Рейтинг@Mail.ru
О подвигах, о доблести, о славе...

1967 02 февраль

О подвигах, о доблести, о славе...

Автор: Савин О.

читать

В Москве на Втором Всесоюзном слете победителей похода по местам революционной и боевой славы советского народа «Уральский следопыт» вручил свой приз пензенскому клубу «Корчагинцев» «за интересное освещение следопытского поиска на страницах газет и журналов».
В этом номере мы рассказываем о делах корчагинцев.

Отряд рождался так. В один из январских дней в кабинете редактора пензенской газеты «Молодой ленинец» Льва Зефирова собрались несколько журналистов и группа подростков. Сначала, рассказывали взрослые о поиске, о романтике. А потом и подростки, впервые пришедшие в редакцию, разговорились...
Так при молодежной газете возник следопытский отряд имени Павки Корчагина. Начинался он с пятнадцати юных бойцов, сейчас их более двухсот. Полюбили и признали в городе Пенза мальчишек и девчонок, одетых в строгие синие куртки с золотыми нашивками на рукавах.
У корчагинцев свое знамя, устав, присяга, форма одежды, свой совет командиров, свой музей. Создано одиннадцать взводов. Все чаше и чаще на четвертой странице «Молодого ленинца» можно было встретить боевой приказ командира отряда провести операцию: «Нива», «Лед», «Газета», «Пешеход», «Мотоцикл», «Автобус», «Подснежник»...
Например, при операции «Браконьер» взводы «Молния» и «Автомобилист» в районе реки Хопер задержали 20 браконьеров, конфисковали у них 18 блоков, три сети, другие орудия незаконного лова. Совместные рейды по благоустройству города, детских спортивных площадок, проверка работы транспорта. Все это сближало ребят. Роднит их. безудержная романтика больших и малых дел. постоянный поиск, верность революционным идеалам.

По Волге и Суре
План родился еще зимой, когда Сура была закована в крепкий лед. На совете командиров кто-то из ребят предложил: вот бы провести многодневный поход на лодках. Пройти по пути легендарного героя гражданской войны комиссара Волжской военной флотилии Николая Григорьевича Маркина. Подполковник запаса Алексей Федорович Назаров, собравший богатый материал о герое-матросе, одобрил замысел корчагинцев, подарил ребятам свою книгу о Маркине с надписью: «Надеюсь на Вашу помощь по дальнейшему сбору материалов о жизни и деятельности славного сына русского народа, верного ленинца Николая Маркина».
И вот у центрального причала на реке Суре выстроились бойцы взвода «Алые паруса». Начальник штаба отряда, журналист Адольф Куплинский докладывает командиру, что следопыты готовы приступить к выполнению операции «Бригантина». Впереди — около двух тысяч километров водного пути, знакомство с неизвестными местами, встречи с интересными людьми. Володя Ильин поднимает знамя на флагманской лодке, и три моторки медленно отчаливают от берега.
Нелегко дался первый водный поход. Пришлось и на руках лодки переносить, и канатами перетягивать через мели и перекаты. Никто не хныкал.
Недаром в присяге корчагинцев есть такие слова: «Любые преграды и препятствия, которые встанут передо мной, я преодолею с честью».
Пензенские следопыты искали героев Отечественной войны, знакомились со старыми коммунистами — со всеми, кто знал Николая Маркина, сражался рядом с ним на кораблях флотилии. Было это в Ульяновске, Алатыре, Васильсурске, Зеленодольске, Казани...
В Чебоксарах живет боевой соратник легендарного комиссара Павел Яковлевич Николаев. Он познакомился с Николаем Маркиным в 1918 году в Нижнем Новгороде. Партия прислала сюда матроса для формирования флотилии. Среди первых добровольцев был и Павел Николаев. Его направили на корабль «Дело Советов».
Павел Яковлевич хорошо помнит последний бой на Каме, в котором погиб их комиссар, неподалеку от селения Пьяный Бор. Белогвардейцы сосредоточили здесь свои основные силы, и суда флотилии получили задание: узнать точное расположение врага.
Николай Маркин сам пошел в разведку. Под его командованием первого октября флагманский корабль «Ваня-коммунист» взял курс вверх по реке. Следом шел и миноносец «Прыткий», на котором находился Николаев. У Зеленого острова флагман подвергся артиллерийскому обстрелу, из- за мыса вышла группа вражеских кораблей. Насмерть, дерзко и смело бился с неравной силой «Ваня-коммунист» — у него был взорван бак с нефтью, повреждено крыло гребного колеса, потеряно управление. «Прыткий» не сумел из-за плотного артиллерийского и пулеметного огня подойти на помощь к своему флагману.
Николай Маркин до последнего вздоха руководил боем, не покинул горящего корабля...
А операция «Бригантина» продолжалась. Корчагинцы встречались с героями войны, ветеранами труда, своими сверстниками из городов Поволжья. К ним привели они свою эскадру и предложили создать объединенную подростковую Волжскую флотилию.
В походе бойцы «Алых парусов» многому научились. Каждый из них, если потребуется, может стать сигнальщиком, рулевым, радистом или мотористом.
Осенью был Брест, где собрались победители Первого Всесоюзного туристского похода по местам боевой славы. В палаточном городке у одного из жарких, бросающих в небо искры костров пензенский корчагинец Валерий Семин рассказывал красным следопытам из других городов о походе по местам подвига Николая Маркина. Наградой были третья всесоюзная премия, дипломы ЦК ВЛКСМ, Центрального совета по туризму и ЦК ДОСААФ.

Операция № 8144911
На общем сборе юные бойцы решили продолжать поход по путям боевой славы отцов, пройти автопробегом по местам ратных подвигов Павки Корчагина,— там, где закалялась сталь.
Наконец наступил долгожданный день: в газете появился приказ, подписанный командиром отряда Львом Зефировым, — приступить к операции № 8144911. Почетный комсомольский билет под таким номером вручили Николаю Островскому в октябре 1933 года.
И вот позади Пенза, окутанная синей дымкой; лента шоссе легла под колеса автобуса.
Воронеж. Здесь корчагинцы решили встретиться со своими земляками — участниками прошлой войны. Герой Советского Союза Петр Терентьевич Ивушкин — бывший танкист. На своем танке он форсировал Шпрее, одним из первых ворвался в Берлин. Петр Терентьевич расспрашивает о родной Пензе. И командир киновзвода Петя Разудалое рассказывает, как вырос город, какие появились в нем новые улицы, жилые массивы. Не узнает Пензу тот, кто был в ней хотя бы десять лет назад.
Еще встречи — с генерал-лейтенантом Филиппом Михайловичем Черокмановым, командиром стрелкового корпуса; с майором Дмитрием Павловичем Ивановым, полковником в отставке Алексеем Ивановичем Панковым. Пензенцы,—они жили в одном городе, Воронеже, но никогда не встречались друг с другом. Познакомили их корчагинцы.
Все четыре Героя Советского Союза вместе с ребятами пришли к могиле своего земляка — летчика-испытателя Николая Сазоновича Павлушкина, возложили у обелиска цветы и установили мемориальную мраморную доску...
И опять впереди пыльная лента дороги. Теперь путь прямо на Шепетовку, в маленький украинский городок, на родину Николая Островского. Ребят уже ждали. Опережая отряд, по маршруту следования летела листовка:
«Пятидесятилетию Советской власти посвящается.
Подвиг отцов зовет в дорогу!
Время неумолимо уносит от нас свидетелей и участников борьбы, за Советскую власть. Зарастают фронтовые тропы, по которым прошли наши отцы и деды в годы Великой Отечественной.
Сыновний долг наш — сохранить и оживить факты, найти неизвестных солдат, собрать фотодокументы и записать рассказы, о комсомольском Данко, о людях, которым мы обязаны своим счастьем».
В первый же день корчагинцы провели два десанта — «Белые деревья» и «Памятник». Утром жители Шепетовки увидели на своих улицах свежевыбеленные деревья и белоснежный памятник пионеру-герою Вале Котику.
Улица Николая Островского, дом 54. Здесь живет Меланья Николаевна Черняк, соседка и друг детства писателя. Простая серая кофта, повязанный по-крестьянски платок.
— Коля часто приходил к моим братьям Грише и Николаю, — говорит она. — Уже в семнадцатом он работал поденщиком. Прибегает однажды в школу, разгоряченный, вскакивает на парту: «Царя свергнули!»
И откуда все знал? Наверно потому, что с рабочими встречался. Еще помнится, как он нашу библиотеку домашнюю любил... И гармошку. Всегда веселый. Но после 1920 года, когда вернулся раненым с фронта, стал задумчивым. Было ему тогда всего 16 лет.
Пришел в школу, учиться продолжал. На гимнастерке — значок с красной звездой. Мы всегда смотрели на него с уважением: фронтовик, у Котовского воевал. Но он не задавался.
Трудно учиться: после ранения один глаз почти не видел. Бывало, сидит Коля, задумается и потирает колени (видно, уже тогда болели). Но никто не слышал от него жалобного слова...
Меланья Николаевна показала следопытам фотографии, листок из альбома, где Коля написал ей стихи...
Нина Львовна Гутман. Говорит, волнуется. Дороги ей воспоминания тех незабываемых дней, близка память о товарище по комсомольской юности.
— Николай приехал к нам в Берездов в 1923 году. Городок стоял на самой польской границе. Островского прислали создать из польской, украинской и русской молодежи ядро будущей комсомольской ячейки. Ходил уже с палочкой.
Шестую годовщину Октября Николай Островский встречал у комсомольцев Мухаревского и Поддубёнского сельских Советов. Необычно окончился этот пролетарский праздник. На станцию пришел лес, нужно его немедленно разгрузить. Николай Островский, у которого уже целый год плохо слушались ноги, не обращая внимания на слякоть, снег, первым вышел на железнодорожные пути...
А вот рассказ Леонида Павловича Рудышина.
— Много в те годы было дел у нашего комсомольского вожака. Вместе создавали комбеды. Однажды ночью Коля Островский привез срочный пакет. А тут бандиты. Спрыгнул он с подводы, забыв про негнущиеся ноги и, как подкошенный, сразу же упал. Преодолевая боль, тут же поднялся и начал отстреливаться, И отбился от банды...
На одной из улиц Шепетовки ребята увидели, как меняют таблички с названием. Улица имени Володи Ковальчука. Кто он, этот Володя? Надо немедленно выяснить. Взвод «Репортер» отправился в поиск...
Пятнадцать лет исполнилось Володе, когда в родную Шепетовку пришли фашисты. По заданию партизан мальчик поступил работать на станцию, сообщал в отряд сведения о противнике, о движении эшелонов.
...Мина прикреплена к рельсам. Вражеский эшелон врывается на станцию — и гремит взрыв, пылают покореженные вагоны. Станция освещена победным заревом. Но Володя не успел уйти.
Руки избитого партизана лежат на рельсах, по ним грохочет чужой поезд. Но молчит пионер...
Снова враги бросают бесстрашного патриота на рельсы. Снова грохочет поезд — отрезаны ноги. Но молчит Володя Ковальчук...
Фашисты сгоняют все взрослое население Шепетовки на насыпь. Пионера обливают авиационным бензином и здесь же, на путях, взорванных им, сжигают...
Горит в сердцах ребят живой факел — яркая, как отблеск молнии, жизнь Володи Ковальчука.
Слышатся им тихие слова матери героя Марии Григорьевны:
— Дюже спасибо, что помните за него. Он был, як вы...
И, наконец, последняя встреча, как бы завершающая операцию № 8144911. Прошла она минувшим летом в Москве в палаточном городке Второго Всесоюзного слета. В гости к ребятам пришла жена писателя Раиса Порфирьевна Островская Ее приняли в почетные члены, вручили букет красных гвоздик. Она положила их у портрета Павки Корчагина.
Совсем недавно корчагинцы побывали на улице Горького — в музее Николая Островского. Яркие гладиолусы поставлены в комнате, где провел свои последние дни писатель- коммунист.

Эхо войны
У села Тарановка, что в семидесяти километрах от Харькова, корчагинцы остановили автобус. Нежаркое августовское солнце поднималось из-за леса, и в его лучах красной казалась роса, что обильно выступила на цветах. Красная роса. Словно жаркая кровь тех, кто погиб здесь двадцать лет назад... Тарановцы рассказали ребятам, что и вода в Северном Донце в том, сорок третьем, была красного цвета...
Здесь корчагинцы узнали о неизвестных советских солдатах, которые на высотке вели неравный бой с фашистскими танками и остались на дне окопа. Он стал их могилой. Сейчас на этом месте раскинулся вишневый сад. Сюда и привела следопытов жительница села Вера Глущенко. Она стояла, горестно подперев подбородок рукой, и говорила:
— Копайтэ, хлопцы, копайтэ! Яки воны булы храбры!
Осторожно копали ребята землю, щедро политую кровью неизвестных им бойцов. Вот полевая сумка, подсумок -с единственным патроном, ремень, погоны. К вечеру отыскали останки пятерых. Но только у одного из них сохранился «смертный» медальон в пластмассовой коробочке. В нем пожелтевший клочок бумаги: «Скакунов Михаил Харитонович. 1906 год рождения, рядовой, с. Романовское, Ростовской области».
Тысячи жителей Тарановки и окрестных селений собрались у братской могилы. В почетном карауле — юные бойцы-корчагинцы Пензы. На обелиске — фамилия Михаила Скакунова. Имена четырех его друзей пока неизвестны. Но ребята узнают их: ведь где-то, в дальних краях, может быть, кто-то до сих пор ждет их возвращения...
А недавно в Пензу приезжал ростовский поэт Виктор Стрелков. Корчагинцы рассказали ему о Тарановке, показали медальон.
— Обязательно съезжу в Романовское,— пообещал он следопытам.
Свое обещание сдержал. Сам участник войны, потерявший друзей под Сталинградом и Брестом, под Слуцком и Варшавой, не мог он пройти мимо чужого горя, мимо еще одной судьбы, которая стала известна людям.
Постарела и поседела жена солдата Пелагея Ивановна Скакунова. Стал старше своего отца сын Изосим Михайлович. Да и дочери Марии через год будет уже 37. Столько было ее отцу в том сорок третьем...
А в Пензу вместе с письмом пришли от Виктора Стрелкова стихи:
Нет, врага задержали не рвы, не траншеи, не дзоты.
Только стойкость солдат, закаленных в горниле войны.
Безымянными пусть навсегда остаются высоты.
Но защитники их безымянными быть не должны.

Маршал-солдат-корчагинец
И снова позади дороги Украины, палаточный городок второго слета, клятва на Красной площади. Вновь в «Молодом ленинце» появляются приказы, выходят в рейд парни и девчата в синих куртках с золотыми вензелями на рукавах.
Новые планы рождаются на совете командиров. Решили ребята провести операцию «Маршал — солдат — корчагинец», пройти боевыми дорогами прославленного земляка, одного из первых маршалов Советского Союза Михаила Николаевича Тухачевского. Много незаполненных страниц в его биографии. Даже на пензенской земле, где прошли детство и юность полководца, до сих пор нет ни одного памятника ему. Решено собрать материалы и о солдате Николае За- летове, первом в нашей стране кавалере ордена Славы, съездить к нему в Сердобск. Это один из районных центров Пензенской области.
Первая поисковая группа во главе с журналистом Адольфом Куплин- ским уже побывала в Каменске. Вместе с ними выезжал туда и заслуженный художник РСФСР Альфред Оя. Ребята встретились с друзьями детства прославленного героя гражданской войны, записали воспоминания, сделали фотографии.
Другая группа следопытов съездила в село Вражское Каменского района, где жили Тухачевские. Намечаются другие маршруты, составляются карты походов. Путь корча- гинцев ляжет в Рузаевку и Инзу, Сердобск и Сызрань, в Кронштадт и Омск, в те места, где проходили войска легендарного командарма.
Отправлены письма в Польшу. Корчагинцы. решили поближе познакомиться с жизнью польских харцеров. Один из отрядов в городе Калише Познанского воеводства носит имя пензенца, Героя Советского Союза Ивана Жидкова. В городе Згеже Лодзинского воеводства похоронен другой наш земляк, известный татарский писатель Адель Кутуй.
А мечты и планы рождаются снова и снова. Поиск, романтика стали верными друзьями смелых и увлеченных мальчишек и девчонок из Пензы.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru