Рейтинг@Mail.ru
6702-do-razgadki-eshhyo-daleko

1967 02 февраль

До разгадки ещё далеко

Автор: Комарских Е.

читать

Почти шестьдесят лет бьются ученые над загадкой тунгусской катастрофы. Казалось бы, высказаны все точки зрения, все гипотезы, все догадки. И вдруг на XII метеоритной конференции, проходившей в прошлом году в Новосибирске, спор о тунгусском чуде разразился с новой силой: что же взорвалось над сибирской тайгой — комета? водородная бомба? антивещество? Очерк Е. Комарских написан под впечатлением встреч с участниками этой конференции.

Одержимые
Мы столкнулись нос к но- су, и я отшатнулся от неожиданности. Сашу было не узнать. Как он успел за лето отрастить такую лохматую бородищу! Черную, как воронье перо, настоящую гриву, из-под которой выглядывал только коричневый нос да сверкали глаза.
— Ну что, нашли? — задал я глупейший вопрос. О том, что он искал, я имел самое смутное представление. Говорили, что он отправился в составе самодеятельной экспедиции «искать Тунгусский метеорит». Как будто лежит где-то в тайге громадная глыба, и находятся чудаки, которым не живется спокойно, пока они зачем-то не отыщут ее. О всяких там «тонкостях» — падал ли этот метеорит на землю или рассыпался, не коснувшись ее, и был ли он вообще, или это нечто совсем другое, — обо всем этом непосвященные не успели еще наслышаться. В ту пору серьезное изучение тунгусской катастрофы, — а это было сразу после войны, — только начиналось, и журналисты не успели поразить читателей сенсациями о космическом корабле и ядерном взрыве. Поэтому я и не понял раскатистого смеха приятеля: «Нашел? Что нашел? Болото?». Меня это задело — приятно ли чувствовать себя профаном?
Саша отвечал уклончиво. Да и что он мог сказать, когда требуют единственного ответа: что это было? «Тунгусское чудо», — усмехнулся Саша. Так я ничего и не добился. Бороду он сбрил. До следующей экспедиции.
Есть в человеке какая-то страсть разгадывать загадки. И чем сложнее загадка, тем сильнее эта страсть. Так заразился ею мой друг Саша Ерохин. Что хочет он и его фанатичные единомышленники — геологи, физики, математики, медики? Докопаться до истины? Одержимые не хотят принимать на веру доводы других, пока лично не убедятся в их справедливости. Зачем людям осколки из космоса? Едва наступило лето, как Саша взял отпуск и опять ушел искать свое чудо. Он ушел в комариный край со своими новыми друзьями. Каждый год состав экспедиции новый, только несколько фанатиков, как Саша, ищут тунгусское чудо постоянно.
Прикосновение к тайне... Именно это чувство я испытал, слушая рассказы Саши. Сколько с тех пор прошло лет, а в памяти нет-нет да и всплывет его голос, ехидная интонация: «Не так уж много на нашу планету упало космических «камней»... И вдруг я вспоминаю случай, который произошел с японской девочкой, когда небесный осколок поцарапал ей руку и запутался в складках платья. Конечно, это американка, которую разбудил в постели упавший камень? Метеорит попал в дом и пробил потолок. Счастье, что американка спала под периной, иначе бы синяками дело не обошлось. Чепуха! Таких курьезов единицы. Метеориты не сыплются дождем на наши головы, и одержимые исследователи терпеливо охотятся за каждым осколком, пусть самым крохотным гостем из космоса. Я помню, какую сенсацию вызвало однажды сообщение: к ногам изумленного прохожего из ясного неба свалилась глыба льда! За глыбой послали самолет и тщательно изучили ее в лаборатории. Ведь окажись этот лед гостем из космического пространства, это стало бы открытием в метеоритике. До сих пор метеориты находили только твердосплавные. Увы! Исследования показали чисто земное происхождение льда. Очевидно, выпал из самолета.
А загадка одесского метеорита? До сих пор специалисты по аэродинамике ломают голову над тем, почему одесский метеорит в 1958 году, войдя в плотные слои атмосферы, взорвался таким образом, что один из его осколков продолжал полет быстрее «родительского тела», а второй — медленнее. Еще раз я вспомнил о Саше и его одержимых друзьях совсем недавно, на XII метеоритной конференции, когда познакомился с руководителем комплексной самодеятельной экспедиции В. Журавлевым.

Что или как?
Это было в мае, в Новосибирском академгородке. Горы цифр, формул, неоспоримых научных данных. Но и сдержанность ученых мужей то и дело прорывалась той страстью, которая меня так поразила в Саше Ерохине. Загадочное происшествие— тунгусское диво, случившееся почти шесть десятилетий назад, взбудоражило флегматичных, спокойных академиков и профессоров. Казалось, по залу пронесся отголосок великой сибирской катастрофы.
...Как это было? Возможно, так: огромное тело ворвалось в атмосферу земли. Ослепительная вспышка света и громовые раскаты. На двух тысячах квадратных километров лес валился и дымился. Настала ночь, но было светло как днем. «Белая ночь» повторилась и 2 июля.
Что же это такое? Ученые не спешат с ответом. Я вспоминаю Сашу Ерохина: все повторяется! Они, как и Саша, делают вид, что их больше интересует как это было, а не что. Свои предположения они скромно называют «рабочими гипотезами». Даже сама загадка Тунгусского метеорита переименована сейчас в проблему «Тунгусского падения» (а вдруг это не метеорит!). Я понимаю: эта осторожность — своего рода защитная прививка после широкой эпидемии самых фантастических гипотез — космический корабль, водородная бомба, облако космической пыли...
Вдруг зал опять ожил.
Кто-то вспомнил про Либби и Коуэна. Американские ученые, лауреаты Нобелевской премии Либби и Коуэн высказали сногсшибательную версию. Они исследовали в срезах почвы из района падения — чего? метеорита? кометы? — содержание изотопов углерода С14, который в изобилии образуется при ядерных взрывах. Подсчитали с помощью электронных машин, какое количество этого изотопа сопровождает взрыв водородной бомбы, и пришли к выводу: тунгусская катастрофа — это столкновение Земли с антивеществом! Такое явление вызывает мощнейший из известных ядерных процессов — аннигиляцию. Вся масса вещества и антивещества целиком переходит в энергию, в тысячи раз превышающую энергию термоядерного синтеза. Фантазия? Энтузиасты взялись проверить эту гипотезу. И что же? Эксперименты подтвердили повышенное содержание в спилах деревьев на кольце 1908 года углерода С14. Но ведь он мог появиться и по другим причинам, — тут же опровергли энтузиастов скептики. Дым от фабрик, паровозов, лесные пожары — мало ли что могло стать причиной большого содержания в деревьях радиоактивного углерода!
Гул недоверия пронесся по залу, когда вдруг один из выступавших вспомнил версию космическом корабле, взорвавшемся в районе Тунгуски. Это уж действительно фантазия.
Как погибает мечта? Красивая, как тропическая бабочка. К ней тянешься — вот-вот прикоснешься к тайне... Не за ней ли каждое лето уезжал в комариный край со своими одержимыми друзьями Саша? Четкое, пропитанное сарказмом профессорское резюме: «Слухи и небылицы, распространяемые в печати о космическом корабле, якобы пытавшемся приземлиться в районе Тунгуски, — продукт научной недобросовестности...»

Где рождается истина?
Конечно, в споре. Глава Комитета по метеоритам академик В. Г. Фесенков прокомментировал выводы спорщиков так: в атмосферу вторглась небольшая комета. Комета взорвалась в десяти километрах от поверхности Земли. Но где доказательство того, что произошел взрыв, — возражают противники? Разрушения могли произойти и вследствие баллистической волны. А если был взрыв, то почему обязательно кометы? Возможно, это было облако космической пыли. Но какова его плотность, что стало с облаком потом и может ли оно вызвать такой ожог деревьев, как в районе падения? Если произошел обычный химический взрыв вещества, то его световая энергия не могла причинить таких повреждений, а при ядерном взрыве ожог был бы сильнее...
Истина рождается в споре. Но для ее рождения нужны факты, факты «против» и «за». Составлены карты повала леса. Составлены схемы лучистого ожога в центре катастрофы. Намечены места поисков космического вещества. Определена траектория полета тела. Закончен сбор сведений о геофизических явлениях, сопровождавших взрыв. Все это сделано главным образом членами комплексной самодеятельной экспедиции — теми одержимыми, энтузиастами, с которыми из года в год уходил в тайгу мой друг Саша.
Но ни кометная гипотеза, ни предположение о ядерном взрыве, ни возможность столкновения с антивеществом или облаком космической пыли не объясняют достаточно обоснованно все, что случилось летом 1908 года.
Так, «белые ночи», удивлявшие Европу долгое время после тунгусского взрыва, могли быть вызваны и кометой. Ядро кометы могло рассыпаться в порошок в верхних слоях атмосферы. Но «белые ночи» могли быть результатом и ядерного взрыва... И все это было полвека назад. Сохранилось лишь несколько очевидцев, в рассказы которых можно верить только с оглядкой. Да еще само место катастрофы. Картина разрушений — вот что неопровержимо. Вывал леса в районе падения зафиксировал . направление и мощность ударной волны — вот главный очевидец! Но что он может рассказать? Были проведены опыты на модели. Над миниатюрным макетом леса загремели взрывы шнурового заряда. Макет леса громили до тех пор, пока не была получена полная аналогия с фактическими разрушениями. А потом за тунгусское чудо взялись математики.
Особенно помогла исследователям математическая статистика. Ее выводы, как всегда, были неоспоримы и для скептиков. Главная хитрость состояла в том, чтобы по характеру пробных площадок, сетью покрывших весь район исследования, дать описание точной картины территории в целом. Из мозаики получить картину. На основании этой «мозаики» один из исследователей томский инженер Д. Анфиногенов рассчитал траекторию баллистической ударной волны тунгусского метеорита. Его выводы: наиболее крупные обломки находятся не в эпицентре разрушений, а в нескольких километрах от него. Анфиногенов взял карту, карандаш и точкой указал место, где их следует искать. «Ищите метеорит здесь», — сказал Анфиногенов. А если это не метеорит? Как объяснить, что Иркутская обсерватория 30 июня 1908 года зафиксировала на сейсмограмме не один, а три толчка? Выяснилось, что все три кривых на сейсмограмме имели разные источники. Что это? Еще два метеорита или осколки тунгусского? На поиски новых мест катастроф в 1911 году ходила экспедиция писателя В. Я. Шишкова. Экспедиция обнаружила гигантский вывал леса. Но где этот новый вывал? Считалось, что все ее документы безвозвратно утеряны. Лишь недавно стало известно, что документы экспедиции сохранились в архивах Сибири. Может быть, они приоткроют тайну загадочных волн на иркутской сейсмограмме? А может, расскажут о большем?

Что же упало?
Итак, есть карты, есть схемы, есть сотни проб почвы, спилов деревьев. Осталось главное: найти остатки чуда. Поскольку ждать, пока метеорит упадет в руки, как японской девочке, приходится столетиями, не легче ли собирать космическую пыль? Собирать по крупицам, перерабатывая тонны земли. Ведь и золото встречается не только в виде самородков. Крохотных космических шариков, черных и блестящих на вид, особенно много в торфе. Сибирские болота стоят тысячелетия и хорошо сохраняют осевшие из воздуха частицы. Каждый год слой торфа вырастает на два-три миллиметра. Измерив толщину пласта, в котором найдена космическая пыль, можно узнать, когда она туда попала.
Впрочем, не только в торфе и земле сохраняется эта драгоценная пыль. Ребята из астрономической обсерватории клуба юного техника Академгородка пытаются извлечь ее из... лиственницы. Той самой, которая была обожжена при падении Тунгусского тела. Ведь обугленная часть древесины, если дерево не погибло, быстро затягивается смолой, а к ней прилипают находящиеся в воздухе частицы. Постепенно поврежденная часть ветки зарастает наплывом — космос в янтаре. Члены экспедиции привезли ребятам в Новосибирск спилы таких веток, и им удалось извлечь сначала один, а потом еще четыре таких шарика. Когда наберется хотя бы десяток, можно будет провести микроспектральный анализ— сжечь их и определить спектр, который расскажет о составе и происхождении шариков. Ведь они настолько малы, что рассмотреть их можно только под микроскопом. А еще их надо очистить от смолы и других примесей... Если анализ подтвердит метеоритное происхождение пыли, то не надо будет промывать и просеивать тонны торфа и земли. Заманчивая идея!
...Я слушал Журавлева, смотрел на схемы, карты, а перед глазами стоял бородатый мой друг Саша Ерохин. Нет, он был не первым, он шел по следам Леонида Алексеевича Кулика, который прорубил на Тунгуске первые просеки, проложил здесь дороги, осушил болото. Леонид Алексеевич так и не узнал, что по его дорогам и просекам пошли сотни одержимых.
Я верю: приедет когда-нибудь из комариного края бородатый парень, сбросит рюкзак, крепко пожмет руки друзьям и на самый глупейший вопрос: «Ну что, нашел?»— ответит просто и серьезно: «Нашел. Нет больше чуда, ребята!».
И, честное слово, я не знаю, чему больше будут тогда удивляться люди — разгадке или тому непостижимому упорству, с каким одержимые тунгусским чудом эту разгадку нашли.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru