Рейтинг@Mail.ru
Травы, травы...

1980 11 ноябрь

Травы, травы...

Автор: Беляев Иван

читать

Мое детство прошло в большом зауральском селе, где в первые годы Советской власти не было даже фельдшера, и каждый лечился по своему разумению или у бабок-знахарок. В нашей семье больше других понимала во врачевании бабушка Татьяна Михайловна. За печкой  у нее висели пучки стародубки, чертополоха и богородской травы. Я и теперь удивляюсь, как при помощи такого скромного арсенала она ухитрялась вылечивать почти все болезни,  нападавшие на нашу семью, родственников, а порой и на соседей,
В семье, кроме бабушки, как-то никто не интересовался врачеванием, поскольку она была надежным нашим щитом от болезней. Лишь к старости, когда болезни все чаще стали напоминать о себе, возник у меня интерес к травам, а потом это стало одним из моих увлечений.
Я настолько полюбил травы, что порой они мне кажутся малыми детьми: такие же чистые, светлые, беззащитные. Синие, голубые, золотистые глазенки трав смотрят отовсюду: с лесной опушки, обочины полевой дороги, от забора заброшенного сада. Бери их, лечись.
Настоящие травники к сбору растений относятся серьезно и торжественно. Само общение с травами возвышает душу человека. А профессия сказывается на его облике и привычках. Например, в большинстве своем сборщики не курят: табак тоже сильнодействующая трава и должна употребляться к месту и в меру. И виноградное вино — тоже растительное лекарство, питье которого без ограничения может непоправимо повредить организму.
Травы действуют хорошо, когда они собраны в срок, в должное время дня, правильно высушены и приготовлены. И я всегда удивляюсь, когда вижу, как бойко покупают легковерные люди на рынке у разных пройдох и жуликоватых бабок газетные пакетики с неизвестно где, как и когда собранными растениями.
С годами появляется какое-то интуитивное понимание сути воздействия даже небольшого количества лекарственных начал растительного мира на, казалось бы, крепчайший и выносливый, но в действительности такой же легкоуязвимый от своей высокой организованности человеческий организм. И возникает потребность в чистоте не только душевной, но и телесной. Даже при сборе полыни в совхозах Лекраспрома на рабочих надеты белые халаты; а уж при сборе более ценных и сильно-действующих трав чистота должна быть идеальной. И одеваются поэтому сборщики в светлую одежду, и мешочки под травы у них стиранные-перестиранные, а посуда мытая-перемытая.
Займется человек травами, и в характере его все большее место занимают доброта и благожелательность, ибо любое лечение, а особенно травами, это больше труд души, чем действие лекарства.
...Эти записки я начал много лет назад. И только для себя. В те годы к собирателям трав было такое же отношение, как к вейсманистам-морганистам, их проклинали и шельмовали, и охотников блеснуть в разговоре своей осведомленностью в траволечении находилось мало, а литературы почти не издавалось. Поэтому сведения об отдельных растениях-целителях и их применении приходилось собирать по крупицам.
За долгие годы узнал я, собрал и испытал «(в первую очередь на себе) около сотни трав, а некоторые еще до сих пор не решаюсь проверять даже на себе.
Рецептура сборов лекарственных трав приводится в книгах о целебных растениях, дается на аптечных упаковках, поэтому здесь я ее не привожу и о лекарственных свойствах описываемых трав по этим соображениям стараюсь говорить лишь общеизвестное.
Охота за травами, их поиски заставили меня порядком побродить по родной земле, побеседовать с десятками людей, перечитать массу книг, и принесли немало светлой радости. Наконец мне захотелось рассказать людям обо всем, что волновало и радовало меня долгие годы, и я вновь взялся за свои записки. Это не труд специалиста, да и специалистом я никогда не был. а скорее всего рассказ человека, любящего травы всем сердцем. Все они мне дороги, я долго не мог решить, в каком порядке о них рассказывать. И после долгих раздумий начал с трав бабушки Татьяны Михайловны, потом продолжил в той очередности, как они мне попадались в жизни.

Богородская трава
Начну с трав, висевших постоянно у бабушки за печкой, трав моего детства. Одной из них— пожалуй, самой главной,— была богородская трава. Где бабушка ее собирала и что лечила этой травой,— я до сих пор не знаю. Остался в памяти только приятный густой запах, чем-то отдаленно напоминающий запах карамели и еще— меда.
Теперь-то я знаю, что это тимьян ползучий, обычно называемый чабрецом, а иногда и чабером. В нашей стране произрастает 136 его видов, под Свердловском чаще всего встречается три: богородская трава, чабрец ложный и демьян душной. Последние две травы к лекарственным не относятся, и их собирают по ошибке лишь неопытные люди.
Растет богородская трава и под Каменском-Уральским, и под Челябинском по склонам сухих песчаных холмов, наполняя воздух сильным ароматом, особенно после душного дня или перед грозой. Мы с братом Петром набираем для наших нужд чабрец на лесной поляне южнее города Копейска. А расходуем его. в основном для приманки рыбы. В отваре богородской травы черви выдерживаются около суток и становятся неотразимой приманкой для карася и карповых рыб. В малинку и мормыш подсыпают измолотую в кофемолке смесь богородской травы и остатков спитого чая, лучше зеленого. Окунь, чебак и другая озерная рыба берет на такую насадку куда более охотно, чем на обычную.
Профессор В. П. Луканин, автор книги «Лекарственные растения Свердловской области», рекомендует чабрец как отхаркивающее и успокаивающее кашель средство и указывает на применение его в народе от бессонницы и при женских болезнях. Всем известное лекарство пертуссин содержит жидкий экстракт чабреца, сахарный сироп и бромистый калий.
Трава вводится в различные сборы: за счет эфирных масел и тимола достигается мягчительный эффект и облегчается отделение мокроты. Распаренная трава, приложенная к пояснице, облегчает радикулит. Много еще полезных свойств у этой травки, и не зря она с древних времен пользовалась особым почетом. У русских людей до сих пор жив обычай подкладывать под тело усопшего пучки богородской травы. В Древней Греции чабрец бросали в костер при жертвоприношениях, и  благовонный дым поднимался к небесам.
Хорошая травка чабрец! Если бережно относиться к зарослям, не вырывать растение с корнями, не  вытаптывать, то будет оно служить человеку десятки лет. Садоводы используют его и для создания бордюров, и как почвопокровную культуру на бедных песчаных и супесчаных почвах, где он цветет с середины лета до морозов. Размножение чабреца семенами хлопотно, поэтому некоторые садоводы размножают богородскую траву черенками «с пяткой».
Когда я рву богородскую траву ранним утром, пока еще эфирное масло не начало испаряться из маленьких овальных черешковых листочков, сидящих на нитевидном четырехгранном стебле, то чудится мне голос бабушки: «Корни не попорть! После нас сюда еще люди придут, а травка каждому нужна!»
Рвите, чабрец, но берегите его корни. Помните: ваши потомки будут приходить на эти места за эликсиром от хвороб, утехой и радостью для взора, покоем и счастьем для души!

Чертополох
Из каждого похода за земляникой или грибами бабушка Татьяна Михайловна приносила два-три стебля чертополоха. Теперь-то я знаю, что видов чертополоха около 120, но ни названия, ни описания того вида я до сих пор не нашел. Длинный, по.чти не ветвистый, с одной, редко двумя-трем.я корзинками на вершине, растет он по негустым березовым и осиновым лесам. Дома бабушка сушила растение, складывала его пополам и erne раз. пополам и в таких пучках подвешивала за печкой. Лечила она чертополохом в основном ребятишек от испуга: кого корова пободает, которого лошадь лягнет. Но этой травой можно лечить и взрослых — от навязчивой мании, непреодолимого страха.
Видимо, настолько почитаема в народе эта трава, что даже способ обращения с ней иной, чем с остальными, и соблюдается он не только истинными сборщиками, но даже базарными торговками: травку сушат, каждую пополам складывают и еще раз пополам. Ни к одной траве нет такого бережного отношения!
Другие виды чертополохов: курчавый, почти надоедающий взгляду на выгонах; поникающий, частый гость на сельских проулках и за дворках. Лекарственного значения они почти не имеют.
Чертополох, полошитель чертей,— травка, умеющая постоять за себя. Неизменный спутник жилья, деревенских улиц, оврагов и выгонов, частичка нашей природы.

Калган
Я вспоминаю свою первую встречу с калганом на заготовке дров в березовом лесу под Тюменью. Повалив и очистив несколько берез, мы садимся на ствол и отдыхаем.
— Ты знаешь, что это за трава ?— спрашивает меня напарник. И тут же поясняет: — Калган называется.
Он топором выкапывает корешок, очищает от земли и разрубает. Открывается розоватая твердая сердцевина.  Я внимательно разглядываю желтые, цветки, разглаживаю листья — надо запомнить: это калган, им очень много болезней вылечить можно. И понос, и внутреннее кровотечение, и даже, говорят, опущение кишок. А особенно хорош чай из корней калгана. Шоколадно-розовый, ровный, радующий глаз цвет, приятнейший, слегка терпкий и вяжущий вкус. Однако такой чай пить надо осторожно: закрепит так, что потом понадобится слабительное.
Любят калгановый чай рыбаки, охотники, лесорубы. Хорош он, заваренный так густо, чтобы чуть видно было дно чашки. Такой чай ценители не променяют даже на цейлонский.
Я каждый год копаю по осени корни калгана и зимой с удовольствием пью чай. Сразу выкопанный и заваренный корень как-то не то: дает не очень густой цвет, хотя вяжет сильно. Вот из полежавшего хотя бы полгода корешка — это чай! Срок хранения корней калгана — до шести лет.
Случайно я узнал, что, кроме поносов, экзем и прочего, калганом можно, лечить и. нервные болезни. В книгах, правда, я не встречал таких сведений, но, видимо, могут быть случаи врачевания: диапазон действия этого растения очень широк.
А. Н. Стрижев в своей книге «Лесные травы» пишет, что настоями калгана лечат воспаления и язву желудка,  останавливают желудочные кровотечения, унимают изнурительный понос, обезболивают зубную скорбь; мазями и отварами пользуются при ожогах, выведении мокнущих экзем, заживлении ран, обморожении; водным отваром (20 граммов корня на литр воды) полощут горло от ангины и рот — от цинги; трещины на руках и ногах, обветренные, истресканные губы крестьяне издавна смазывали калгановой мазью, которую сами же и.готовили: пять граммов мелко порезанных корней накоротке варят в стакане коровьего масла, смесь процеживают.
Что калганом можно лечить некоторые заболевания печени, я не раз слыхал. Но хочется напомнить всем: не занимайтесь самолечением! Есть травы, которые могут только снять боль и внешние симптомы болезни, недуг просто  утихнет, зато после, в период обострения запущенной болезни не поможет даже врач. Конечно, калганом, например можно унять зубную боль, но в поликлинику-то идти надо обязательно и лечить зубы. И еще надо помнить, что, в отличие от лекарств, травы более избирательно действуют на людей: от приема какой-нибудь безобидной травки у иных больных дело доходит чуть ли не до приступа. Поэтому прием трав надо всегда начинать с минимальных доз.
Осенью или ранней весной накопайте десяток корешков калгана и попейте чаю из них: я уверен, что вы испытаете ни с чем не сравнимое удовольствие. А чтобы не рисковать, добавьте в чай кусочек коры крушины: вкуса это не испортит.

Стародубка
Эту траву я помогал собирать бабушке Татьяне Михайловне по берегам реки Крестовки. Берег там пологий, но весной его заливает редко;  а травы поднимаются плотным ковром, на фоне которого ярко выделяются пушистые кустики стародубки, называемой иногда за свои солнцеподобные цветы горицветом. Иногда по этому лугу вдоль реки прогоняли деревенское стадо, тогда еще многочисленное, приедалась вокруг вся трава, но стародубку коровы не трогали. Даже мы, ребятишки, это красивое растение не рвали зря — так уж были приучены.
Научное название стародубки — адонис весенний. Легенда говорит, что вечно юная прекрасная Афродита полюбила юношу Адониса, сына царя Кипра. Адонис погиб в схватке с кабаном. Афродита упросила бога Аида, чтобы он отпускал на полгода Адониса на землю. С тех пор с яркими лучами солнца приходит прекрасный юноша к людям: распускается в степи золотисто-желтый цветок...
Русское уральское название травы — стародубка. Очевидно, собирали наши предки эту траву под старыми дубами, которые в те далекие годы были, назерное, не редкостью на уральской и зауральской земле. Что дуб может расти в наших краях, подтверждает и опыт свердловского дендрологического парка, где дубы растут уже много лет без особого ухода и заботы. Кстати, дуб тоже лекарственное растение: отвар коры применяют как вяжущее и кровоостанавливающее средство, для лечения ожогов и полоскания десен.
Встречается стародубка по лугам вблизи рек, а один из видов — в Зауралье, по лесным опушкам и в березовых колках. Растение ядовито, и лечиться им можно Только по указанию и под наблюдением врача.
Любителям набирать охапки луговых цветов посоветую этот красивый цветок лучше не рвать, а если уж очень-захотелось иметь его в букете, то аккуратно срезать ножом, чтобы половина стебля осталась на месте. Весной от корня пойдет поросль, и вновь луг украсят золотисто-желтые цветы.

Синюха голубая
В 1973 году Юго-Западный район Свердловска, где я теперь живу, только-только начал заселяться. И в первую же весну на сыром лугу между двух водоотводных канав бывших торфоразработок я встретил эту травку — красавицу синюху, да еще и голубую. Каждый цветок — совершенство, а когда они собраны в густую прямую кисть, то и вовсе глаз не оторвать. В европейских странах, да и у нас, в Ленинграде например, садоводы любят украшать свои езды синюхой. И только из участках свердловских садоводов я ни разу ее не встречал.
Очень целебная эта травка. Например, снимает боли, действует успокаивающе, причем ее действие в 8—10 раз сильнее валерианы. Особенно полезна синюха в сочетании с сушеницей топяной.
Каждый год я собираю, сколько могу, семена синюхи и раздаю, раздаю, раздаю... Знакомым, незнакомым— все равно. Пусть шире разрастается по нашей земле этот чудесный цветок!

Череда
— Надо начинать чередить избу, праздник скоро! — говорила бабушка Татьяна Михайловна маме, и начиналось скобление потолка, стен и пола. Потом все терли золой и мыли вехотями. После чережения все блестело: такой ослепительной чистоты мне® не приходилось видеть и в самых ухоженных городских квартирах. А за последнее время и сам глагол «чередить» как-то незаметно выпал из разговора, да и вообще из русского языка.
Происходил этот глагол от светло-зеленой, по-особому нарядной травы с трехлопастными листьями и желтыми цветами, растущей по берегам рек, прудов, возле колодцев. Ее семена, снабженные природой-матерью крючочками, осенью нещадно цепляются к одежде и к шерсти животных. Трава эта называется чередой. Делает она тело чистым от всяких кожных болезней (чередит кожу), мягчит и подкрашивает в золотистый цвет волосы. Отвары череды применяют внутрь при золотухе, рахите, а также как потогонное и мягчительное средство, наружно — для умывания, ванн, примочек, особенно детям.
Когда меня спрашивают, чем я лечусь от простуды, я отвечаю:
— Пятеркой. Это мать-мачеха и череда — потогонные, зверобой — противомикробный, душица — противокашлевая и чабрец — мягчительное. А все вместе, да еще с добавкой сухой малины, принятое перед сном, заставляет ночью основательно пропотеть, убирает хрипы, дезинфицирует организм, прибавляет ему сил и надежно защищает, например, от гриппа. Это, так сказать, мой фирменный рецепт. А череда в этом рецепте играет, пожалуй, главную роль.

Чистотел
В Далматовском районе, где я родился и вырос, чистотела не знали. Знакомство с этой травой по книгам тоже мало что давало, и в моем понятии до последних лет чистотел был сорняком, произрастающим где-то в южных районах страны. Впервые увидел я охапку этой травы у женщины на автобусной остановке, узнал безошибочно и сразу же спросил, где она взяла.
— В саду выращиваю, сад только ради его и держу. Сыну сделали операцию на желудке и велели теперь принимать чистотел. Давно пьет этот настой, и ему очень помогает.
Когда я стал доказывать соседке Елизавете Александровне, что чистотел редкое растение, она рассмеялась:
— Да у нас в Шалинском районе он в каждом огороде, у всех заборов растет!
После, на центральном рынке у торговки, я купил пять полузавядших растений чистотела: молодых, выкопанных прямо с корнями. Дома, кроме консервной банки, подходящей посуды для него не оказалось, и я сунул все пять корешков в торф, насыпанный в банку. На подоконнике, под нежаркими лучами сентябрьского солнца, через неделю чистотел стал нежно-зеленым, пушистеньким, да таким красивым, что хотелось держать его вместо комнатного цветка!
Применение чистотела требует чрезвычайной осторожности. В рекомендуемых противораковых сборах на 100 граммов смеси трав вводится всего 0,5 грамма чистотела, потом эта смесь настаивается в литре вина и за день принимают всего 60—80 граммов настоя. Так что дневная доза чистотела весьма невелика, хотя он и является основным действующим началом противораковых сборов.
Из-за крайней ядовитости, если верить книгам, чистотел следует применять лишь наружно для примочек и ванн. Но известно, что восприимчивость к ядам у разных людей колеблется в широких пределах. Ефим, мой сосед, считал мухомор лекарственным средством и заготовлял его во множестве: три-пять грибов заталкивал в бутылку водки, оставлял настаиваться в темноте, а потом регулярно пил это адское зелье.
— Отравишься! — в ужасе говорили знакомые.
— Наоборот, здоровей стану — ведь мухомор лучше всяких лекарств. Я вот долгие годы и пью настойку, и натираюсь ею от радикулита, и простуду ей же лечу, а никакой отравы не замечаю.
Может, найдутся люди, которые так же лихо, как Ефим свою мухоморную настойку, будут пить и настойку чистотела, но не следуйте их примеру: с этой травкой надо обращаться очень осторожно, и уж если решились ее принимать, то начинать надо с минимальных доз. Когда я держу в руках чистотел, то думаю, что природа дала нам обоюдоострый меч, которым можно уничтожить самого коварного врага, но которым можно насмерть поразить и себя.

Зверобой
Свояка Анатолия донимала боль от старой раны: в войну миной ему оторвало пятку, и с тех пор незаживающая рана то уменьшалась в размере, то расширялась. Врачи признали остеомиелит и дали ему группу инвалидности.
Где-то я прочитал, что зверобой хорошо залечивает раны, и решил попробовать. Отыскал в книжке рисунок и однажды у реки встретил похожее растение: те же пять лепестков, супротивные листья, четырехгранный стебель. Принес я его, измяли листья и приложили к ране. Утром Анатолий сказал, что ноге вроде бы получше.
Сомнения все же остались, я ещё раз перерыл книги и убедился, что это был вербейник: растение большей высоты, без точек на листьях, житель влажных мест. И в то лето во время покоса я на лугу при первой же встрече узнал зверобой.
Обязательное упоминание в каждой книжке о зверобое как о лекарстве от 99 болезней набил оскомину, но о нем трудно что-либо сказать новое. Он входит почти во все сборы как средство бактерицидное, ранозаживляющее и понижающее кровяное давление.
Каждый год я собираю зверобой по лугам и лесным полянам, вяжу в пучки, сушу под навесом и зимой пью зверобойный чай. Может, поэтому за последние годы я ни разу не болел гриппом.
И еще мне хочется попробовать зверобой в качестве красителя: нейтральная вытяжка из цветов, пишут в книгах. дает желтые и зеленые краски, а горячий настой, в зависимости от концентрации,— красную а розовую.
Из веток, стеблей, коры или листьев растений можно получать самые разнообразные цвета. Например, береза, полынь, толокнянка дают красящее вещество желтого цвета; бузина, можжевельник, тополь — зеленого; гречиха, черника, шалфей — синего; вишня, слива, крушина — коричневого. Ярко-синюю краску получают из корней спорыша, а из корней подмаренника настоящего, обильно растущего на наших лугах, раньше добывали красную краску (крап). Из желтых цветов этого же растения получали желтую краску для подкрашивания сыров.
Мы пробовали применять в качестве красителя душицу — все растение,— и получили прекрасно окрашенные стойкой палевой, почти розовой, краской шерстяные носки и шарф.
Крашение естественными красителями очень увлекательное дело. Получаются яркие, чистые цвета, не линяющие а не выгорающие под солнцем.

Мордовник
Было это давно, гостил я у дела Семена Герасимовича в Лукиной, деревеньке верстах в тридцати от Камышлова, и поехали мы с ним на телеге на покос. Дорога шла по отлогому восточному берегу реки Крестовки — конная дорога, вся заросшая конотопом (по-научному спорыш). Вдруг справа я увидел отдельные ветки странных, невиданных растений. Поразило, что они были сплошь сине-голубые. Все травы зеленые, а эти синие! Я спрыгнул с телеги и хотел веточку сорвать, но руку обожгла боль: колючки впились в ладонь.
— Это Марья. От головной боли пьют,— пояснил он.
Синеватый стебель, колючие листья, синеватые шары-соцветия... Из книг позднее я узнал, что это был мордовник обыкновенный.
Есть в природе еще и мордовник шароголовый, который я встретил почти через тридцать лет близ города Березовского. Пишут, что шароголовый более целебен, чем обыкновенный. Мордовники применяются как лекарство при параличах, пониженном кровяном давлении, головных болях.
В совхозах Лекраспрома мордовником засеваются большие площади и из его семян получают различные соли алкалоида эхинопсина, применяемого при поражении периферической и центральной нервной системы.

Одноцветка
В палате свердловского госпиталя для инвалидов Отечественной войны нас трое: Виктор Абатуров, я и Федор Иванович Овчинников. У Виктора когда-то немецкая пуля сквозь каску проникла к черепу, пробила его и застряла. Пулю выдернули, рану смазали, и пошел солдат снова в бой. Посчитали: пустяк. А через тридцать лет обернулся этот пустяк страшными головными болями. Поэтому Виктор большую часть времени молчалив и сосредоточен.
Федор Иванович, наоборот, оживлен, все время сыплет анекдотами и случаями из жизни. Привезли его в палату однажды вечером на каталке. Ушел утром на рыбалку, там открылась рана на бедре, и он еле добрался домой. Рентген показал, что плохо сросшаяся кость разошлась, а концы ее начали гноиться.
Узнали мы, что много он лечился, в том числе и травами. От жены  его, Клавдии Сергеевны, услышал я впервые о таинственном цветке лютике белом, который из-под полы продают на базаре торговки травами аж по пять рублей за горсть. И нужно эту горсть сухих растений с цветками настоять в поллитре водки и пить по столовой ложке перед едой. И излечивает этот настой внутреннюю грыжу, чего не может сделать ни одна трава, не говоря уже о лекарствах аптечных.
Я попросил несколько растеньиц, распарил их и поместил в свой гербарий. После случайно наткнулся в книге на их фотографию и описание и узнал, что это была одноцветка. Относится она к реликтовым и изредка встречается в начале лета, в мае, в густых темных борах на толстых моховых подушках.
Дремлет спокойно белый поникший, как бы подвешенный на тонком стебельке, цветок размером с двухкопеечную монету. И пусть ничья рука не поднимется его сорвать. И я не рву, хотя знаю, что он принес бы облегчение там, где может принести его только нож хирурга. Вот так и разрывается душа между стремлением сделать добро человеку и желанием сохранить редчайшее растение, которое нашим потомкам, может быть, и не дано будет увидеть.

Сушеница топяная
Есть травы, которых в одних местах очень много, а в других днем с огнем не сыщешь. К таким травам относится, например, солодка, или сушеница. Там, где она есть, ее  корни плугом выпахивают, а в иных местностях и одного растения не найти. В Свердловской области я солодки ни разу не встретил и ее запасы для своих нужд пополняю во время поездок в город Копейск, где ее относительно много.
Есть травы, которые урожайны годами, к а к , брусника или рыжики. Так, не каждый Год бывает обильным урожай зверобоя, но особенно это относится к сушенице топяной. Пожалуй, дольше всех не попадалась мне на глаза эта травка, невзрачная на вид и могутная силой. И вот в деревне, где я лет тридцать отдыхаю каждое лето и где не раз пытался найти сушеницу, наконец-то я ее встретил.
Шли мы с женой с грибами от Темняковских выпасов и стали переходить Барсуков лог в том месте, где на полкилометра размесили его тракторы и телеги, перемешали с глиной жирный сибирский чернозем. И на этой полосе подсохшей дорожной грязи увидал я сушеницу. Сначала кустик, потом- еще один, еще... С полкилометра шли мы дорожной грязью, уже подсохшей настолько, что ноги не вязли, срывали низенькие разлапистые кустики, отряхивали семена и клали в сумку. Семена у сушеницы созревают не сразу на всех головках, они мелкие и похожи на войлочную желтоватую пыль, но с каждого растения при ударе обязательно слетает желтоватым облачком и ложится на землю кучка семян. Часть растений, особенно молодых, мы оставляли через регулярные промежутки — на семена. Теперь осталось, ждать благоприятного года и идти в Барсуков лог за сушеницей топяной.
Отдельные, буквально единичные экземпляры находил я в то лето на заиленных берегах речки Кармак, а , два кустика — даже на высоком берегу Пышмы за Мостовщиками. Всего же в то удачливое лето я насушил этой травки около двухсот граммов — достаточно, чтобы, например, в сочетании с синюхой залечить язву желудка или стойко снизить кровяное давление у гипертоника.
Когда мы высушили собранную траву в теплой печи, на газетах остались семена, которых набралось почти две спичечных коробки. Я взял железные грабли и на топком берегу речки Кармак, на наносном иле, прочертил бороздки и посеял сушеницу. Интересно, вырастет ли? Синюха, например, из семян подзимнего посева вырастает хорошо, в этом я убедился. Но где-то сушеница растет и более обильно, потому что у базарных теток она никогда не переводится.
В книгах пишут, что сушеница топяная применяется при лечении язвы желудка и двенадцатиперстной кишки вместе с синюхой голубой, а отдельно для снижения артериального давления. Профессор В. П. Луканин в книге «Лекарственные растения Свердловской области» указывает, что в его клинике применяли сушеницу при различных неврозах сердца и заболеваниях желудочно-кишечного тракта и достигали хороших результатов.
Рецепты применения сушеницы, как и других распространенных трав, даются почти в каждой книге о растениях-целителях, а выпуск этих книг увеличивается, поэтому любой легко может выбрать такой способ применения, какой ему подойдет.

Пустырник
Нам с женой как-то в середине мая дали путевки в дом отдыха Шилово. Около дома отдыха протекала мутная Исеть, где у берегов еще лежал лед, а на дне в промоинах виднелись скелеты погибших от за мора рыбешек. На высоком берегу стояла старая каменная мельница, когда-то до революции моловшая отличную сеянку из пшеницы.
И вот здесь, вблизи больших квадратных быков кирпичной кладки, между которыми еще виднелись остатки двух водяных турбин, с их южной стороны после первых солнечных дней стала пробиваться , пышными ярко-зелеными султанчиками травка. Сперва было трудно понять, что это, а когда вышел третий-четвертый лист, стало ясно, что это пустырник. Еще утрами сеял снежок, ходили по нему голодные, поторопившиеся прилететь зяблики, еще березовка намерзала ночами на стволах длинными розоватыми сосульками, а пустырник поднимался все выше и выше.
Мы натянули в комнате нитки и на них развесили пучки зеленой травы. К концу пребывания в доме отдыха у нас был небольшой запас целительного растения. Вообще-то пустырник нужно собирать в начале цветения, тогда он по своему действию во много раз превосходит прославленную валериану: успокаивает центральную нервную систему, понижает артериальное давление, снимает одышку.
Заглянул я любопытства ради в «Лекарственные растения в ветеринарии» и сразу же, в начале книги, нашел пустырник, и не только пятилопастный, но и сердечный, и татарский. Все они при лечении животных применяются в качестве успокаивающего средства, для регулирования сердечно-сосудистой деятельности. А в медицине, кроме того, при гипертонии и как мочегонное. Настолько разносторонне действие пустырника, что, кажется, ни одна болезнь против него не устоит.
Отцветет пустырник, станет колючим и серым, нет-нет да и царапнет идущего по пустырю. Но не проклинайте этого недотрогу — все мы к старости становимся колючими. Зато весной и летом кожу рук нежно гладит темно-зеленый сверху и светлый, почти белый, снизу лист пустырника.

Козлобородник
В июле мы косили широкую ложбину среди полей. Ее пологое устье уже начало зарастать кустами черемухи и боярышника, а в верховьях, где ложбина суживается, травы стояли отменные, аж скрипели под литовкой в росные июльские утра.
Каждый год тысячи лет подряд скатывались. вешние воды по этой ложбине, частица по частице уносили в речку Кармак, а из нее — в Пышму мезозойские глины, поток ежегодно менял свое русло, и вот ныне здесь покос с его разнотравьем и обилием цветов. Правда, ездят по нему на мощных тракторах, сыплирт на него, попутно с полями, и гербициды, и удобрения, и солому осенью свозят с полей, и понемногу, но все же заметно меркнет с годами буйство трав. И видно это в основном по козлобороднику. Сколько его было на лугу в прошлые годы! Когда, бывало, идешь утром, а солнце в это время за спиной, душа радовалась: в синеве вероник и луговых гераней, чуть повыше сиреневых цветов короставника, на прямых ветвистых стеблях тянутся навстречу золотисто-желтые, молодые и лимонно-желтые, уже начинающие отцветать, цветы козлобородника. Солнце в небе и тысячи солнц на лугу сияют в такое утро. Но в полдень цветы закрываются, и луг приобретает синеватый оттенок: вероники дубравные, вероники лекарственные, кровохлебки, короставники, герани...
По самому водостоку луга торчат белые с розоватыми боками султаны лабазника, иначе называемого таволгой вязолистной, а ближе к кустам тальника и прямо в кустах такие же султаны таволги шестилепестковой, тоже называемой лабазником. Медовый аромат струится от них в жаркую пору, медом пахнет и лабазник, заваренный крутым кипятком.
В самой ложбине, в водомоинах, желтею: куртины пижмы. А но краю ложбины царство подмаренников; густым медовым настоем пахнут узорные желтые головки-соцветия подмаренника настоящего, белыми снежками маячат соцветия подмаренника северного, а подмаренник цепкий ушел в поле и там тянется к солнцу, цепляясь за стебли злаков и полевых сорняков. На. более крутых глинистых склонах желтеет донник лекарственный — молокогонная трава.

И все же краса луга — козлобородник. Краса и показатель его благополучия: это растение не переносит вытаптывания, и если луг превратить хотя бы ненадолго в выпас для скота или проехать на тяжелом тракторе, то много лет не видать и на этом месте золотисто-желтых цветов-солнышек.
На скошенном лугу козлобородник успевает еще раз зацвести, как бы еще не веря, что сняли ему буйну голову острой косой. Однажды утром в конце августа поехали мы посмотреть зароды на покосе. Мотоцикл неторопливо катился по густой отаве, среди которой высоко поднимались уже успевшие отрасти листья борщевника. И когда выехали к сужению лощины, ахнули: над густой зеленой отавой, сверкавшей каплями росы, то тут то там, почти с правильными интервалами в 15— 20 метров качались на ветру на тонких светло-зеленых стебельках огромные яркие цветы козлобородника.
С детства люблю я это растение. Ранней весной бегали мы на луг, рвали молодые листочки кислицы и нежные, чуть горьковатые, листики молочая — так называют козлобородник за то, что в месте отрыва листа или стебля у него выступает густой молочно-белый горький сок. Говорят, что корни его можно отваривать в соленой воде и есть как овощи, но я в детстве не пробовал, а на старости лет не решусь губить такое прекрасное растение ради одного корешка.
Живет на Земле прекрасное растение с мягким сочным стеблем, сидячими листочками, похожими на козлиные бородки, прекрасными золотыми цветами, радуется росам и солнышку, радует людские сердца — и слава ему! Не давите его колесами, не наступайте тяжелыми сапогами, не живите по пословице: «После нас хоть трава не расти!». Будем жить на земле и радоваться, а когда уйдем — пусть буйно растет на лугах трава нашей молодости, а над ней пусть качаются на ветру золотые корзинки козлобородника!

Черемуха
Близ дома отдыха над речкой Баранчой уйма черемухи. В конце мая она вся в цвету. Женщина срывает белые кисти и складывает в полиэтиленовый мешок.
— Зачем это вы?
— Глаза лечить.
— А как?
— В журнале «Крестьянка» написано.
Нашли журнал, прочитали, набрали черемушного цвета. Не наткнись мы случайно на эту женщину, вряд ли смогли бы в стремительном потоке информации найти новые сведения о, казалось бы, давно всем известной черемухе. И странно слышать от знакомой студентки мединститута, что она обычно пропускает лекции о лекарственных травах.

Знакомые незнакомцы
Много мне приходилось беседовать с людьми о травах, выслушивать рассказов, порой очень правдивых, а то и самых невероятных. И часто кончались ничем расспросы о названии травы, так как точного  ботанического и научного, а тем более латинского названия обычно никто не знал. Чаще бытуют местные названия, у иной травы их бывает до десятка, а дать точное описание травы для человека, не сведущего в ботанике, чрезвычайно трудно.
Наша соседка однажды с восторгом рассказывала про чудесную  траву, которая легко и безболезненно сводит бородавки.
— Так и называется бородавчатой травой.
— А как она выглядит?
— Невысокая, фиолетовые цветочки, по лесным опушкам растет. Даже два вида бывает.
Гадали долго, называли разные травы, показывали гербарий — все не то. Наконец взяли школьное пособие для 5—6-х классов И. В. Ивановой «Что растет вокруг тебя» и там нашли бородавчатую траву. Это оказалась Черноголовка. Цветки у нее сине-фиолетовые, собранные на конце стебля в густое соцветие, растет она по лугам, опушкам и полянам. Применяется как жаропонижающее, мочегонное и противомикробное средство. Правда, припарки из травы делают при различных воспалениях кожи, возможно, и от бородавок.
Пришел я однажды зимой с рыбалки, жена прямо с порога спрашивает;
— Есть у нас календула?
— Есть.
— Разве? Соседка просила для примочек на глаза, а. я сказала, что у нас календулы нет!
— Так это же ноготки.
— Да ну?..
Много путаницы в названиях. Путают вереск и верес (можжевельник), одноцветку зовут белым лютиком, конотопом называют несколько трав (спорыш и другие), адонис даже в литературе зовут горицветом, а в народе стародубкой. Бессмертников известно около 500 видов, цмин песчаный в народе да и в литературе нещадно путают с кошачьими лапками, а бедные чертополохи, которых на земле около 120, из них 40 видов произрастают в нашей стране, так и не имеют приличного названия. Все чертополохи, да и только. И никто не знает, например, как точно называется тот единственный вид, который обладает свойством излечивать детей от испуга и который есть в продаже у каждой базарной бабки.
Много есть названий, которые я не могу отнести ни к одной траве, хотя знаю, что они часто упоминаются в нашей местности. Что такое бузика? Что такое- покрыт-трава, о которой упоминала мама? И так далее.
Поэтому, описывая травы, я старался придерживаться их общепринятого литературного названия, хотя это порой и представляло определенные трудности.

Лесные чаи
Со свояком Анатолием Харламовичем мы выехали на рыбалку поздним вечером. Час езды на мотоцикле, и мы у небольшой безымянной речушки в месте впадения ее в Пышму. Еще темно. Хотя июньские ночи и коротки, но рыбачить можно будет только часа через два.
— Чайку бы...— мечтательно говорит Анатолий.— Чугунок взяли, а чай забыли.
— Дело поправимое,— говорю я и спускаюсь к берегу, чтобы наломать веток густо растущей тут смородины.
В чугунок набили веток, залили водой и поставили на костер. Через полчаса был готов душистый смородиновый чай, чуть отдающий дымком.
— Ради чая — и то стоило ехать на рыбалку,— улыбался в темноте Анатолий.
Чаем в моем понятии называется такой же отвар трав, какой применяется для лечения ряда болезней, только концентрация активных веществ здесь значительно меньше и  преобладают травы ароматные, не имеющие горечей. Кроме того, в таких чаях нет кофеина, возбуждающего нервы, и поэтому их можно смело пить на ночь. И обычно в них много витаминов.
Самый мой любимый чай калгановый, за ним следует чай из плодов шиповника со смородиновым листом, потом — из кипрея, черный байховый с мятой, лабазниковый, пахнущий медом... А есть еще липовый, зверобойный, чай из душицы. У каждого чая свой цвет, аромат и букет, свои полезные свойства.
Пейте лесные чаи — получите и удовольствие, и пользу: ведь они и бактерицидные, и потогонные, и витаминные.
Пью лесной чай, и навевают его запахи, его ароматы приятные воспоминания о лете, о солнечных погожих днях, даже детство почему-то вспоминается — и невольно молодею душой. Слава и хвала вам, калгановский корешок, душистая мята, медовая таволга, целительный зверобой!

Вкуснейшие лекарства
Нет в мире вкуснее лекарств, чем лесные ягоды. Теплые, нагретые солнцем, ягоды земляники и клубники, прохладные, приятно холодящие пальцы,— лесной смородины, душистые и нежные— малины. И все-то в них есть: глюкоза и кислоты, фруктоза и витамины, микроэлементы и минеральные соли. Помогают они при гастритах (калина, клубника) и пониженной кислотности (отвар брусники с листьями), при расстройствах желудка (черника) и запорах (крыжовник), при заболеваниях печени (настой из плодов и листьев земляники и клубники) и от простуды (малина), от ревматизма (брусника, черная смородина) и гипертонии (боярышник). Но даже если и не вылечится человек ягодами, то все равно ощутит прилив здоровья, сил и бодрости. Бывает, конечно, и аллергия к ягодам, но у кого она есть, пусть тот завидует всём, у кого ее нет!

Травы в русской бане
У Агнии Петровны большая тетрадь в черном коленкоровом переплете, где она, полуграмотная, крупными буквами, без запятых и прочих знаков препинания, записывает всяческие жизненные наблюдения, в основном медицинского характера. И что характерно — большинство ее заметок связано с русской баней.
Люблю я баню, нашу, русскую, с самого раннего детства. Бывало, в баню ходили мы всегда вдвоем с дедом: моя обязанность была вздавать — плескать ковшом воду на каменку, чтобы поднимался от нее сухой пар. Дед, лежа на полке, слегка помахивал веником вдоль лопаток, потом проходился по спине и бокам, потом командовал поддать жару, а сам надевал рукавицы и шапку. Я выплескивал на каменку полный ковш воды и тут же нырял под полок, где и отсиживался, пока дед с блаженным покрякиванием обхаживал себя роскошным, им самим лично наломанным в нужное время и в нужном месте березовым веником. После этого, если зимой, то мы выбегали кататься в снегу, летом — обливались ледяной водой. Потом приходила моя очередь ложиться на полок, и дед осторожно, в малом жару, прохаживался по мне веником. Никогда уж мне не испытать минут такого удовольствия.
Что касается лечебной стороны, то ведь еще в древних книгах писалось, что «...бани российские, конечно, заступают место двух третей лекарств».
Из березового веника выделяются лекарственные вещества и витамины, делают кожу мягкой и эластичной,
укрепляют и мягчат волосы на голове, приносят бодрость и свежесть всему телу, улучшают кровообращение, стимулируют дыхание. Сухой пар усиливает потоотделение и облегчает тем самым работу почек, помогает согнать лишний вес.
На раскаленную каменку можно в небольших количествах бросать семена лекарственных трав, и тогда, смешанные с ароматом березы, смоляной сосны, влагой родниковой воды, эфирные масла и алкалоиды  будут прекрасным составом для ингаляции легких, горла и носа. Тело всегда можно обмыть перед выходом из бани настоем ароматических или лекарственных трав, и оно жадно впитает в распаренные поры целебный эликсир.
Париться в бане можно не только березовым или дубовым веником. При остеохондрозе и радикулитах обычно парятся вениками из крапивы и конопли, лежат на полке на них спиной. Говорят, что и при исправлении косоглазия больного парят вениками из конопли, потом обкладывают лицо распаренными ее листьями и начинают показывать ему яркий ,или блестящий шарик: гимнастика распаренных глазных мышц после нескольких сеансов якобы исправляет косоглазие.
Большие любители бани — женщины: красу девичью, косу, можно вымыть настоями трав, и станет она мягкой, пышной, а если нужно, то и золотистой. Крапива, хмель, репей и еще десяток трав пригодны для этого. А если заведется перхоть или появится зуд, то есть против них чистотел, будра, череда.
В бане в прежние времена бабки с успехом «правили» больных: вправляли вывихи, излечивали опущение кишок, надсаду, мяли поясницу, ослабляли боли от радикулита. Многое умели делать эти бабки, начиная с простого массажа для снятия усталости до лечения десятков хвороб как взрослых, так и детей.

Не мешает напомнить, что баня, как и всякое сильнодействующее лечебное средство, требует разумной осторожности и строгой дозировки,

Послесловие
Почти каждое растение чем-нибудь да целебно. В книгах я встречал упоминания примерно о ста двадцати лекарственных травах, произрастающих в наших краях, однако здесь я упоминаю лишь о двух десятках, хотя собрано их у меня в гербариях и в запасе около семидесяти. Просто нет нужды приводить сведения из других книг, писать О том, что самим не пережито.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru