Рейтинг@Mail.ru
Следопыты сообщают

1965 05 май

Самый маленький

Авторы: С.З.,  Арсенин И.,  Артамонов А.,  Николаев Д.,  Кишкин А.

читать

В своей автобиографии Аркадий Гайдар писал:
« Я ушел в Красную Армию в ноябре 1918 года, когда мне не было еще 14 лет. Я был рослым, крепким мальчишкой, и вскоре после некоторых колебаний меня приняли на 6-е киевские курсы красных командиров.
В конце концов вышло так, что четырнадцати с половиной лет я уже командовал 6-й ротой 2-го полка бригады курсантов на Петлюровском фронте. А в семнадцать лет был командиром 58-го отдельного полка по борьбе с бандитизмом,— это на антоновщине.
Вышел я из армии в декабре 1924 года, потому что заболел.
Когда меня спрашивают, как это могло случиться, что я был таки и молодым командиром, я отвечаю: это не биография у меня необыкновенная, а время было необыкновенное.
Это просто обыкновенная биография в необыкновенное время».
Вот такая «необыкновенная биографиям, но только в другие годы, была и у Владимира Валахова. Если вам удастся побывать в Свердловском суворовском училище, вам обязательно покажут его фотографию. Она висит рядом с фотографиями других воспитанников — Анатолия Чепелева и Дмитрия Красинкова. На мундирах у них боевые медали; у Владимира — две. В Суворовское училище эти ребята попали еще в дни Великой Отечественной войны, прямо из воинских соединений. Но Владимир Валахов среди всех «сыновей полков» нашей армии занимает особое место.
Осенью 1943 года гитлеровские дивизии отступали с Украины. К началу октября войска четырех советских фронтов вышли к Днепру широкой полосой от Лоева до Запорожья и захватили на правом берегу реки более двадцати плацдармов. Но от Запорожья до Азовского моря гитлеровцы создали мощный оборонительный рубеж из трех-четырех оборонительных полос глубиной 18—20 километров.
«Особенно сильной была оборона на правом берегу реки Молочной Центром ее являлся Мелитополь. Немецко-фашистское командование придавало огромное значение оборонительному рубежу на Молочной, так как он прикрывал низовья Днепра и подступы к Крыму с Севера, обеспечивая тем самым сухопутную связь с крымскими группировками».
Наступление советских войск на Мелитополь началось 26 сентября, и с самого начала бои приняли ожесточенный характер.
Гитлеровцы шли на любые потери, чтобы удержать Мелитополь и переправу через Молочную. Бывали дни, когда нашим солдатам приходилось отражать до двадцати контратак противника.
Вот тогда-то в одном из боев двенадцатилетний «сын полка» Володя Валахов с гранатой в руке бросился вперед и заставил сдаться в плен большую группу гитлеровцев.
21 октября Мелитополь вновь стал советским городом, а командование 4-го Украинского фронта решило отметить Володин подвиг. Его наградили медалью «За отвагу» и присвоили звание сержанта. Погоны маленького воина украсились тремя узкими поперечными нашивками. Двенадцатилетний сержант — это единственный случай за всю историю Великой Отечественной войны...
Сейчас Владимир Валахов — капитан Советской Армии, недавно он окончил военную академию и стал военным инженером. Но когда Владимир был еще лейтенантом и командовал ротой, ему пришлось снова вспомнить свое боевое прошлое. Как лучшего офицера части, его командировали однажды под Новгород, чтобы помочь разминировать те места, где в годы войны проходили бои с гитлеровцами. И бывший двенадцатилетний фронтовик это задание выполнил на «отлично».
С. 3.

Боевая святыня
Красный стяг, обожженный огнем боев и сражений, обагренный кровью наших лучших боевых товарищей,— молчаливый свидетель ратных подвигов защитников Родины...
...Бывший командир танковой бригады Уральского добровольческого корпуса Герой Советского Союза Николай Федорович Корнюшкин с волнением начал свой рассказ о героях-танкистах.
Над боевым охранением танковой бригады на бреющем полете прошел наш самолет-разведчик и скрылся где-то за горизонтом. Вскоре к танку комбрига подкатила штабная машина. Из нее выскочил танкист в черном комбинезоне и передал подполковнику Корнюшкину измятый лист бумаги. По тому, как комбриг впился глазами в начерченные на листе линии, было ясно: бумага важная.
И вот уже танки первого батальона под командованием капитана Петрикина покинули расположение бригады. Они уходили на ее левый фланг. Второй батальон капитана Белянина двинулся в противоположную сторону. На месте оставались танки третьего батальона капитана Панченко и два танковых взвода. Здесь же был и комбриг Корнюшкин. Он смотрел на стрелки часов. Еще минута, и крепкая фигура комбрига скрылась в танке. Захлопнулись тяжелые люки машин. Третий танковый батальон вышел в боевую линию.
Впереди, почти одновременно, прогремели артиллерийские раскаты. Это батальоны Петрикина и Белянина открыли огонь по врагу. Теперь настало время и для третьего. На высокой скорости танки устремились вперед.
Оказавшись в огненном мешке, растерявшиеся гитлеровцы метались в разные стороны. Могучая стальная лавина сметала все на своем пути. Через несколько часов фашистская мотострелковая дивизия была полностью уничтожена.
К сожалению, имя летчика, который сбросип с самолета-разведчика лист бумаги с изображением схемы движения вражеской дивизии, до сих пор неизвестно...
...Пять боевых орденов на Красном знамени уральцее. Сейчас оно хранится в Центральном музее Советской Армии. Совсем недавно, спустя 20 лет после битвы на Орловско-Курской дуге, на место боев приехала группа маршалов, генералов и офицеров — участников сражения. Вместе с ними было и прославленное Красное знамя.
Вы видите на снимке бывшего командующего 4-й танковой армией, в состав которой входил и Уральский добровольческий корпус, генерал-лейтенанта танковых войск Василия Михайловича Баданова на могиле боевого друга полковника Бахтина, со знаменем уральцев.
Н. АРСЕНИН

Надо искать!
Пришел в Ижевский аэроклуб новый работник. Лейтенант, бывший летчик-истребитель. И хотя он по-прежнему носил военную форму, профессия у Ивана Георгиевича была уже мирной: летчик-инструктор, методист по теории полетов.
Знакомясь с коллективом, услышал как-то Иван Георгиевич, что первую ступеньку в небо сделали в Ижевском аэроклубе многие Герои Советского Союза. Заинтересовался: где сейчас эти люди, какой совершили подвиг? Среди Героев есть и не летчики...
— Надо искать,— решил Кулемин.
В партийном архиве республики было известно о 62 Героях, уроженцах Удмуртии, в краеведческом музее — только о 53-х. Сопоставил Иван Георгиевич цифры. Странная вещь: ни в том, ни в другом списках не числились воспитанники аэроклуба Герои Советского Союза Тюлькин, Заманов, Стариков, Ульянов.
И тогда полетели во все концы страны письма — родственникам, в архив Министерства обороны СССР, в Глазное управление кадров Министерства обороны, в редакцию «Советской авиации». Устанавливались первые связи, уточнялись даты. В 31-ю школу приехал бывший ученик, а ныне начальник Московского аэроклуба Михаил Николаевич Тюлькин. В классе, где он учился, установили парту Героя. Сидеть за нею получили право самые лучшие.
Виталий Микрюков — воспитанник 25-й школы. Он погиб, но мать и отец Виталия до сих пор живут в Ижевске. Пионеры одного из отрядов решили:
— Просим присвоить имя Микрюкова нашему отряду.
После поездки в наградной отдел Министерства обороны СССР список героев Удмуртии увеличился до 77: Кулемин «открыл» еще 15 человек.
А. АРТАМОНОВ

Дорогая реликвия
Однажды артисты Московского Драматического театра пригласили к себе в гости командира партизанского отряда автора книги «Сильные духом» Дмитрия Николаевича Медведева. Он присутствовал на репетиции и, взволнованный игрой, подарил заслуженному артисту Таджикской ССР, исполнителю роли прославленного разведчика Николая Ивановича Кузнецова— А . Г. Ширшову — дорогую реликвию боевого друга — кобуру от его пистолета.
Несколько лет артист бережно хранил подарок. Но как-то он пришел в Центральный музей Советской Армии. Рассказ экскурсовода заставил его заново пережить все, что он знал о легендарном герое.
Ширшов тут же отправился домой, а возвратившись, передал музею кобуру разведчика.
В музее хранится снимок. На нем — группа артистов Московского Драматического театра. В первом ряду — автор книги «Сильные духом» Д. Н. Медведев, рядом справа — партизанка Валя Довгер, около нее — заслуженный артист Таджикской ССР А. Г. Ширшов.
Д . НИКОЛАЕВ

Олег Барклай-де Толли
Представьте: вы — на уроке в Челябинском военном училище. Преподаватель задал вопрос и назвал фамилию курсанта:
— Прошу ответить Олега Барклай-де-Толли.
Поднялся невысокого роста сероглазый парень.
Кто он? Однофамилец прославленного полководца? Нет.
Отец его, Антоний Викторович,— правнук Михаила Богдановича Барклая-де-Толли,— тоже был военным.  Участвовал в первой мировой войне. После революции перешел на сторону Советской власти. После тяжелой контузии во время Отечественной войны 1941—45 годов вышел в отставку в звании майора. Старший сын его погиб, защищая Москву. Средний решил стать инженером.
— Придется тебе, Олег, продолжить дело наших предков — защищать рубежи родной России,— сказал Антоний Викторович младшему.
И Олег ушел служить в ряды Советской Армии. Там же закончил 10 классов и, выполняя желание отца, подал рапорт с просьбой зачислить его в Челябинское военное училище. Праправнук выдающегося русского военачальника, младший сержант Барклай-де-Толли готовится стать достойным своих предков.
На снимке: Олег Барклай-де-Толли на встрече с учениками Челябинской школы № 140.
Д. КИШКИН

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru