Рейтинг@Mail.ru
Наши активисты

1965 01 январь

Наши активисты

Автор: Пролеткин В.

читать

Виктор Иванович Пролеткин печатается в «Уральском Следопыте» сравнительно недавно — с 1962 года. Но читатели журнала сразу обратили внимание на интересные очерки и информации нового автора: «Иван Бровкин на целине», «Огненный комиссар», «Письмо из штата Мичиган», «Крестник Петра Заломова», «Шкатулка «Меновый двор» и другие.
Умение найти, докопаться, увидеть то, мимо чего проходят многие,— основная следопытская черта журналиста Виктора Пролеткина.
Рабочий, педагог, ныне собственный корреспондент «Комсомольской правды» по Оренбуржью, Виктор Иванович — автор двух книг о молодежи. Они называются: «Пришла любовь» и «Стучись в сердце» и посвящены делам и думам юношей и девушек, рассказывают о поиске правильных дорог в жизни, о большом чувстве, настоящей дружбе.
И все-таки любимый жанр Виктора Пролеткина — информация.
В этом номере мы публикуем новую подборку интересных сообщений нашего активного автора.

МУЗЕЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
На дверях нескольких комнат Сорочинского Дома пионеров в Оренбуржье висят таблички: «Музей гражданской войны». Здесь собраны редкие фотографии, личное оружие, воспоминания, письма и другие документы участников борьбы за молодую Советскую Республику на Южном Урале.
Несколько лет назад работник районного Дома культуры краевед Александр Михайлович Буцко подготовил к сорокалетию Великого Октября стенд, посвященный боям за освобождение Сорочинска от белогвардейцев. Он обратился к бывшим чапаевцам, проживающим в городе, связался с музеями Москвы, Куйбышева, Оренбурга... Материалов оказалось так много, что пришлось не стенд оформлять, а просить отдел культуры дать помещение для настоящего музея на общественных началах — первого в Оренбуржье.
Сорочинску в гражданской войне, если так можно выразиться, «повезло». Здесь формировались Пугачевский и Домашкинский полки 73-й бригады, которой командовал Иван Семенович Кутяков. 10 апреля 1919 года к нему прибыли Василий Иванович Чапаев и Дмитрий Андреевич Фурманов. Созвали митинг в помещении кинематографа «Олимп» (теперь здесь районный Дом культуры). Вот как об этом вспоминает в своем дневнике Д. А. фурманов.
«Когда армейцы узнали, что приехал Чапай, повалили в кинематограф и заполнили его до предела: всего присутствовало человек тысяча. Митинг прошел великолепно, все остались очень довольны».
В городе 18 сентября 1918 года останавливался агитпоезд «Октябрьская революция». Приехавший с ним Михаил Иванович Калинин выступил с речью перед рабочими, беседовал с крестьянами. В музее собраны и экспонируются несколько фотографий М. И. Калинина, агитпоезда, фотокопии стенограмм беседы.
Хранится здесь и пожелтевшая от времени фотография молодого Николая Михайловича Шверника. Он тогда был комиссаром 214-го Симбирского полка 24-й дивизии, прозванной «Железной». Дивизия освободила Сорочинск от белоказаков в ноябре 1918 года. Здесь же — портреты Михаила Васильевича Фрунзе и Василия Константиновича Блюхера.
Известно, что 400 сорочинцев сражались в прославленной дивизии Чапаева, столько же — в дивизии Гая. Многие из них подарили музею свои личные вещи, фотоснимки, прислали воспоминания. 10 апреля 1959 года, в честь сорокалетия со дня посещения города В. И. Чапаевым, был проведен слет бывших бойцов 25-й дивизии. Тогда в подарок музею и поступила «Песня о Чапае», сложенная еще а те грозные годы. Автор ее— Иван Васильевич Колпаков, бывший начальник штаба партизанского отряда села Голубовка. Интересно, что жители села первыми в уезде признали Советскую власть в 1917 году, организовали свой вооруженный отряд и переименовали село в «Первое Красное село». До сего времени на картах Оренбуржья сохранилось это название.
Но, пожалуй, самый дорогой документ — портрет Владимира Ильича Ленина. Подарил его музею персональный пенсионер Константин Васильевич Ванякин, бывший красногвардеец, участник гражданской войны.
В числе немногих он был удостоен 1 личного портрета Ильича с автографом: «Вл, Ульянов — Ленин. 31 января 1918 года».

В ПАМЯТЬ О БЫЛЫХ ПОХОДАХ
Служебные дела привели меня в целинный Кваркенский район. Сразу же обратил внимание: любопытные названия сел и деревень. Право, почему заброшенное в оренбургских степях село называется красивым и звучным греческим именем — Андрианополь? Или другие поселки и деревни — Бриент, Аландский, Куньминский?
Когда возвращался в Оренбург, разговорился с проводником.
— Это еще что! — воскликнул железнодорожник.— Я вот пятнадцать лет езжу по Южно-Уральской железной дороге и поражаюсь: каких «знакомых» тут не встретишь! Недалеко от станции Бреды есть поселок Рымникский. По соседству с ним расположились Измайловский и Полоцкий. А южнее станции Карталы — Варшавский!
Населенные пункты — Варна, Чесма, Балканы, Лейпциг, Берлин, Париж, Вена и даже Фершампенауз!
Кто им дал такие имена — населенным пунктам в южной части Урала?
Оказывается, большинство иностранных наименований дано южноуральским поселениям в XVIII—XIX веках в честь побед, одержанных русскими войсками в войнах с Пруссией, Турцией, в Отечественной войне 1812 года, Крымской войне и других кампаниях.
Во всех этих крупных походах участвовали оренбургские казаки, башкирская конница. Возвратившись домой, воины закладывали новые селения и давали им иностранные наименования — в память о былых походах, в честь побед российского оружия.

ОТКРЫТЫЙ КАРЬЕР... ПОД ЗЕМЛЕЙ!
Где «палят»? — на языке горняков означает: где бурильщики производят взрывные работы,
— В четвертой очистительной камере,— последовал ответ.
Идем вдоль узкоколейки, по которой то и дело снуют электропоезда. Над головой огоньки, вдали огоньки... Дышится свободно. Трудно поверить, что мы находимся глубоко под землей — на территории Соль-Илецкого соляного рудника. Очистительные камеры высотою в 2,5, шириной в 30 и длиною в сто и двести метров залиты светом. Здесь тепло, много воздуха — и ни одной опоры! Под ногами, над головой и по сторонам — всюду сверкающий прочный монолит из каменной соли.
Соль-Илецкое месторождение считается одним из богатейших в стране. К тому же, оно уникально по своему расположению, химическому составу и запасам.
...Вот и место добычи. Мощный скрепер нагружает в вагонетки электропоезда соль. Она тверда, неподатлива. Ковши то и дело скользят по монолиту. Тогда машинист дает знак бурильщику и отводит скрепер немного в сторону. Раздается команда: «Осторожно, взрывы!» Сворачиваем в защитную нишу, туда же приходят и горняки. Удар, другой, третий... Мелкие куски соли далеко летят вдоль камеры. В каждой камере — два скрепера, их общая производительность 400 тонн соли в рабочую смену.
А недавно в соляном забое появилась еще одна чудесная машина — комбайн «ПК-ЗМ». Горняки прозвали его метко: «соляной крот». Его головка с острыми зубьями вращается со скоростью 100 оборотов в минуту. Площадь соляного пласта, которую захватывает сверло, равна восьми квадратным метрам. Отбитые куски попадают на транспортер и оттуда в вагонетки. Несколько сортов и видов соли производит рудник. Поваренная, йодированная... В брикетах, кусковая и молотая.. Много ее отправляется в адрес химических заводов, в колхозы и совхозы страны. Соль-лизунец, брикеты с микроэлементами находят большой спрос в животноводстве.

ПОД СОВХОЗНЫМ СТЯГОМ
Это было в грозные годы Великой Отечественной войны — в дни великой битвы на Волге, 884-й Оренбургский полк уходил на фронт. Жители совхоза «Маяк», где он был расквартирован, собрались на митинг. Командир Борис Николаевич Попов произнес речь. С ответным словом выступила председатель рабочего комитета Евдокия Сергеевна Енина. Она вручила воинскому подразделению переходящее Красное знамя.
— Желаем дойти с ним до Берлина!
Счастливым оказалось это знамя!
Его историю рассказал нам директор совхоза Вячеслав Васильевич Глаголев.
— Случилось так, что мы больше двадцати лет ничего не знали о судьбе нашего знамени. И вдруг получаем письмо от бывшего командира, полковника в отставке Бориса Николаевича Попова. «Дорогие товарищи! Знамя, на котором стоит название совхоза «Маяк», наш полк пронес через пожар войны. После победы над фашизмом мы передали его в Музей Советской Армии, где оно сейчас и находится...»
Сбылись слова русской женщины: знамя совхоза реяло над одним из полков 62-й армии генерала Чуйкова. Вместе с ним оно дошло до Берлина и вернулось на Родину уже реликвией!

У ИСТОКОВ ВЕЛИКОЙ РЕКИ
Как начинается Волга? Несколько необычно. Она рождается... в колыбели. Да, в своеобразной колыбели, которую соорудили для нее благодарные люди.
Если кому из читателей удастся побывать в северо-западной части Калининской области, пусть он обязательно посетит небольшое селение Волго-Верховье. Недалеко от него бревенчатая русская избушка. Она стоит на краю болота, заросшего осокой и мелколесьем. Это очень интересная постройка — «домик-теремок» с невысоким куполком и разноцветными стеклами в окнах.
Его окружает небольшой заборчик с воротами, украшенными имитированными фонарями-светильниками. Так выглядит колыбель великой русской реки. В дощатом полу прорублено специальное «окошко» диаметром в 70 сантиметров. Оно ограждено перилами. Вот капли воды соединяются в струйки. Они полнеют, набирают силу и с веселым переливчатым говорком—«Мы живы. Пустите нас на волю, дайте простор!»—проходят в отверстие в стене.
Бежит узенький ручеек, петляет по лугам и оврагам. С каждым метром он становится все шире и полноводнее, быстрее его бег.
Вот и первые плотины — три камня, кем-то проложенные поперек воды. Немного ниже переправа — двухметровый мост, узенький, без перил.
Люди тщательно оберегают верховье реки. Еще до войны за родником был организован уход, построена ажурная терраса для туристов. В дни оккупации Осташковского района фашисты уничтожили ее, а сам источник испоганили.
И надо было видеть, с какой любовью восстановили колыбель Волги саперы одной воинской части, освободившей Волго-Верховье! А в 1957 году поставили бревенчатый «теремок».

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru