Рейтинг@Mail.ru
Слово в слово

1980 10 октябрь

Слово в слово

Автор: Рязанов Юрий

читать

Этой заметкой Ю. Рязанова открывается новая рубрика нашего журнала. Она расскажет о наиболее интересных музейных экспонатах и находках, представленных в музее журнала. О некоторых уже рассказывалось в заметке «Оставить след, продолжить память» (см. «Уральский следопыт» № 9 за 1979 год). Сегодня рассказ о новом экспонате.

Выходу в свет этой книги предшествовало объявление, распространенное московской старообрядческой типографией: «С 1 октября 1912 года книгопечатня приступила к изданию Библии древней печати (так называемой Острожской) слово в слово и лист в лист с Библией издания знаменитого ревнителя древлеправославия князя Константина Острожского, печатанной московским первопечатником диаконом Иваном Федоровым.
Оригиналы этой редкостной Библии в настоящее время продаются антиквариями от 100 до 300 рублей».
Заметим, что указанная сумма по тогдашнему курсу была весьма значительной.
«Библия нашего издания,— говорилось далее в объявлении,— будет со 120 лицевыми изображениями, взятыми с древнейшей и единственной рукописи времен Иоанна Грозного «Лицевой свод», хранящейся в Московском историческом музее...»
«Цена назначена до 1 января 1913 года 10 рублей за экземпляр в хорошем кожаном переплете... После же 1 января 1913 года цена Библии будет повышена до 17 рублей».
Если принять во внимание, что в то время корова стоила 2,5—3 рубля, то далеко не всякий желающий мог приобрести новое издание Острожской Библии.
В следопытском экземпляре на последней странице под сигнетом (типографским знаком, гербом печатника) Ивана Федорова и выходными данными оригинала 12.VIII 1581 года читаем: «Ныне с того же переводу во всем согласно издана... в лето от сотворения мира 7422 месяца марта в 15 день в преименитейшем граде Москве...»
Книгопечатание на Руси литерами кирилловского шрифта началось в Москве в середине XVI века,  приблизительно в 1553 году, в том же «преименитейшем граде» и закончилось вскоре после 1917 года.
Следует заметить, что первоначальный период книгопечатания в Москве изучен довольно неплохо, а вот о последнем мало что известно. В частности о старообрядческих изданиях, в основном перепечатках книг XVI — первой половины XVII века. Можно полагать, что особенно после «куцей конституции» 1905 года старообрядческие типографии выпустили немало книг, отпечатанных кириллицей.
Переиздания эти не только внешне копировали древние фолианты (их заключали в деревянные переплеты, обтянутые тисненой кожей, а то и бархатом, с металлическими за стежками и замками, литыми или штампованными украшениями из металлических накладок), но и дотошно, из буквы в букву воспроизводили текст оригиналов.
После двух с половиной веков гонений и запретов старообрядцы, испытывавшие большой недостаток
древнепечатанных книг, не испорченных правкой «беса в облике человечьем» (так они называли патриарха Никона), наконец-то получили возможность утолить книжный голод.
Сейчас нам странным покажется, что даже явные ошибки в «святых» книгах у этих ревнителей русской старины считались священными, а исправления ошибок, сделанные в эпоху патриаршества Никона, в середине XVII века и позднее, считались от лукавого, то есть от самого сатаны.
Острожская Библия издавна пользовалась у раскольников разных мастей абсолютным авторитетом, и мы в немалой степени обязаны старообрядцам тому отрадному факту, что по сей день сохранилось сравнительно большое количество экземпляров этой книги, изданной обычным по тем временам полуторатысячным тиражом.
Есть надежда, что будут выявлены и другие экземпляры. Находки советских ученых в последние годы подтверждают это предположение.
В прекрасно изданном альбоме А. Запаско «Художественное наследие Ивана Федорова» (Львов, 1974) среди перечисленных 170 известных тогда науке экземпляров Острожской Библии не учтен, например, Хранящийся в Свердловском объединенном историко-революционном музее, другие, найденные после 1974 года, а также находящиеся в частных собраниях.
Только у одного знакомого мне московского библиофила Ю. М. Вальтера в личной коллекции имеются два экземпляра первого издания Острожской Библии, причем один — в завидно хорошем состоянии. А сколько таких коллекционеров в стране?!
Но за что же так почитали старообрядцы, да и не только они, последнее творение великого просветителя русского народа, «сына из Москвы» Ивана Федорова?
В Это, тринадцатое по счету, издание русский первопечатник вложил весь свой опыт, умение, талант художника. Библия — наиболее богато орнаментированная книга, превосходящая по объему все остальные: 629 листов большого формата с двухколонным текстом. А. Запаско подсчитал, что в Библии 3 240 000 печатных знаков, что превышает предыдущие двенадцать изданий, вместе взятые.
Но не это являлось главным достоинством Острожской Библии, хотя и как произведение полиграфического искусства она долгое время была образцом для печатников не только Руси, но и Западной Европы. Острожская Библия украшала драгоценное и обширное собрание книг царя Ивана Грозного, известного библиофила своего времени.
Основоположник науки славистики Иозеф Домровский в начале века писал, что ему посчастливилось держать в руках Острожскую Библию Ивана Федорова. «Я отдал бы половину своей библиотеки за Острожскую Библию!» — воскликнул ученый.
Основная ценность этой книги состояла в том, что она была первой полной печатной Библией на славянском языке.
Католические и прочие ученые-богословы корили русских за необразованность,— у них, дескать, даже Библии на родном языке нет. Теперь эта карта недоброжелателей оказалась битой.
Церковной верхушкой в Москве Острожская Библия была принята в основном благожелательно. Книга послужила основой первой русской печатной Библии, изданной в Москве в 1663 году, и последующих переизданий.
Острожской Библия называется по месту издания. Она была создана и отпечатана на Украине, в поместье Константина Константиновича Острожского, мецената и патриотически настроенного славянского магната, на его средства. Примечательно, что такую огромную книгу, не уступавшую лучшим изданиям западноевропейских типографий, Иван Федоров отпечатал лишь вдвоем с учеником Гринем.
Острожская типография, основанная И. Федоровым, действовала много лет и после смерти первопечатника в 1583 году. В моей коллекции находится книга в восьмую долю листа, называемая «Часослов с Месяцесловом», изданная в Остроге 25.V.1612 года. Это, вероятно, последнее издание Острожской типографии.
Язык Острожской Библии утвердился как норма церковно-славянского языка, который в свою очередь все самое ценное передал возникшему в XVIII веке и бурно развившемуся в XIX веке русскому литературному языку.
Трудно переоценить роль Острожской Библии, которую она сыграла в русском (украинском и белорусском — тоже) книгопечатании в последующие века. На эту тему написано много статей и книг. Приведу лишь одно свидетельство крупнейшего советского историка славянской книги Е. Л. Немировского:
«Острожская Библия сыграла исключительно большую роль в истории культуры восточнославянских народов... Перевод Библии на национальный язык и издание ее на этом языке говорили о росте национального самосознания... Острожская Библия — важная веха в борьбе восточнославянских народов с окатоличиванием и ополячиванием».
Но вернемся к экземпляру Библии из музея «Уральского следопыта».
Допускаю, что перепечатка, как и было обещано в объявлении, «слово в слово» повторяет текст оригинала, по крайней мере, выборочная сверка этому не противоречит. А вот насчет «лист в лист» — не совсем так. Перепечатка Библии, в отличие от Острожской, богато иллюстрирована множеством штриховых и тоновых репродукций миниатюр из древних русских рукописей и поэтому имеет большее число листов. Причем расположены эти репродукции не все вместе, в начале или конце книги, а рассредоточены в тексте и даются примерно там, где рассказывается о том или ином сюжете рисунка. Воспроизведем в переиздании, и весьма точно, многочисленный и разнообразный орнамент оригинала. Правда, в музейном экземпляре утрачены первые семь листов. Поэтому ничего нельзя сказать о гравированной рамке титульного листа, о гербе К. Острожского и большой заставке. Но сохранилось около 80 малых заставок, отпечатанных и в оригинале с 16 различных досок; 70 концовок, оттиснутых с 19 ксилографических досок, и девять комбинированных — ксилографических и отливных — концовок. Сохранены 35 мелких украшений, почти 80 строк вязи, без малого 1400 узорчатых буквиц... Верстка, двухцветная печать (красный и черный цвета), отличающаяся высоким уровнем в оригинале, сохранены и в переиздании.
Почему-то в библиографии об Острожской Библии не упоминается о переиздании 1914 года, хотя это, видимо, единственное воспроизведение знаменитой книги.
Неизвестно, каким тиражом отпечатана иллюстрированная Библия 1914 года. Но вот что примечательно: ни в одном музее, ни в одной библиотеке, где мне удалось побывать, ни в одном частном собрании книг кирилловского шрифта я не встречал хотя бы еще один такой экземпляр. Что это — личное невезение или результат ничтожно малого тиража?
Лицевую Библию (в ней одна иллюстрация отпечатана многоцветно) мне подарил чудесный старик, большой книгочей и любитель древней русской литературы, уралец Илларион Максимович Лебедкин в 1976 году, а четыре года спустя она стала экспонатом музея «Уральского следопыта»,

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru