких Кубанских степях.
— Порядок,— еще раз повторил Карлос и тоже заулыбался.
Облюбовав себе местечко под пальмами, в сотне шагов от линии прибоя, молодые ученые и Карлос приступили к выгрузке.
Когда нехитрое снаряжение было аккуратно сложено, Виктор бросил нетерпеливый взгляд на «Акулу».
— Приступим?
— Вы пойдете с нами, Карлос? — спросила Галя.
Было видно, что юноша борется с искушением.
— Нет,— наконец сказал он, поправив на плече автомат.— Этот раз нет. Спасибо.
Оглянувшись, он указал на выступающую в море базальтовую скалу, ту, что огибали они перед входом в бухту. С этой стороны скала напоминала зубчатую башню замка. Цепочка неровных камней лесенкой тянулась к ее вершине.
— Я буду там.
Галя достала из тюка со снаряжением две маски и ласты, Виктор проверил акваланги. Переодевшись, укрепив на спине баллоны, они приподняли «Акулу» в гнездах. Большущий, добрых шесть метров в длину, рыбообразный аппарат был удивительно легок.
— Раз... Два... Три!
«Акула», перемахнув низенький фальшборт катера, плюхнулась на воду, окатив их брызгами. Виктор пристегнул ласты и прыгнул следом.
— Мы обращаемся с ней слишком грубо,— заметила Галя.— Ты не опасаешься за механизмы?
— «Акула» не боится ничего,— заверил Виктор. По пояс в воде, он неуклюже переступал ластами, подбираясь к кормовой части, где находилось управление.— Не забывай, кто ее монтировал!
— Как же! Главный конструктор, лично, — рассмеялась Галя. — Между прочим, удивительно скромный человек!
Она осторожно спустилась с катера: вода доходила до шеи. Прямо на нее смотрело плоское, скошенное книзу рыло пластмассовой рыбины. «Акула» покачивалась, как буй, почти не погружаясь в воду. Мелкая зыбь плескалась в расположенной снизу широко раскрытой пасти.
— Включаю погружение,— предупредил Виктор.
Из чрева «Акулы» донеслось тихое жужжание. Обрывок желтой водоросли, мирно плававший у разинутой пасти, вдруг стремительно нырнул в нее. «Акула» набирала балласт.
Через минуту аппарат целиком погрузился в воду. Сквозь нее просвечивали фиолетовые «тигровые» полосы на его боках.
— Пошли? — Виктор надвинул маску на лицо, с силой толкнул «Акулу» перед собой и нырнул за ней. Галя поплыла следом.
Под водой они быстро нагнали двигавшийся по инерции аппарат. Виктор, жестом пригласив Галю, ухватился за ручки. Поворот рычажка — и «Акула»  устремилась в глубину, увлекая за собой исследователей.
Песчаное дно бухты заструилось под ними. Пестрые пятна водорослей проносились мимо хлопьями цветного дыма.
Галя жестом попросила замедлить ход, и Виктор послушно тронул рычажок. Скорость упала. Теперь уже хорошо можно было различить постоянных обитателей морского дна. Красные и темно-синие морские звезды и морские ежи, роскошные актинии, опаловые и нежно-розовые асцидии... Врасплох застигнутые крабы спасались бегством, а те, что поотважнее, угрожающе поднимали клешни.
Двигатель «Акулы» работал по принципу водомета. Вода засасывалась широко раскрытой «пастью» и с силою выбрасывалась назад из «жаберных щелей»— боковых отверстий, расположенных перед плавниками.
Виктор повернул другой рычаг — перед пловцами вспыхнул большой экран прямого видения. Панораму, скрытую от пловцов массивным телом аппарата, передавал на экран телеглаз аппарата.
Прильнув к экрану, Галя с волнением всматривалась в прозрачный подводный мир тропиков, впервые представший перед нею в неповторимой игре солнечных лучей. Как раз в этот момент они пересекали рифовый барьер, поднимавшийся со дна при выходе из бухты. Среди оранжевых и кирпично-красных и желтых кораллов виднелись бесчисленные рыбки, похожие на бабочек. Объедавшие коралловые веточки забавные рыбы-губаны при виде «Акулы» стремительно бросались прочь.
За сплошным барьером открылась просторная равнина, медленно опускавшаяся на восток. Здесь и там виднелись на ней разбросанные коралловые образования в виде отдельных башенок и небольших цепочек. Дно покрывали густые заросли желтоватой талассии. «Отличное место для зеленой черепахи»,— подумала Галя.
Сверившись с компасом, Виктор направил «Акулу» на норд — норд-ост. Вскоре на экране обозначился базальтовый утес, вода потемнела, когда они вошли в его тень. Развернув «Акулу» под скалой, Виктор выключил двигатель. Наступила тишина.
Оглядевшись, Галя подала знак товарищу, и они, приподняв нос «Акулы», вручную повели ее к поверхности.
Море было спокойно. Зеленоватые волны тихо плескались о нависшую над ними скалу. Устроившись на скрытой под водой «Акуле», молодые ученые внимательно оглядели горизонт.
— Чисто,— сказал Виктор.
— Они появятся не позже как через минуту,— уверенно произнесла Галя.
— Посмотрим.
Виктор соскользнул в воду и скрылся под аппаратом. Через мгновение он вынырнул у хвоста, вопросительно глядя на девушку. Галя поднесла к глазам ручные часы, следя за секундной стрелкой. Потом махнула рукой.
— Давай!
— Готово! — Виктор нажал нащупанную им под водою кнопку и с маху оседлал «Акулу». — Будем ждать.
Они замерли в тревоге. Сейчас должно было все решиться!
Здесь, в тени утеса, вода отливала холодным темно-зеленым блеском, но дальше, на всем необозримом просторе моря, она сверкала и плавилась в солнечных бликах.
— Галанос! Галанос! — внезапно донесся сверху громкий голос Карлоса.
И в тот же миг они увидели плавники. Темные треугольники, вспарывая серебристую поверхность моря, неслись прямо на них!
— Двадцать пять секунд,— торжественно объявила Галя и посмотрела вверх. Карлос, распластавшись на вершине скалы, свесил вниз голову. Девушка помахала ему рукой.
— Галанос — это белопарая акула,— объяснила она Виктору.— Сравнительно безопасное существо.
— Еще галанос, много! — крикнул Карлос, указывая на юг.— И одна мако, смотрите, смотрите! Мако!
— Так зовут голубую акулу,— продолжала переводить Галя.— Это будет посерьезнее. А Карлос молодец. Я бы никогда не определила по плавнику.
— Один, два, три, четыре... — считал Виктор.— Уже девять плавников! Не пора ли...— он нерешительно посмотрел на Галю.
— Нет, нет, — запротестовала она. — Ни в коем случае. Пусть подойдут. Надо записать их голоса.
Зловещие треугольники замедлили свой бег, свернули, пошли по дуге вокруг «Акулы». Только огромный аспидно-черный плавник мако упорно резал воду напрямую.
— Осторожно! — крикнул сверху Карлос.— Мако — опасно. Очень опасно!
Виктор нырнул. Маленькая серая акула, подкрадывавшаяся из глубины, трусливо метнулась в сторону. Всмотревшись, он различил быстро мчавшуюся на него мако. «Вот оно!» — подумал Виктор, чувствуя, как холодеет в груди. Выдернув копье из гнезда в плавнике «Акулы», он охватил указательным и большим пальцами упругое красное кольцо. На мгновение взгляд его остановился на такой же ярко-красной кнопке «химической защиты». «Нет!» — сказал себе Виктор и коротким движением ластов послал свое тело навстречу хищнице. Гибкий шланг, соединяющий копье с гнездом, потянулся следом.
Огромная голубая акула замедлила свой бег, но продолжала надвигаться на него с тупым упорством. «А говорят, они нападают только на раненых или беглецов»,— успел подумать Виктор, и тут акула стремительно, снизу вверх, бросилась на него.
Откинувшись назад, он разглядел мелькнувшее мимо темное полукружие раскрытой пасти, белесое брюхо чудовища и, не целясь, ткнул копьем вперед. Ощутив на руке многопудовую тяжесть, что есть силы, сжал пальцами упругое кольцо. Послышался щелчок электрического разряда. Копье вырвалось у него из рук, тело мако взвилось, будто подброшенное чудовищным ударом, и стало медленно тонуть. Помня о сверхъестественной живучести этой голубой великанши, Виктор отскочил — он был сейчас совершенно безоружен. Но хищник, не подавая признаков жизни, продолжал опускаться в глубину. Виктор увидел, как несколько серых веретен метнулось наперехват и там расплылось темно-бурое облако. Белоперые остервенело рвали мако, облако густело и росло.
Двухметровая песчаная акула проскочила рядом с его лицом. «Сравнительно безопасные существа»...— усмехнулся Виктор и с тревогой вспомнил о Гале, сидевшей в воде по пояс. «Хватит! — решил он.— Включаю «химическую защиту».
Галя его опередила. Он увидел, как скользнула к аварийной кнопке тоненькая фигурка в акваланге. Из корпуса «Акулы» под большим давлением ударили в разные стороны рыжеватые струйки. Беснующихся хищников как ветром сдуло.
Виктор посмотрел вниз, туда, где в облаке крови повис растерзанный белоперыми труп мако. Он с силой дернул за натянувшийся шланг. Копье не поддавалось.
Оглянувшись на Галю, Виктор показал, что хочет спуститься вниз, но девушка, подхватив его за руку, увлекла на поверхность.
Взобравшись на «Акулу», они подняли маски. Лицо Гали было бледно.
— Я была непостижимо легкомысленна. Даже глупа. Следовало отогнать их раньше. Когда мако атаковала тебя...
— Пустяки,— пробормотал Виктор.— Зато испытали электрозащиту.
— Порядок? — раздалось сверху.
— Порядок, полный порядок, Карлос,— крикнула Галя.— Первая разведка прошла удачно. Сейчас возвращаемся.
— Надо только освободить копье,— заметил Виктор.
Мако висела на десятиметровой глубине, течение медленно относило кровь из разорванного брюха. К удивлению Виктора, копье оказалось крепко зажатым в пасти. Вдвоем они попытались раскачать его — тщетно! «А если отбуксировать эту рыбину в бухту? — подумал Виктор.— Мощности «Акулы» должно хватить».
Сбросив часть водяного балласта, так, чтобы только «пасть» «Акулы» оставалась под водой, Виктор развернул аппарат на обратный курс. Они добрались благополучно. Лишь у входа в бухту «Акулу» слегка тряхнуло: зацепившаяся мако чуть не застряла в коралловом барьере.
На берег вышли, пошатываясь от усталости. Сняв тяжелые акваланги, опустились на песок — мягкий, прогретый солнцем. «Долгое отсутствие тренировки»,— подумал Виктор.
Карлос, в последний раз окинув взглядом горизонт, бросил за спину автомат и, ловко прыгая с камня на камень, спустился к ним.
Восторженный взгляд юноши поразил Виктора.
— Что с тобой?
— Ты убил ее! — воскликнул Карлос.— Под водой! Никто еще никогда так не убил мако! Только ты...
— Ее убило электричество,— ответил Виктор и покраснел. Он вспомнил, как в полной растерянности, не целясь, ткнул в акулу копьем.
— Ее убил ты,— упрямо повторил Карлос.— Я видел.
— Хорошо,— сдался Виктор.— Убил я. Но никак не освобожу копье. Поможешь?
Мако лежала на глубине каких-нибудь трех метров. Виктор и Карлос принялись нырять в одних масках, без баллонов.
— Нужен топор, — наконец заявил Карлос.
Пришлось выбивать ряд за рядом страшные, стиснутые в предсмертной судороге зубы. Ныряли по очереди, топор переходил из рук в руки.
Наконец копье извлекли. Выбравшись на берег, Карлос с любопытством осмотрел коротенький острый наконечник, торчащий из каучукового изолятора.
— Достаточно слегка воткнуть его,— объяснил Виктор,— затем сжимается это красное кольцо и следует мгновенный электрический разряд.
С помощью небольшой лебедки они подняли «Акулу» на борт, надежно укрепили в гнездах. Затем Карлос спустился в крохотную рубку: наступало время радиосвязи.
— Порядок,— заявил он, вернувшись через несколько минут.— Желают успеха. Свяжемся завтра утром.
— Что ты передал? — поинтересовался Виктор.
— Как сказала сеньорита Галя: «Первая разведка удачна. Убита мако».
«Быть может, следовало упомянуть о встрече с теми двумя рыбаками?» — подумал Виктор. Но ничего не сказал. Карлос — умный и бдительный парнишка. Ему виднее.
Солнце уже клонилось к западу, тени пальм вытягивались к линии прибоя. Блики на воде растаяли, море потемнело, приобрело темно-фиолетовый оттенок и только далеко-далеко на горизонте оно еще отливало серебром.
Палатки решено было не разбивать: опаловое безоблачное небо и ровный ласковый бриз сулили на ночь хорошую погоду. Походные раскладушки были поставлены в маленькой песчаной котловинке, возле базальтовых осколков. Крохотная дюна прикрыла их со стороны моря.
— А сейчас невредно было бы и перекусить,— предложил Виктор.— Ведь с самого утра...
— Несчастный чревоугодник!— рассмеялась Галя.
— Чре-во...— не понял Карлос.
— Не будем уточнять,— перебил Виктор.— Ежели нет возражений, я займусь ужином.
— Кушать?— наконец догадался юноша. Он был страшно смущен: ведь обязанности фуражира лежали на нем.— Сейчас, сейчас...
Они поужинали отличнейшей копченой скумбрией, которая, как объяснила Галя, именовалась здесь макрелью.
— Завтра я достану вам пипа,— пообещал Карлос, указывая вверх, где среди ярко-зеленых листьев виднелись желтоватые кокосовые плоды. — Очень вкусно.
Стемнело. Небо заполонили звезды, незнакомые и яркие. Море тихо ворчало, навевая сон.
Внезапно Карлос вскочил, насторожился.
— Флотас! — прошептал он.
Молодые ученые тревожно переглянулись, прислушались. Сквозь слабый плеск волн доносился какой-то непонятный треск и шорох.
Карлос заглянул через гребень дюны.
— Это флотас,— повторил он, подзывая товарищей.
В темноте они не сразу разглядели вереницу больших плоских тел, неторопливо подбиравшихся к ним со стороны моря.
— Черепахи! — тихо рассмеялась Галя. — Ну как я не догадалась сразу? Ведь флотас — флотилиями — в Америке называют стада морских черепах, собирающихся для яйцекладки.
— Че-ре-па-хи...— по складам повторил Карлос.— Че-ре-па-хи. Трудное слово. Что чере-пахи вэрдес... зеленые.
— Зеленые? — воскликнула Галя. — Скорее «уши»!
Виктор сбежал с холма и, машинально пригибаясь, бросился в обход надвигавшегося стада к катеру и споткнулся в темноте об огромную, медленно волочащуюся по песку черепаху.
С трудом сохранив равновесие, Виктор замер на месте, но животное невозмутимо продолжало свой путь. «Вот это да!» — с уважением подумал он, разглядывая тускло блестевший под звездами массивный полутораметровый панцирь. Еще несколько черепах пересекло ему дорогу.
— Виктор! Да Виктор же! — услышал он.— Ну куда же ты?
— Включить «уши», — удивленно сказал он.— А в чем дело?
— Нет, вы только полюбуйтесь на этого конструктора,— усмехнулась Галя.— Месяц просидел над схемой передатчика, чтобы включать «Акулу» на расстоянии. А теперь бегает к ней, рискуя сломать шею.
— В передатчике села батарея,— смущенно пробормотал Виктор.— Разве ты подзарядила?
— Представь себе... Иди сюда и не шуми: «Акула» уже слушает...
— Не обращают на меня внимания,— пожаловался Виктор.— Ползут себе, ровно я не человек, а пенек какой-то. В конце концов это невежливо с их стороны.
— Сейчас для них ничего не существует,— сказала Галя.— Этим-то и пользуются браконьеры, тысячами истребляя черепах во время яйцекладки.
Карлос посмотрел в сторону не видимой в темноте «Акулы».
— Я думал, она слышит только под водой.
— И под водой, и в воздухе,— не без гордости объяснил Виктор.— Наша «Акула» фиксирует даже то, что не воспринимает и человеческое ухо — ультра- и инфразвуки. Так что, если эти рептилии «разговаривают» между собой...
— Безусловно, сообщаются,— вмешалась Галя.— Как же иначе могут сбиваться они в свои огромные флотас?
— Значит, так или иначе мои «уши» подслушают этих молчальников. Ведь наша «Акула» улавливает даже мито- и нектробиотические излучения, которые... Ты полагаешь, что говоришь о вещах общеизвестных? — упрекнула Галя.
— Извини, Карлос, — спохватился Виктор.— Понимаешь, это такие излучения организмов... Как бы тебе сказать? В общем, обнаружено, что в момент смерти любое живое существо, в том числе и человек, подает сигнал огромной мощности. Природа этих излучений ясна еще неполностью. Мы употребляем термин «нектробиотические лучи»...
— Я знаю,— кивнул Карлос.
— Знаешь? — искренне удивился Виктор.
— Нет, не лучи,— смутился юноша.— Знаю одну... один случай. Мария Хосефа, соседка, выбежала ночью из дому. «Сынок мой, бедный сынок!» — кричала она. Кричала и рвала на себе волосы. Лукас Хосефа — вот кто был ее сын. Потом узнали: в ту ночь он вез оружие. Из Мексики, для партизан Сьерра-Маэстра. Агенты Батисты схватили его в тридцати милях от берега. И бросили в топку парохода. Живого. Мария Хосефа услышала его за тридцать миль.
Они умолкли. Виктор переглянулся с Галей: вторично тени прошлого пронеслись над ними.
— Расскажи еще,— тихо попросил Карлос.— Расскажи про свою «Акулу». Это правда, что вы хотите освободить моря от хищников?
— Правда, Карлос. Если испытания пройдут успешно, можно будет начать истребление акул во всех морях и океанах.
— Большая радость рыбакам. Акулы берут половину улова — так говорят наши старики.
— Думаю, что гораздо больше,— возразила Галя.— Особенно в здешних водах. Они очень прожорливы и очень долговечны. Когда их не станет, рыбные запасы должны возрасти во много раз.
— Так и будет. Я видел, галанос кинулись к вам, как собаки на свист. Порядок!
— Нектробиотические лучи, Карлос. Мы записали их еще в Северном море, возле смертельно раненного большого тунца. А сегодня я нажал только кнопку, и акулы устремились к нам. Можно еще увеличить эффект, послав лучи через усилитель... Хочешь, послушаем? — он притянул к себе пластмассовую коробку с овальным вырезом динамика — передатчик для управления и связи с акулой.
— Потом,— остановила Галя.— Не прерывай запись.
— Старики говорят: акула идет на кровь,— сказал Карлос.
— Очевидно, так и есть,— подтвердила Галя.— Но это не все. Давно замечено, что акулы бросались к своей жертве быстрее, чем запах крови мог достичь их. Высказывались всевозможные догадки, в том числе об упругих колебаниях, расходящихся в воде от бьющегося в агонии тела. Однако главное — теперь мы убедились — нектробиотические лучи.
— Нек-тро...
— ...био-ти-чес-кие лучи,— подсказала Галя.
— Нектро-биотические лучи. Нектробиотические.
Трудное слово. Но я запомню.
— Запоминай, Карлос, пригодится,— Виктор дружески взял его за локоть.— Мы заберем тебя с собою в наш институт. Там изучается воздействие на живые организмы всех видов излучений — световых, звуковых, ионизирующих.
— Я так мало учился...
— У тебя все впереди, Карлос. Виктор прав: мы обязательно возьмем тебя. Если ты только пожелаешь. Порядок?
Большая черепаха уткнулась в землю метрах в пяти от них и энергично заработала передними ластами, взрыхляя грунт. Задние конечности так же быстро отбрасывали его в сторону.
— Настоящий экскаватор,— заметил Виктор.
— Да, это механизм,— медленно произнесла Галя.— Бездумный механизм.
Но, скажите, кто настраивает его, программирует?
— Не зря же мы построили «Акулу»,— сказал Виктор.— Я уверен, она поможет нам подобрать ключик к этой и еще ко многим-многим тайнам...
Карлос не отрывал взгляда от упорной черепахи.
— Механизм, правильно — механизм. Ничего не понимает. Можно взять яйца, прямо из-под нее взять, ничего не заметит. Зароет пустую ямку, заровняет песок, уйдет в море. Механизм.
— Проверим? — предложил Виктор.
— Нет, нет, не сегодня,— решительно возразила Галя.— Пусть все протекает в нормальных условиях. Ведь мы включили «уши».
— Хорошо,— согласился Виктор.— Тогда предлагаю на боковую.
— На боковую? — не понял Карлос.— Какую боковую?
— Остроумные товарищи так выражают желание поспать,— пояснила Галя.
— Вот именно. Как говорится, утро вечера мудреней.

* * *
Виктор проснулся среди ночи и с удивлением прислушался к тихой музыке, рождавшейся где-то невдалеке.
В полном недоумении он приподнял голову. Карлос бодрствовал! Сидя чуть поодаль на большом базальтовом осколке, юноша осторожно перебирал струны неизвестного инструмента. Тлевший в ногах костер еле освещал его темную фигуру, застывшую на звездном фоне.
— Разбудил? — смущенно спросил Карлос, когда Виктор подошел к нему.— Не спится, понимаешь...
— Понимаю,— протянул Виктор, взглянув на неизменный автомат, лежавший на камне рядом. — Разве есть опасность?
— Нет, но...— Карлос приподнял свой инструмент, и снова ритмичные, волнующие звуки поплыли в ночи.
«Банджо,— догадался Виктор, приглядываясь к инструменту. — Это банджо. Карлос захватил его с собой...»
Отсюда, с камня, хорошо были видны и выход из бухты, и открывающееся за ним море — темное ничто, кончавшееся там, где Млечный Путь уперся в горизонт.
— Отдохни, Карлос. Я подежурю.
— Нет,— возразил юноша.— Это моя работа.
Бухта дышала. Звездный свет колебался на ее поверхности в такт волшебному напеву банджо. И какие-то смутные тени тоже колебались на берегу между стволами пальм. Несколько минут Виктор, как завороженный, молча наблюдал за их игрой.
— А черепахи? — спросил он.— Уже ушли?
— Ушли,— продолжая перебирать струны, ответил Карлос. — Теперь вернутся завтра.
— Надо выключить «уши»,— решил Виктор.— Зря расходуется энергия аккумуляторов.
Он спрыгнул с камня, сделал несколько шагов вперед и замер. Тени были живые! Они грациозно изгибались в  ритме нежных звуков, рождавшихся под пальцами юного кубинца, на мгновение замирали и вновь продолжали свой медленный, жуткий танец.
— Змеи! Это змеи, Карлос!
— Змеи? — мелодия оборвалась, и тени тут же замерли.— Что это — змей?
— Змеи... Ну, понимаешь...— Виктор замялся, не зная, как объяснить незнакомое слово юноше. Как на грех, и английское выражение вылетело из головы. Внимательно глядя под ноги, он отступил к костру.— Это... это...
— Виборас!  — внезапно догадался Карлос. Он подбросил в костер охапку сушняка, и разом ожившее пламя ярко осветило все вокруг. Жирные черные плети нехотя отползли в тень. — Виборас! — повторил он.— Вернее, серпьентос. Как ты назвал их?
— Змеи,— Виктор был не в силах оторвать взгляда от зловещих гадин.— Надо разбудить Галочку,— спохватился он.
— Зме-и,— по своей привычке повторил Карлос.— Зме-и... Пусть спит сеньорита Галя. Они уходят.
Виктор с сомнением оглянулся.
— Хорошо. Пусть спит.
Выхватив из костра пучок горящих сучьев, Виктор тщательно осмотрел стоянку.
— Надо перенести костер сюда.
— Да-да.
Они устроились на новом месте, в нескольких шагах от спящей. Правда, отсюда не было видно бухты, но сейчас это их тревожило мало: на берегу неплохие сторожа!
Костер освещал широкий круг. Змей не было больше заметно, и это на время успокоило Виктора. Пусть спит сеньорита Галя!
Внезапно Карлос схватил его за плечо.
— Слышишь?
Да, он слышал, отчетливо слышал какие-то неясные шорохи, какое-то клацание, сопение... Что-то происходит там, за дюной, отделяющей их от пляжа.
— Что это?
— Не знаю,— признался Карлос. Он был смущен, очень смущен. Ведь это его остров! — Не знаю. У нас, на Кубе, почти нет змей.
— Да,— кивнул Виктор.— Я читал.
Карлос приподнялся, взглянул через костер, затем осторожно взобрался на дюну.
— Они... кушают,— вернувшись, сообщил он.
— Кушают? — несмотря на серьезность положения, Виктор не мог удержаться от улыбки. Змеи кушают!
— Я не так сказал?
— Все правильно, Карлос. Просто, несколько необычное словосочетание.
— Они кушают яйца.
— Яйца черепах?
— Да,— Карлос задумался.— Видимо, на остров случайно попало несколько... серпьентос. Они размножились. Наверно, так?
— Наверно, так.
Но оба думали в это время о другом.
— Скажи-ка, Карлос, кто он, этот твой пейзано, что за человек?
— Рамос Кандидо? Сын нашего бывшего терратениентас. Как это сказать? Хозяин земли... У вас, по-моему, нет слова.
— Слово-то у нас есть. По-русски это помещик.
— Он остался с нами. Не помещик, нет. Сын, Рамос. Не удрал. Учится в Гаване.
— Учится?
— В Национальном университете. Он изучает... пескадос. Рыба.
— Ихтиолог... Ну, а что делает здесь?
— Он объяснил так: ловит марлина. Нужен хороший экземпляр для музея.
— Ловит марлина? Меч-рыбу? Понятно...
Они прислушались к долетающим из- за дюны звукам.
— «Акула» тоже их слышит,— задумчиво говорит Виктор.
— Интересно пойти с ней в море,— вздыхает Карлос.
— В следующий раз мы обязательно заберем тебя.
— Нельзя,— Карлос погладил лежащий на коленях автомат. Банджо висело сейчас у него за спиной.— Нет, нельзя.

На рассвете просыпается Галя. При виде встревоженных лиц товарищей шутливое замечание замирает на губах.
— Порядок? — неуверенно спрашивает она Карлоса.
— Нет,— отрицательно качает головой юноша.— Порядок — нет.
Втроем они поднимаются на дюну, усаживаются на прохладном отсыревшем за ночь песке. В слабом свете занимающегося дня Галя замечает странные сероватые водоросли, видимо, выброшенные на берег ночью. Хотя нет, они слишком далеко разбросаны от линии прибоя, покрыли собой чуть ли не весь пляж! А потом, что это за непонятные темные кочки. Что произошло здесь?
— Змеи,— кратко отвечает Виктор.
— Змеи?! — Галя с недоумением смотрит на товарищей.— Но откуда они?
Виктор пожимает плечами.
— Здесь не должно быть змей! — продолжает горячиться Галя.— И потом, вчера ведь мы не встретили ни одной...
Вскочив на ноги, она сбегает с дюны.
— Осторожно, Галка!
Но Галя только нетерпеливо отмахивается. Биолог она или не биолог? Кто же разберется здесь лучше нее? Конечно, это не змеи. Всем известно, на Кубе они не водятся. Очевидно, какие-то обитатели морских глубин, выброшенные на берег, и...
Внезапно она замирает возле того, что приняла было за кочку. Перед нею черепаха! Великолепный экземпляр зеленой черепахи, бездыханной, окоченевшей, уткнувшейся оскаленною мордочкой в песок, с беспомощно растопыренными ластами. Однако с этими «водорослями» надо быть поосторожнее...
— Нет, нет, не подходите,— бросает она через плечо, услышав за спиной торопливые шаги. — Можете только помешать.
Она делает еще несколько шагов. Толстые, жирно блестящие жгуты медленно шевелятся. Из ближнего клубка навстречу с шипением поднимается плоская змеиная головка. Рубиновые крохотные глазки злобно сверкают.
— Гремучая,— говорит Галя, испуганно отступая.
— Кротало?! — шепчет Карлос.— Укусит — смерть!
— Они сейчас слегка оцепенели от утренней прохлады. Оживут с первыми лучами солнца.
Виктор подходит с решительным видом.
— Попытаемся забраться на катер.
— Нельзя,— останавливает его Галя.— Об этом сейчас нечего и думать.
Она осторожно продвигается на шаг, и сразу же несколько гадин с яростным шипом взвиваются ей навстречу.
— Видишь? Они не так уж спокойны. И разбросаны по всему берегу.
— Но что-то надо делать. Ты сама сказала — с первыми лучами солнца...
— Уже,— говорит Карлос.— Смотрите!
Над серо-зеленой, гладью моря появляется малиновый и совсем неяркий в туманной дымке кусочек солнца. Он на глазах растет, набухает, вытягивается в какое-то странное приплюснутое яйцо, тусклое и никак не похожее на великолепное дневное светило.
— Они забьются по своим норам,— говорит Виктор, но в голосе его нет уверенности.— Вчера-то днем мы ни одной не встретили?..
Мерзкие клубки между тем шевелятся все быстрее и быстрее. Они расплетаются на гибкие, длинные, пока еще вялые плети; хитиновые «погремушки» на хвостах издают негромкий характерный треск.
— Все равно днем они уйдут в укрытие,— упрямо повторяет Виктор.— А пока нам следует убраться от них подальше.
Галя с ним соглашается. Лучше переждать, в жару эти твари обязательно попрячутся.
— Энпэ? — предлагает Карлос и указывает на облюбованную им скалу.
Виктор поддерживает его. НП, так НП! Правда, там не так уж комфортабельно, но для обороны самое подходящее местечко. В крайнем случае, по примеру предков, можно метать камни на голову осаждающих.
В шутливом тоне Виктора все же проскальзывает тревога, и Карлос замечает это. Сейчас он себя ругает, вспоминает свой разговор по радио. «Порядок, порядок!» Нет, не следовало употреблять вчера излюбленное словечко!..
Они быстро собрались. Это было отступление, скорее похожее на бегство.. Взяли немногое — продукты, выносной передатчик «Акулы», большую флягу с водой.
Карлос прихватил даже уцелевший хворост и разбросал его на последней «ступеньке» перед площадкой, призванной служить им убежищем.
— Мне кажется, это зря,— заметила Галя, разгадав его намерение.— Змеи, конечно, не последуют за нами.
— Я бы за них не поручился,— возразил Виктор.— Мне кажется, эти твари способны на любые трюки.
Карлос предложил принести походные койки — в случае нужды их тоже можно использовать для оградительного костра.
— Это совершенно невероятно,— пожала плечами Галя, но к товарищам присоединилась.
Однако было уже поздно. На их ночной стоянке хозяйничали змеи. Ожившие гадины проворно шныряли среди разбросанного имущества, оплетали пальмовые стволы, будто забавляясь, прыгали на раскладушки.
Внезапно одна из них развернувшейся пружиной метнулась на неосторожно подошедшего Виктора. Застигнутый врасплох, он бросился в сторону и поскользнулся. Галя вскрикнула от ужаса, но Карлос успел сорвать с плеча свой неразлучный автомат. Короткая очередь — и змея с перебитым хребтом распласталась на песке.
При звуке выстрелов остальные змеи насторожились, как по команде, приподняв головы. Толстая, почти двухметровая гремучка соскользнула с брезента раскладушки и медленно, с какой-то страшной деловитостью заскользила к людям. Несколько гадин присоединились к ней.
Карлос опять поднял автомат.
— Нет,— остановил его Виктор.— Подожди.
Пятясь, не сводя взгляда с жутких своих преследователей, они вернулись на площадку. Змеи все так же не спеша скользили с камня на камень.
— Можешь бить одиночными? — спросил Виктор.
— Еще бы! — гордо ответил кубинец.
— Имею четыре приза.
Опустив ствол автомата на плоский камень, Карлос тщательно прицелился и выстрелил. Возглавлявшее преследователей двухметровое страшилище забилось с раздробленной головой. Еще несколько выстрелов — и с остальными змеями было покончено.
— Да ты отличный стрелок, Карлос,— обрадовался Виктор.— Ни одной пули не пропало даром!
— С такого расстояния... — пробормотал польщенный юноша.— И они шли так медленно.
— Да, если они бросятся всей массой, придется туго. Много у тебя патронов?
Карлос молча вытянул из карманов две запасные обоймы.
— Негусто,— заметил Виктор.— Будем надеяться, что новых атак не последует. А что скажет сеньорита Галя?
— Ничего, совсем ничего не понимаю,— призналась девушка.— Змеи почти никогда первыми не нападают на человека. Обычно они только обороняются. Даже гремучки и кобры. Ну, а чтобы они вот так преследовали людей — такие факты вообще не известны.
— Проклятые,— сказал Карлос, глядя вниз.— Съели яйца и уничтожили зеленых. Тортугас не придут больше.
Берег хорошо просматривался с высоты.
Повсюду виднелись мертвые черепахи, песок был взрыт их глубокими следами.
— Смотри-ка! — воскликнул Виктор.— Они определенно что-то затевают.
Змеи сползались со всего острова. Внизу, под скалой, они прямо кишели каким-то фантастическим жирным варевом. Оттуда то и дело выплескивались вверх извивающиеся плети. С каждой минутой кипение все усиливалось, движения их делались все яростней и стремительней. Вот целая дюжина змей, выскочив на нижнюю ступень естественной лестницы, быстро заскользила вверх. Карлос вскинул автомат и очередью смел их с камня.
— Они стали быстрыми,— как бы оправдываясь, сказал юноша и заменил обойму.— Одиночными не успеть.
— Порядок,— ободрил его Виктор, но тут еще дюжина змей метнулась на камни.
— У кого есть спички? — спросила Галя.
— Правильно,— подхватил Виктор.— Мы запалим костер и побережем оставшиеся патроны.
Отложив автомат, Карлос вытащил коробок. Змеи приближались. Ловко перебрасывая с камня на камень свои гибкие, пружинистые тела, они легко одолевали подъем. За первой группой все новые и новые гады выползали на ноздреватый базальт.
— Можно подумать, что их кто-то гонит на нас,— прошептала Галя.
Змеи были уже почти рядом, когда Карлос чиркнул сразу несколько спичек. Хворост вспыхнул, как порох: пламя взвилось, и змеи отпрянули, заметались перед ним.
— Они уйдут,— неуверенно произнесла Галя. Никто не ответил ей.
Нет, они вовсе не собирались уходить. Одни из них нетерпеливо шныряли вдоль огненной завесы, другие, приподнявшись на хвосте и раскачиваясь, смотрели на людей злобными немигающими глазками.
— Костер прогорит быстро,— Виктор указал на прозрачное от жара пламя.— Но камни раскалятся и некоторое время еще будут ограждать нас.
Он обернулся к Карлосу.
— На который час, ты говорил, назначен радиосеанс?
— На семь тридцать,— сразу оживился Карлос.— Порядок! Осталось сорок минут. Забеспокоятся, что нет меня в зфире, и вышлют катер. Или вертолет. Это быстро, тут недалеко.
— Ты уверен?
— Обязательно. Мы так договорились. На всякий случай.
— Хорошо,— кивнул Виктор.— Часа полтора-два мы наверняка продержимся.
Это — для Гали. А в самом деле? Полтора-два часа! Легко сказать! Он уже успел осмотреться здесь, на каменном энпэ. Со всех сторон — отвесные скалы, шесть метров глубины и острые обломки из воды торчат. В случае чего придется, конечно, прыгать. Ну, они с Карлосом— ладно. А Галка, Галочка?..
Солнце уже давно оторвалось от горизонта. Сейчас оно висело над морем сверкающим медным диском; золотая дорожка протянулась по воде до самого подножия скалы.
— Спрыгнуть бы на нее и убежать,— улыбнулась Галя, отрывая на минуту взгляд от затухавшего костра.
— Слушайте! — насторожился Карлос. С моря доносился далекий рокот мотора. Самого суденышка не было видно: оно шло со стороны солнца, и контур его расправлялся в золотой дорожке.
— А если это они? — сказала Галя, и все подумали об одном и том же: франтоватый молодчик с приторной улыбочкой, его загадочный молчаливый спутник...
Костер угас. Последняя веточка, вспыхнув, рассыпалась мелкими угольками. Карлос приготовил автомат. Одна только горсточка горячей золы отделяла их сейчас от скопища ядовитых гадин.
— Они готовятся, — предупредил Виктор.— Смотрите, сбиваются на одном участке. Видимо, в этом месте камни не так сильно раскалились.
— Им это угадать совсем нетрудно,— подтвердила Галя.— Температуру они определяют с точностью до одной тысячной градуса.
— Великолепный термометр! Я бы не прочь включить его в комплекс нашей «Акулы»
— Берегись, Карлос! — внезапно крикнула Галя.
Но молодой кубинец был наготове. Точной очередью он рассек трех гремучек, сгрудившихся для прыжка. Новая очередь — новые змеи шлепнулись на горячий камень. Еще и еще — Карлос бил, пока не кончилась обойма. Живучие гадины извивались, как на раскаленной сковороде.
— Первый штурм отбит,— резюмировал Виктор.— А вот и спасатели.
Да, это был вчерашний бот. Он уже покачивался под скалой внизу.
— Хелло, джентльмены! — на сей раз Рамос Кандидо изъяснялся по-английски.— Что за пальба? Уж не напали ли на вас пираты?
— Хуже,— по-английски же ответил Виктор.— Мы отбиваемся от змей.
— От змей? Может быть, вам помочь?
Молодые люди переглянулись.
— В конце концов это ж люди,— шепнула Галя.— Люди, а не кулеброс. Да и вообще кто доказал, что они к чему-либо причастны?
Смутная догадка связывала их с появлением массы змей на островке, лишенном даже питьевой воды.
— Выбора нет,— согласился Виктор и крикнул вниз: — Спасибо. Ваша помощь будет нелишней.
Снизу ответили не сразу — было видно, что прибывшие о чем-то тихо спорят.
Галя первая заметила новую опасность.
— Не отвлекайся, Карлос.
Молодой кубинец проворно обернулся. Змеи, раскиданные его стрельбой, опять скоплялись на всех уступах базальтовой лестницы. Движения их были уже не так стремительны, но все же они упорно ползли наверх.
— Дает себя знать жара,— сказала Галя.— Гремучая змея — ночной хищник.
— Порядок,— Карлос занял позицию для стрельбы с упора.— Теперь можно одиночными.
— Последняя обойма,— пробормотал Виктор.— Что они шепчутся там внизу?
— Хелло, джентльмены! — донеслось оттуда. —Ловите.
Краснолицый толстяк с неожиданной ловкостью метнул веревочную петлю, и она упала на площадку.
— Другого оружия у нас нет,— объяснил кабальеро, подвязывая к концу бечевы гарпун.— Вы сохранили еще патроны?
— Немного,— признался Виктор. Поведение этих двух теперь побуждало к откровенности.— Совсем немного...
— Держитесь,— ободряюще улыбнулся Рамос.— Мы обойдем вокруг и постараемся отвлечь кулеброс, чтобы освободить вам путь на катер. В крайнем случае, подгоним его сюда и поможем спуститься.
— Видишь? — шепнула Галя.— Я ж говорила.
— Спасибо,— крикнул Виктор, вытягивая гарпун.— Но, если хотите помочь нам, поторопитесь.
Бот устремился к входу в бухту. Карлос меткими выстрелами продолжал поражать скользивших по камням кулеброс.
Наконец патроны кончились. Юноша рывком вскочил на ноги.
— Все! — воскликнул он, с досадой опуская бесполезный автомат.— Что теперь?
— А вот что! — Виктор размахнулся и плашмя метнул закрепленный на бечеве гарпун. Железо загремело по камням, раскидывая змей.
— Мы еще поборемся,— заявил он, вытягивая гарпун назад.— Повоюем.
— Недолго, Витя,— тихо возразила девушка.— Ты только раздразнишь их. Впрочем... Погоди-ка, погоди....
Что-то произошло со свирепыми их преследователями. Агрессивность исчезла. Змеи мирно располагались на камнях, и только те из них, мимо которых бренча проскакивал гарпун, вскидывали головы и молниеносными движениями клевали неуязвимое железо. Одна не выдержала, впилась мертвой хваткой в веревочный узел, охватывающий рукоятку гарпуна, несколько метров проволочилась следом, но и она отстала наконец.
— Смотри-ка, угомонились,— Виктор подхватил гарпун.— А как там наши спасатели?
В горячке они не сразу заметили, что рокот мотора смолк. Бот тихо покачивался посреди бухты. Рамос, балансируя на корме, наводил на них киноаппарат. В тишине был даже слышен треск заводного механизма.
Это было так неожиданно, что они только растерянно переглянулись.
— Эй! Что вы делаете? — закричал Виктор.
Рамос опустил киноаппарат.
— Неповторимые кадры, — сверкнул он своей ослепительной улыбкой.— С  гарпуном против кулеброс! Поверьте, вы были оросто великолепны, когда метнули свое грозное оружие.
Ответ был откровенно издевательским, но Виктор заставил себя сдержаться. Этот тип опаснее кулеброс. Хотя и явный позер. И пустобрех. Пусть распускает перья. Надо его здесь задержать подольше.
— Вы молчите? — продолжал тот издеваться.— Удивлены, что не спешу на помощь? Понимаете, не могу уломать товарища. Он ужасный трус, этот гринго. И ни за что не соглашается сойти на берег.
— Один патрон,— простонал Карлос.— Хотя бы один патрон!
— Спокойно,— остановил его Виктор.— Пусть разглагольствует. Чем дольше, тем лучше. Нас, вероятно, уже хватились.
Вот этого, видимо, не следовало делать. Едва Виктор поднял руку и отогнул рукав, кабальеро засуетился:
— Вы смотрите на часы? Да, да, радиосеанс, конечно. Спасибо, что напомнили, а то я тут с вами заболтался. Итак, привет товарищам? Сейчас, сейчас...
Мотор затарахтел, и бот рванулся к берегу.
— Он знает позывные и время! — Карлос в бессильной ярости стиснул автомат.— Подслушал мою радиопередачу вчера и знает все.
— Будем надеяться, что ему не удастся наших обмануть,— без большой, впрочем, уверенности произнес Виктор.
Змеи, уютно расположившиеся на камнях, казалось, совершенно успокоились. Однако осада продолжалась. Стоило только сделать шаг в их сторону, как ближайшие гадины с шипением разевали пасти, обнажая страшные, загнутые внутрь ядовитые зубы.
— В случае чего еще разок пустим в ход гарпун,— предложил Виктор.— И попробуем пробиться.
— Этот тип уверен в безуспешности таких попыток,— заметила Галя.— Иначе он не вооружил бы нас.
— Как раз неплохо, что он так уверен. Мы еще повоюем. Верно, Карлос?
— Повоюем.— Несмотря на безнадежность положения, молодой кубинец и не думал унывать. Не выпуская из рук разряженного автомата (на спине до сих пор еще болталось захваченное впопыхах банджо), он зорко следил за лодкой, только что отвалившей от их маленького катера.
— Доберусь, все равно доберусь до этих каналлас,— упрямо твердил он.
Рамос Кандидо остановил бот на прежнем месте посреди бухточки.
— Наилучшие пожелания и привет,— закричал он, едва смолк рокот мотора.— Слышите? Это передают ваши товарищи. Следующий сеанс завтра, в это же время. Но вы не тревожьтесь, я проведу его. Порядок!
— Пожалуй, он не врет, Карлос,— сказал Виктор.
— Нет, не врет.
— Зачем мы слушаем? — возмутилась Галя.— Ну зачем? Разве не видите, он хочет поиздеваться.
— Будем гуманными, — без улыбки заметил Виктор. — Ему столько времени пришлось молчать... Дадим выговориться.
Они присели на краю скалы. Рамос будто только этого и ждал. Подтолкнув веслами лодку ближе к скале, он расположился на корме, в то время как его молчаливый спутник невозмутимо перебирал снасть.
— Как там поживают мои маленькие питомцы? — начал он, картинным жестом извлекая портсигар.— Греются на солнышке? Великолепно. Но я не хочу вводить вас в заблуждение. Через каких-нибудь полчаса все будет кончено: атака повторится и в других масштабах. Да, да, мне жаль, конечно, но, увы, наука требует жертв. Ваш приезд оказался очень кстати. Мы с моим другом гринго и мечтать не смели о подобном опыте. Очень-очень кстати... Однако вам должно быть интересно, что все это значит? Охотно удовлетворю законнейшее ваше любопытство. Сейчас это уже безразлично. Пусть этот маленький сюрприз хоть частично вознаградит за неприятности, которые ждут вас через полчасика... виноват, через двадцать пять минут. Разумеется, вы уже и сами догадались: кулеброс неслучайно облюбовали сей пустынный островок. Сказав, что здесь не обошлось без вашего покорного слуги, я не удивлю вас. Но, да будет вам известно, сегодня вы были свидетелями величайшего триумфа своей гипотезы заколдованных струн!
Рамос замолчал, откровенно наслаждаясь достигнутым эффектом. Последние слова его и впрямь поразили молодых ученых. Чудовищной нелепостью звучало само упоминание о струнах в устах этого фанфарона. И в то же время... Да, да, оно только подтверждало смутные, не высказанные еще догадки.
— Видишь? — шепнул Виктор. — Я говорил, его следует послушать.
— Не ожидали? — с торжествующим смехом продолжал этот молодчик.— Не думали, что в свободном мире у вас найдутся преданные ученики и верные последователи? А между тем так оно и есть. Как видите, семена ваших идей пали на благодатнейшую почву. Всходы налицо, великолепные, я сказал бы, всходы. Не буду хвастать, роль моя не так уж велика. Один из скромных лаборантов, только и всего. Но это лишь подчеркивает величие предприятия. Таких тайничков у нас десятки! И вы нам очень помогли. Кстати, и «Акула» ваша пригодится нам для дальнейших опытов.
— Трусливый пес! — Карлос кинулся к гарпуну, но твердый каблук скользнул по камню, и кубинец упал, ударившись о базальт висевшим за спиной банджо. Не вставая, он подтянул к себе гарпун за веревку.
Виктор остановил его:
— Может пригодиться. Да и не добросишь.
— Не сидится, дружище Карлос?— заулыбался Рамос.— Потерпи, осталось минут пятнадцать. Чтобы не скучал, могу и тебе поднести сюрпризец. Как ты сказал тогда: «рекордный урожай»? Да, знаю, урожай неплох. Но ты случайно не заметил, сколько было на часах, когда кулеброс атаковали вас? Не в эту ли пору уборщики тростника выходят на плантации? Догадываешься, босяк? Вот, вот. И учти: на моих питомцах — никаких тебе фабричных марок. Никаких улик, ясно? Божьи твари.
Он больше не улыбался. Злобная гримаса не сходила с его манекенного личика.
— Божьи твари — и баста. Не кто иной, как всевышний, обрушит на отступников державный гнев свой! Это будет произнесено в храме, дружище Карлос. Ты думаешь, среди земляков наших не осталось верующих? Посмотрим, посмотрим...
Не проявлявший до сей поры никакой активности краснолицый толстяк внезапно прервал своего приятеля. Он что-то сказал ему с недовольным видом. Рамос сделал попытку улыбнуться.
— Прошу прощения, леди и джентльмены. Мой друг гринго меня торопит. Приходится прервать нашу милую беседу. Два слова перед разлукой. Дружище Карлос помешал договорить, отвлек меня... Итак, заколдованные струны. Слегка только прикоснулись к ним — и какой эффект! Страшилища джунглей, кулеброс, оказались податливыми, как воск. Мы сместили их суточный цикл, воспитали стремление к охоте на восходе солнца. В утренние часы наши питомцы бросаются с особой яростью и буквально на все живое! Обратили внимание, с каким великолепным упорством они преследовали вас? Впрочем, это еще не все. В любой нужный момент мы можем удесятерить их ярость, пробудить от апатии и сна. Сейчас вам это продемонстрирую. Прощайте, сеньоры. Не забывайте про гарпун. Рассчитываю на новые великолепные кадры и...
Приятель гринго, не дав ему закончить, бесцеремонно оттолкнул его и запустил мотор. Лодка рванулась с такой силой, что красноречивый кабальеро едва из нее не вылетел. Молодые люди невольно рассмеялись.
Первой оборвала смех Галя.
— Работы публиковались, это верно. Но кто мог подумать, что найдутся такие изуверы...
— О чем это ты? — насторожился Виктор.
— Наши герпетологи проводили опыты со змеями. Результаты были очень любопытные.
— Дальше, дальше, — заторопил ее Виктор. Он не спускал глаз с бота. — Понимаешь, Галочка, я хочу предугадать их ход. Это важно.
— Но я не знаю подробностей...
— Ничего. Скажи только, чем воздействовали они на змей?
— По-моему, звуковыми волнами. Да, да, это я помню точно...
— Отлично, сеньорита Галя, — оживился Виктор. — По методу факиров!
Девушка посмотрела ка него с недоумением.
— Чему ты радуешься?
— Сейчас, сейчас... Смотрите-ка, они покидают бухту.
Бот отвалил от берега, за ним на буксире потянулся катер с «Акулою» на борту.
— Пройбидос! — выругался Карлос.
— Да, это несколько усложняет дело, — спокойно заметил Виктор. — Но у нас остаются акваланги.
— В аквалангах далеко не уплывешь,— возразила Галя. — Если даже мы до них и доберемся.
— А далеко нам плыть и не придется. Эти милые сеньоры оставят остров не раньше, чем попытаются осуществить свою угрозу.
Верный себе франтоватый негодяй, поравнявшись со скалой, галантно приподнял шляпу. К удивлению товарищей, Виктор приветливо помахал ему в ответ.
— Будем взаимно вежливы, — пояснил он с улыбкой и в тот момент, когда бот скрылся за камнями, проворно вскочил на ноги.
Галя и Карлос машинально последовали его примеру.
— Прими у Карлоса автомат. Скорее, — распорядился Виктор. — А твое оружие — за спиной.
— Ты думаешь...— снимая банджо, загорелся Карлос. — Так, я читал, делают укротители змей...
— Да, да, скорее. Не забыл мелодию?
— Еще бы!
Карлос привычно вскинул руку и ударил по струнам.
Музыки не было. Струны ответили коротким жестяным звуком. Они ослабли и дребезжали, потому что был надломлен гриф. Вернее, не надломлен, а сломан. Карлос растерянно пошевелил его и отпустил. Гриф отвалился и закачался у земли, повиснув на струнах.
— Все,— сказал Карлос.— Нельзя починить.
— С ума оба посходили! — возмутилась Галя. — Что вы задумали?
— Уже ничего, — сказал Виктор.— Теперь остается только гарпун... Хотя...
— Что «хотя»?
— Сейчас... Ты как следует подзаряжала батарею?
— Я просто поставила запасную, старая не годилась.
— Отлично.
— О-о, я понял,— тихо сказал Карлос.
— Но, когда она заиграет, они ее могут испортить.
— Она там будет молчать, — ответил Виктор. — Дадим звук только на динамик.
Галя смотрела на них как на помешанных.
— Сеньорита Галя все поймет,— улыбнулся Карлос. — Она просто еще не знает. Она крепко спала ночью, когда я играл.
Виктор быстро вращал тумблер. Зеленые лучи в глазке индикатора метались, как усики рассерженного таракана. Из динамика донеслись ночные шорохи, шум листвы, глухие толчки тяжелых черепашьих тел.
Потом пропела струна.
Виктор до предела усилил громкость.
Это была та самая мелодия, которую Карлос играл ночью.
— Смотри туда, — Виктор кивнул на лестницу. Кулеброс медленно приподнимались на хвостах, плавно раскачиваясь в такт аккордам. — Вперед! Жаль только оставлять передатчик.
— Возьмем с собой? — быстро спросила Галя.
— Нельзя рисковать — сказал Карлос.
— Кулеброс пойдут следом. А музыка короткая.
Они спустились, осторожно обходя жутких танцоров.
— Скорее, скорее, — поглядывая на часы, торопил Виктор. Вдвоем с Галей они собрали акваланги — для всех троих — и устремились к берегу. Баллоны пристегнули прямо на одежду. Захватив снаряжение Карлоса, шагнули в воду. Со скалы продолжала звучать печальная песня струн. Где-то за скалистым мысом шел катер диверсантов, не подозревавших, что они тащат за собой на буксире собственную гибель. Кристаллы «Акулы» неслышно посылали в эфир ночную звукозапись, а на скале в медленном танце окружали брошенный передатчик черные кулеброс — покорные непонятной силе струн, забывшие о своих жертвах.
— Это колдовство, — прошептала Галя. Она все еще не могла прийти в себя от изумления.
— Скорее!—торопил Виктор. Они помогли облачиться Карлосу и нырнули, зажав в зубах мундштуки трубок и надвинув маски.
Когда миновали рифовый барьер, Виктор всплыл, жестом предложив товарищам оставаться под водой. Оба суденышка он заметил сразу — они покачивались метрах в пятидесяти от пловцов. Диверсантов не было видно.
«Порядок» — улыбнулся он, и в этот миг откуда-то сверху грянула музыка. Это был дикий поток звуков — визг и скрежет, разбавленный трубными воплями и барабанным боем. Заметив направление, Виктор нырнул.
Они вынырнули, только разглядев над головами днища лодок. Их катерок свободно болтался на буксире позади бота, притянутого к берегу.
— Быстро в их лодку!—скомандовал Виктор. Он освободил якорек из гальки. Извилистый проход вел в глубину скал и вверх. Оттуда продолжала извергаться чудовищная какофония.
— Вперед! — Толкнув бот от берега, Виктор прыгнул в него. — К мотору, Карлос!
Двигатель заработал с пол-оборота. В это время в узком проходе между скалами показался болтливый Рамос. При виде Виктора он ошалело выкатил глаза. Затем рот его широко раскрылся, видимо, Рамос звал своего приятеля, но голос его тонул в диких звуках. Виктор не удержался, послал ему приветствие.
— Он позабыл здесь свою игрушку,— объяснил Карлос, протягивая Виктору портативную кинокамеру.
— Придется нам потрудиться за него, — освобождаясь от акваланга, усмехнулся Виктор. — Заскочим в бухту.
Впрочем, он остановил бот на линии барьера. «Не будем искушать судьбу,— решил Виктор. — В тайничке у них наверняка припасено оружие».
Кошачий концерт неистовствовал, гремел над островом. Даже отсюда было видно, как бесновались змеи. Они взвивались черными стрелами, кружили вокруг убитых черепах, с бессильной яростью впиваясь в растопыренные ласты. Виктор старательно снимал этот шабаш, в то время как его товарищи перебирались на подтянутый кубинцем катер.
Внезапно музыка смолкла, и автоматная очередь тут же прорезала тишину. Цепь фонтанчиков возникла у самого борта.
Виктор легко перемахнул на катер и подскочил к Гале, чтобы прикрыть ее от следующей очереди, однако проворный юноша мгновенно включил скорость, и пули обрушились на опустевший бот.
— Ты перепугался за свою «Акулу?— спросила Галя, когда выступ базальтовой скалы загородил их от огня.
Виктор промолчал, и Карлос ответил за него:
— Об «Акуле» он в тот момент не думал.— И напрасно. Она набита сейчас ценнейшей информацией, включая великолепный джаз.
— Хорошо, что успел зацепить их шлюпку, Карлос, — сказал Виктор, глядя, как бот диверсантов прыгает за кормой на кильватерной волне. — Мерзавцам теперь не удрать оттуда. Их накроют с поличным...
— А если нужно еще вещественное до-ка...
— Доказательство, — подсказал Виктор.
— Вещественное доказательство.
Он взял поднятый Карлосом киносъемочный аппарат.
— Made in USA,— прочел он четко отпечатанную на пластмассовом корпусе надпись.— Ну вот и клеймо, которого так боялся этот кабальеро, — усмехнулся Виктор. — А, если этого мало, снятые им кадры скажут сами за себя. Да и все его откровенные излияния записаны «Акулой».
Карлос улыбнулся:
— Порядок!

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru