Рейтинг@Mail.ru
Следопытские дела

1981 04 апрель

Рыжовы

Автор: Юрин Владимир

читать

Евгений Павлович по-хозяйски уверенно шел коридорами старого техникума. На первом этаже кивнул на карту страны во всю стену:
— Вот здесь все, как на ладони. Ребята сделали. Действующая...
На карте вспыхнул рубиновый факел славы, и огненным пунктиром, как трассирующими очередями, высветился боевой путь 363-й стрелковой дивизии и маршруты экспедиций «Гвардия» — красных следопытов Нижнетагильского горно-металлургического техникума.
Как пришла тяга к путешествиям — никто, даже сам Евгений Павлович, объяснить не берется. Но было так и в не очень сытые послевоенные годы, когда учился в техникуме, и когда работал, зчочно учился в институте, и когда, как говорится, «был вольным казаком», и когда семьей обзавелся.
С 1954 года не было, пожалуй, ни одного лета, чтобы Рыжовы не отправлялись в путь-дорогу. А потом и зимами стали ездить, в каникулы, благо оба преподаватели. Родилась дочка, малость подросла — стали путешествовать втроем, с Иришкой. Подросла вторая — Алла, стали «полным купе» ездить. Ленинград, Москва, Симферополь, Минск... Да что там города: Белоруссия, Украина, Прибалтика, Кавказ, Крым... Но суть не в географии. Дело в том, что Рыжовы, в отличие от многочисленных коллекционеров личных впечатлений и гостиничных этикеток, ведут следопытский поиск.
Когда в шестидесятые годы по всей стране начались движение красных следопытов, они стали изучать историю Великой Отечественной войны. В те годы Рыжов возглавлял в Нижнем Тагиле городской клуб туристов «Азимут» — он стал инициатором будущих походов по местам боев уральских соединений.
— Историей 363-й дивизии мы занимаемся с 1965 года,— рассказывает Е. П. Рыжов.— Выбор не случаен. Это дивизия уральская, она была сформирована в Свердловской области в сентябре — октябре 1941 года. В нее было взято около тысячи тагильчан, и сейчас многие ветераны соединения живут в нашем городе.
В битве под Москвой уральцы проявили стойкость, мужество и героизм. Дивизия была переименована в 22-ю гвардейскую. А войну закончила как 2-й гвардейский Николаевско-Будапештский механизированный корпус.
Дома у Рыжовых накопилась целая библиотечка, книг, в которых есть хоть малейшее упоминание о соединении и его людях. Не раз пришлось съездить в Свердловск, в музей Боевой славы Урала при окружном Доме офицеров. Шли письма в архив Министерства обороны и в многочисленные адреса ветеранов соединения по всей стране — от Калининграда до Владивостока, от Мурманска до Ташкента. Рыжову пришлось даже заказать специальный штамп со своим адресом.
Пять лет накапливался материал по истории 363-й стрелковой: уточнялся боевой путь, были найдены десятки ветеранов, установлены с ними прочные связи. В октябре 1970 года Евгений Павлович с четырнадцатью ребятами побывал на месте формирования дивизии. Тагильских гостей приняли приветливо, показали место, где осенью сорок первого стояли первые палатки и шалаши. На следующий год экспедиция красных следопытов отправилась по местам первых боев соединения: Калинин — Волоколамск — Зубцов — Погорелое Городище — Ржев... Упоминания о дивизии встретились в краеведческих музеях Зубцова и Ржева, неожиданным открытием было и то, что местные школы занимаются историей дивизии.
Еще через год вторая экспедиция отправилась в Старую Руссу... В городском комитете комсомола тагильчан встретили как старых знакомых: «А мы вас давно ждем». Устроили в школе-интернате.
...Машина шла по гати, а по обе стороны дороги эхом войны кричали надписи: «Не сходить. Мины!».  Притихли ребята, вдруг осознав, каким огненным лемехом вспахала эту землю война, если тридцать лет спустя саперы вырывают ее смертоносные корни.
Местный учитель привел тагильчан на старые позиции в районе Васильевщины. Копать не надо было. Только
присмотришься — и увидишь среди чахлой травы (даже она после войны не растет) то крупный осколок, то спекшиеся в ржавый ком части стрелкового оружия, гильзы и патроны, ломающиеся в руках, как спички... Но не было характерного для мальчишек при виде оружия оживления и восторгов: посерьезнели, .повзрослели на глазах ребята — ведь попадались и останки павших здесь бойцов... Много было потом экспедиций, рассказов о войне, но эта первая встреча ребят лицом к лицу с ней запомнилась особо. И как память о той экспедиции хранятся в музеях горно-металлургического техникума и школы № 40 в Нижнем Тагиле солдатские каски, привезенные; из-под Старой Руссы...
Главные «находки» следопытов — люди прославленного соединения.
«Талантливый танкист» — говорили в штабе 2-го гвардейского механизированного корпуса о комбриге Петре Юльевиче Корбуте... Он вел своих танкистов на штурм вражеских позиций на правобережье Днепра. За оборонительными укреплениями фашистов открывалась широкая Таврийская степь. Уже не было выгодных для обороны рубежей, но ожесточенно продолжал огрызаться враг. Горела земля под гусеницами. Через грохот боя шлемофоны доносили голос комбрига: «Огонь вправо — батарея противника!.. Молодцы-ы!..» Вздыбилась земля под танком комбрига: мина... Экипаж убит. Полковник контужен. Но, отказавшись покинуть поле боя, Корбут пересел в другую машину и продолжал вести атаку.
Когда машины с черными крестами на приплюснутых башнях пошли с фланга, танкисты по команде Корбута в считанные секунды развернулись и открыли огонь. Запылали две вражеские машины...
В шлемофоне — тревожный голос соседа:
— Товарищ полковник, моторная часть вашей машины в огне!
— Подпалили, гады...— воскликнул механик-водитель.
— Давай вперед! — Приказал комбриг.— Может, собьем огонь...
В танке становилось жарко, нечем было дышать, затлели комбинезоны. — Покинуть машину! — приказал Корбут экипажу, а сам взглядом тянулся туда, где его гвардейцы добивали фашистские танки. Он еще жил боем, его напряжением, забывая о боли.
Тяжелые потери понесла бригада. Но враг потерял куда больше: 12 самоходок, 6 танков, 47 орудий разных калибров, 22 автомашины и свыше 300 солдат и офицеров. Но Корбут об этом уже не узнал: без сознания его отвезли в госпиталь, где он скончался от тяжелых ожогов...
Высокое звание Героя Советского Союза было присвоено отважному танкисту посмертно.
Об эпизодах последнего боя Петра Юльевича Корбута тагильские следопыты узнали от ветерана корпуса майора в отставке Л. Скрибного. А всего им удалось установить имена 42 Героев Советского Союза, воевавших в рядах прославленного
соединения.
Рыжов достал заветную тетрадь с именами и адресами разысканных ветеранов. Эта тетрадь — итог более чем десятилетнего кропотливого труда. В ней — около трехсот человек, с их неповторимыми судьбами.
...Мог ли знать полковник Карп Васильевич Свиридов, когда формировал на Урале свою дивизию, что выпадет ему редкая судьба пройти с ней весь путь, от первого до последнего боя, от Москвы, Сталинграда — до Праги? Под командованием генерала Свиридова 2-й гвардейский Николаевско-Будапештский механизированный корпус закончил войну в ночь с 11 на 12 мая 1945 года — через трое суток после подписания акта о безоговорочной капитуляции, Довелось генерал-лейтенанту Свиридову отпраздновать и 20-летие Великой Победы. Теперь уж нет в живых Карпа Васильевича Свиридова... Как нет многих ветеранов. Но хранится в школьном музее шинель командира корпуса, подаренная следопытам дочерью генерала...
Второй в тетради Рыжова значится фамилия первого начальника штаба дивизии С. Г. Поплавского. Фамилия знаменитая. Герой Советского Союза генерал армии Поплавский командовал потом Войском Польским. Следопыты встречались с ним в Москве. И эта фамилия уже обведена в тетради траурным кружком.
Кузьмин М. К.— бывший фельдшер стрелкового батальона. Был тяжело ранен, потерял руку. Сейчас — профессор Первого московского медицинского института, автор книги «Второй Николаевско-Будапештский», председатель созета ветеранов соединения.
Хлопков Н. М.— бывший боец муз-команды. В сорок втором году им написана песня «Уральская гвардейская», которую пела вся дивизия.
Эта песня прошла с гвардейцами всю войну. Есть у Рыжова афишка концерта, который показал ,25 мая победного года жителям городка Прибрам под Прагой ансамбль 2-го мехкорпуса. Сейчас автор этой песни — профессиональный композитор, профессор Краснодарской консерватории.
Десятки фамилий, десятки людских судеб... Всех их объединило фронтовое братство. Всех их вызвали десятилетия спустя на поверку памяти красные следопыты, гвардейцы поиска. Я не оговорился. «Гвардия» — называются поисковые экспедиции молодых тагильчан. «Гвардия »— назван клуб при нижнетагильском горкоме комсомола, где президентом — бывший фронтовик, гвардии сержант Рыжов.
Девятнадцать экспедиций по пути уральских гвардейцев провели тагильские следопыты. Уроки мужества прошли за это время свыше 350 юношей и девушек. Многие из ребят уже успели отслужить в армии. Но эти уроки помнят.
...Николай Теплов окончил горно-металлургический техникум в 1975 году. Армия. - Однажды на боевом метании гранат случилось, казалось бы, непоправимое. Граната на боевом взводе выпала из рук молодого солдата на дно окопа, в котором были Теплов и командир подразделения. Трех секунд, оставшихся до взрыва, хватило Николаю Теплову, чтобы схватить гранату и перекатиться через бруствер... Командир лишь недоуменно обернулся... Граната взорвалась в воздухе, но уже далеко от окопа.
Движение красных следопытов — это не только дань памяти. Это воспитание новых патриотов, новых бойцов. Они будут стоять на страже мирной жизни.
Рыжов прошел и проехал со своими следопытами свыше 150 000 километров. С 1974 года, когда в Тагиле появились зачетные книжки Всесоюзной туристско-краеведческой экспедиции «Моя Родина — СССР», семья Рыжовых одной из первых начала делать в них отметки. За три года все четверо Рыжовых, в том числе и младшая, шестиклассница Алла, выполнили нормативы для получения сначала бронзового, потом серебряного и, наконец, золотого значка экспедиции.
А нормативы эти не из простых. На «бронзу» надо побывать на 50 достопримечательных объектах своей области; на «серебро» — посетить 50 объектов в зоне Урала; на «золото» — еще 80 городов страны. Параллельно с «гвардейскими», Рыжовы совершали и свои, экскурсионные походы.
И стали первой в нашей стране семьей золотых значкистов туристско-краеведческой экспедиции «Моя Родина — СССР». В стране около 70 человек выполнили нормативы золотого значка. В нашей области — семеро, шесть из них — тагильчане. Шестым значкистом стал ученик Рыжова, выпускник горно-металлургического техникума Михаил Хуснулин.
...И вновь ведет ребят в поиск неугомонный человек Евгений Павлович Рыжов. Фронтовик, педагог, гвардии сержант и гвардии следопыт.
Он не воевал в 363-й дивизии — он воевал в других соединениях. Историей их занимаются следопыты из Новосибирска, ленинградских школ. И в этом видится большой символ: нет у нас «не своих» соединений! Как нет чужих могил под красной звездой.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru