Рейтинг@Mail.ru
Разговор о Висиме

1968 03 март

Разговор о Висиме

Авторы: Курочкин Юрий,  Рябинин Борис

читать

В прошлом номере «Уральского следопыта» был напечатан очерк Бориса Рябинина «Висимские раздумья», где рассказывалось о родине Д. Н. Мамина-Сибиряка — поселке Висим. В очерке ставился вопрос о необходимости восстановить закрытый ранее природный Висимский заповедник и, кроме того, создать историко-этнографический и литературно-мемориальный комплекс, посвященный жизни и творчеству знаменитого уральского писателя.
Редакция пригласила на беседу за «круглым столом» группу ученых и представителей общественности, чтобы продолжить этот разговор — обменяться мнениями, выслушать рекомендации.
Итак, нужен ли заповедник? Ведь пожелание — это одно, а необходимость — другое.
Что же говорят ученые?

Доктор биологических наук, профессор Борис Павлович Колесников, ректор Уральского государственного университета, председатель Комиссии УФАН по охране природы Урала отвечает на этот вопрос утвердительно.
— На всем Урале—от Ледовитого океана до Мугоджар — осталось всего три заповедника. Это — известный Ильменский заповедник имени В. И. Ленина, Башкирский заповедник на реке Белой, со знаменитой Каповой пещерой, и Печоро- Илычский горно-таежный. Есть еще три заказника: Троицкий лесостепной, Кунгурский на реке Сылве и так называемая Ледяная гора с Кунгурской ледяной пещерой.
Но это ничтожно мало для такой огромной физико-географической зоны, очень богатой экономически и чрезвычайно разнообразной в природном отношении, какой является Урал. По подсчетам нашей комиссии охраны природы, необходимо иметь по меньшей мере 8—12 заповедников, которые бы отражали все ландшафтные особенности Урала — от полярных тундр до южных полупустынь. В первую очередь нужно восстановить закрытый заповедник Денежкин Камень — он очень необходим. «Уральский следопыт» правильно ратовал за создание заповедника в районе Конжаковского Камня. Нужен и Висимский заповедник — он характеризует интересную часть территории Урала, и мы должны передать последующим поколениям в сохранном состоянии естественную уральскую природу этого района.
В. Н. Синцов, ответственный секретарь Свердловского областного отделения Общества охраны природы:
— На Среднем Урале, в нашей Свердловской области нет ни одного государственного заповедника. Было два — Денежкин Камень и Висимский, но оба закрыты. И любители природы сейчас справедливо ставят вопрос о восстановлении их и открытии новых.
Мы горячо поддерживаем идею восстановления Висимского заповедника. У нас уже взяты на учет и под охрану некоторые участки этого района.
С тем, что Висимский заповедник необходимо восстановить, согласились и все остальные участники «круглого стола». Но — как это сделать, каким видится новый заповедник, восстановленный с учетом прошлого опыта?
— Да, это не простой вопрос,— говорит Б. П. Колесников.— Какого типа нужен заповедник? Типа ли классического, где территория строго ограничена и куда никого не пускают кроме туристов, где есть штат научных работников. Или это будет народный парк, какие есть, например, в Польше и Чехословакии, то есть в плотно населенных странах, где природу нельзя изолировать от общества, но можно выделять отдельные участки и охранять их.
Проблема народных парков очень важна, и наша комиссия высказалась за создание нескольких таких парков для отдыха жителей Свердловска и Первоуральска, Нижнего Тагила, Качканара и Серова. Территорию бывшего Висимского заповедника также можно рассматривать как большой народный парк, где нужно построить дороги, гостиницы, мотели, всякого рода тропы. Какие-то участки территории изъять из хозяйственного пользования, вести здесь научно-исследовательскую работу. Это охватит, примерно, 15 процентов площади заповедника — не больше, остальные освободить для посещения. Тогда Висим станет частью этого парка.
Если же говорить о восстановлении Висимского заповедника, то нужно восстанавливать его в несколько иных границах. Последние границы охватывали 50 тыс. га, но сейчас нужно ориентироваться на площадь порядка 20—25 тыс. га, потому что изымать на Урале большие площади из хозяйственного пользования — трудно. Нужно выделить участки, наиболее ценные в научном отношении и, может быть, менее ценные в хозяйственном отношении. Причем — не обязательно в одном компактном массиве, а, может быть, взять три — четыре близко расположенных участка и связать их хорошими дорогами.
Ну, а как сочетаются интересы охраны природы с идеей создания историко-этнографического и литературно-мемориального комплекса в районе Висима?
На это отвечает доцент Уральского университета, председатель ученого совета литературного Музея Д. Н. Мамина-Сибиряка, кандидат филологических наук Иван Алексеевич Дергачев.

— Заповедник природы на Среднем Урале, конечно, должен существовать. Но нужен также и литературно-этнографический заповедник. Вопрос о нем обсуждался на ученом совете Музея Мамина Сибиряка.
Что нужно? Надо показать посетителям Висимского музея Мамина-Сибиряка типичный уральский пейзаж, хотя бы в границах вдоль реки Мартьяны к верховьям Шайтанки до горы Белой, может быть, в ближайшем отрезке — леса Висима. Надо показать условия труда и быта уральских рабочих в прошлом. В одном из цехов завода восстановить водобойное колесо кричного молота, горн и вообще обстановку старого завода. Здесь же неподалеку можно было бы устроить, скажем, кученок и показать, как выжигался уголь. На реке поставить вашгерт, показать, как добывалось золото В ряде домов Висима можно устроить уголки быта — раскольничьего, переселенцев— гуляков и украинцев А в домах, которые прилегают непосредственно к музею, развернуть дополнительную экспозицию по этнографии края.
— Но, говорят,— подает реплику тов. Синцов,— что у нас в стране нет опыта объединения этнографии, истории, туризма и охраны природы — в одном комплексном заповеднике. Поскольку заповедник должен быть ведомственный, то каждое ведомство будет подходить со своей точки зрения. В этом — трудность организации такого заповедника.
— Можно поставить вопрос и так,— говорит Б. П. Колесников,— восстановить Висимский природный заповедник и создать мемориальный музей. Резиденция заповедника может находиться в Висиме и при нем будет существовать литературно-мемориальный музей, расширяющий возможности и исследовательских работ заповедника, и, главное, возможности привлечения туристов. Правда, и здесь будут разные ведомства и разные люди, но у них будет много общего в их целях и они смогут найти общий язык.
Невольно встал вопрос и о будущих посетителях — туристах.
— Туристы будут,— заверил представитель областного совета по туризму Э. Б. Войновский.— В этих краях туристы особенно любят четыре места: гору Шунут, Бардымский Камень, Старик- Камень и гору Белую. На Белой, кстати, скоро будет создана трасса горного слалома. Из Чехословакии уже завезено оборудование канатной дороги. Это трасса союзного значения, при ней будут кемпинг, гостиница. Через 2—3 года район будет людным.
— Когда мы обсуждали вопрос о заповеднике на ученом совете нашего музея,— добавляет И. А. Дергачев,— то решили, что около Висима, может быть на другой стороне — в бывшем имении Строганова, необходимо создать туристскую базу, которая вела бы экскурсионную работу и в то же время поддерживала бы в постоянной готовности и порядке все экспозиционные точки
Было бы целесообразно на территории Висима организовать мастерские местных художественных промыслов, которыми славился Тагил,— роспись подносов, железных шкатулок, делать тагильские бураки, сувениры из уральских камней. Можно разработать интересный маршрут: экскурсанты, приехав со стороны Тагила в Висим, отправятся пешком на Усть-Утку, оттуда на моторной барже пройдут до Кыновской базы.
— Что касается нашего общества,— говорит Владимир Иванович Лесных, ответственный секретарь Свердловского областного отделения Общества охраны памятников истории и культуры,— то мы окажем всяческую поддержку этому делу. Мы даем Нижнему Тагилу ставку, у нас там будет платный работник, который, среди других вопросов, будет заниматься и охраной старины в этом районе, поможет в восстановлении древних, художественных промыслов
— Но странно,— добавляет он,— что у нас сегодня нет оппонентов, представителей тех организаций, у которых могли бы быть возражения, может быть даже и обоснованные.
Да, как ни странно, возможные противники заповедника — работники лесного хозяйства — на обсуждение не явились, хотя были заранее приглашены и дали согласие принять участие в беседе. Пришлось продолжить беседу не за круглым столом редакции, а за служебными столами, в кабинетах лесных работников. Как смотрят они на Висимский проект?
ОБЛПЛАН (начальник сектора леса Н. М. Виноградова):

— Положительно, конечно. Но учтите: лесозаготовители будут сопротивляться. Они там развивают лесозаготовки, район у них обжитой, доступный. Вообще комбинат «Свердлес» у нас каждый год — камень преткновения... Их принуждают двигаться на север, а они не хотят. А область уже истощена... И на север-то некуда! Запасов нет в натуре. Пожары много уничтожили. Вырубили. Положение очень серьезное с лесами. Горная зона вырубается, есть опасность остаться без воды. Каждый год пишем, просим уменьшить заготовки, а вместо сокращения план увеличивают. Есть ведь указание правительства и ЦК партии, что в районах с ограниченными сырьевыми ресурсами надо провести мероприятия по резкому сокращению перерубов расчетных лесосек и. сокращению мощностей лесозаготовительных предприятий. Комитет лесного хозяйства при Совете министров СССР нас поддержал — рассмотреть просьбу о сокращении, просьба обоснованная... А министр лесной промышленности говорит: надо рубить... оставить все без изменений до 1971 года. А это значит — истребить все. Хотят легкой жизни! На новом месте надо трудности переживать, организовывать работу... Не хотят. Наступают на горло горной зоне. А Висим — сплошь горная зона, там ни в коем случае нельзя допускать перерубов. Уральские леса надо защищать, если не хотим их потерять! Думаю, что и облисполком поддержит... А с управлением лесного хозяйства не разговаривали? Поговорите с ними, они фондодержатели...
УПРАВЛЕНИЕ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА (начальник управления Б. К. Капралов):
— Мамин-Сибиряк — любимейший мой писатель... Впрочем, конечно, не в том суть. Мы уж тут советовались между собой, разговаривали с товарищами. Наше мнение такое: конечно, уголок Мамина-Сибиряка надо создавать. В районе Сулема и вокруг других речек идет беспощадная рубка лесов. Положение, я вам скажу, просто ужасное. Мы уж думали: может, пойти на такой путь — изымать все леса у Висима и в его окрестностях Вытеснять леспромхозы — трудно, прямо сказать, даже невозможно. Может быть, оставить под за поведник одно Висимское лесничество? Это порядка двадцати тысяч гектаров...
А вот еще одно, очень важное высказывание.
Дмитрий Иванович Пащенко, управляющий комбинатом «Свердлес» — тем самым комбинатом, который заготавливает лес на территории, предлагаемой под заповедник.

— Я, как человек и гражданин,— тоже за природу. Почитаю я и Мамйна-Сибиряка... А вот как при этом, то есть при организации заповедника, затрагиваются производственные интересы,— тут надо посмотреть. Вы застали меня врасплох Нужны цифры, планы: сколько изымать, какую именно территорию. Может быть, при этом не очень ущемятся интересы лесозаготовителей... Хочу высказать пожелание: надо, чтоб был комплексный заповедник. Надо также, чтобы там звери жили и птицы, а то дустом посыпают леса, спасая их от вредителей,— и все пропало, вся живность .-. Я — со всем народом.
Как видим, и здесь, со стороны лесозаготовителей, нет оснований ожидать яростного сопротивления организации заповедника Высказывание товарища Пащенко — доброжелательное, обещающее найти общий язык при решении этого вопроса
Так за чем же дело? Значит — быть Висимскому заповеднику? Значит, удастся нам сохранить «милые, зеленые горы», о которых писал Д Н. Мамин-Сибиряк?
Дело теперь за свердловским облисполкомом Мы надеемся в следующих номерах уже сообщить читателям о его решении.

читать
Рейтинг@Mail.ru