Рейтинг@Mail.ru
Земля и небо Александра Дзюбы

1981 05 май

Земля и небо Александра Дзюбы

Автор: Махлин Александр

читать

...Александр туже затянул ремень шлема, проверил замки парашютного ранца, поправил автомат. Все нормально.
Включилась зеленая лампочка, поплыл тревожный звук сирены, В открытые бортовые двери самолета врывается холодный поток воздуха.
Пошли. Один, второй, третий... Отчего-то страшно. Перед каждым прыжком страшно.
— Пошел!..
Это уже ему.
Александр шагнул.
Через полчаса, замаскировав парашюты, разведчики двигались по лесной тропе, выбитой дикими кабанами. У закраинки отряд разделился. Большая группа отправится дальше, ей предстоит выполнить главную задачу— уничтожить стратегические объекты. Меньшей, где гвардии сержант Дзюба, следовало дожидаться двух‘ зеленых ракет — сигнала о том, что объекты уничтожены, быстро заминировать дорогу и мост и возвратиться к месту сбора.
Местность не ахти... Между шоссе и лесом старое торфяное болото шириной более полукилометра. Десантники выбрали кочки посуше, залегли. Минуты ожидания были изнурительными. Зверели комары, осознав свою безнаказанность Мох, как губка, выдавливал из себя холодную влагу.
Но вот над лесом взвились две зеленые ракеты. В считанные минуты заминированы мост и дорога. Теперь — отходить. И тут дозор сообщил: на дороге колонна боевых машин «противника». По цепи передается приказ: «Отход отставить. Даем бой!». Машины совсем рядом, видны номера на боковой броне...
Увлекшись боем, десантники не сразу обратили внимание на выкатившуюся из-за дальнего поворота, скрытого лесом, еще одну колонну БМД. Одна из машин съехала с шоссе и теперь катила по торфянику, намереваясь отрезать разведгруппу от лес.
Во время боя -Александр ушел от своих на сотню метров. вперед и теперь оказался далеко позади бегущих к лесу товарищей. Машина близко, а до первых елей несколько сот метров... Добежать, во что бы то ни стало добежать! Сейчас машина отрежет путь, и он, Александр Дзюба,— пленный.
Чтоб позор на всю роту?.. Ну уж, нет! Собрав остатки сил, Александр на последнем дыхании одолел метры, остававшиеся до леса.
Оценка действиям разведчиков в тылу «противника» была дана самая высокая. Снова говорили о лейтенанте Васькине, о том, как он без раздумий принял бой. И еще одна фамилия повторялась из уст в уста — сержанта Дзюбы: уйти от преследования на «своих двоих» с полной экипировкой — такого еще не было в части. Находились и такие, что сомневались: конечно, Дзюба отличный спортсмен, но чтоб уйти от машины...
Вскоре пришлось поверить и скептикам, потому что нашелся очевидец... В соседней части проходили отборочные соревнования на первенство округа по вольной борьбе. Во время одной из тренировок к Александру подошел незнакомый сержант:
— Эй, дружище, не тебя ли гоняла «бээмдещка» по торфянику?
— Ну, меня. А что?
— А то, что я вел машину-то... Ребята из-за тебя, черта, теперь прохода не дают.— И он от души рассмеялся:— оплошал я с тобой, ой, оплошал...
Проводы увольняемых в запас всегда событие. Статные парни, настоящие мужчины, стоят на плацу, где в свое время постигали азы армейской службы. Трое — даже знаменитости: они принимали участие в съемках фильма «В зоне особого внимания». А вот одного из них и сейчас выделишь в общем бравом строю — до сих пор он производит впечатление необструганного новобранца...
Гвардии ефрейтор Марченко. Вряд ли о нем долго будут помнить в части. Воин как воин, сотни таких. Зато надолго запомнит его Александр Дзюба, не раз сводила их вместе солдатская судьба. Марченко из старослужащих; однако за всю службу так и не было, у него бравой выправки, какой умеют щегольнуть десантники, показной удали... Марченко всегда был не по-солдатски нетороплив, даже чуток неповоротлив: штопал ли гимнастерку, укладывал ли парашют или пропускал над собою танки.
Александр привык чувствовать на себе внимание окружающих. Так было на гражданке, когда он учился в профтехучилище, и позже, когда пришел работать на орский Южуралмашзавод. Неплохо учился, отлично работал, делал успехи в спорте. К призыву в армию был уже кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе. К товарищам по работе относился, быть может, с некоторым снисхождением: вроде не всем вам дано столько достоинств. Бригадир Абузяров нередко говаривал ему:
— Всем ты, парень, хорош. Вот с людьми бы тебе попроще...
Словам бригадира Александр не придавал никакого значения.
В части авторитет его тоже все сразу признали. Точнее, почти все. Совершенно равнодушно отнесся к появлению в роте нового сержанта, к его славе и спортивным победам, пожалуй, единственный человек — Марченко. И это было неприятно  Александру.
Неприязнь возросла после учебных стрельб. Результаты ефрейтора Марченко были блестящими, и каждый счел нужным поздравить товарища. Не мог не подойти и Александр.
— Да что там,— отмахнулся Марченко,— белке в глаз с пятидесяти шагов бью без промаха. Хочешь, научу?
Не похвальба это была. Сказал, как об обычном. Марченко прибыл из таежной Сосьвы, что в Тюмени, где работал промысловиком-охотником.
Но Александра заело. Молодецкий эгоизм: кто-то лучше тебя есть...
— Спасибо, уж как-нибудь...— процедил сквозь зубы Дзюба.
В тот зимний вечер их отдых прервала сирена. Вскоре они уже были в самолете, а еще спустя некоторое время опустились на небольшую площадку, стиснутую со всех сторон лесом. Им предстояло до рассвета совершить пятидесяти километровый бросок.
— Дзюба, замыкающим!
— Есть замыкающим!
Быть замыкающим доверяется только крепким и, выносливым.
Самой трудной оказалась вторая половина пути. И еще пошел мокрый снег... То один, то другой десантник отставали от группы. Кто-то, пошатываясь, подошел к дереву и обнял его.
— Браток,— Александр тронул вздымающиеся плечи солдата. Тот обернулся. Карманный фонарик высветил конопатое лицо ефрейтора Марченко.— А ну, не отставать!
Марченко, ни слова не говоря, поправил ремень автомата и тяжело затопал сапогами. Осилил он всего несколько метров и снова остановился.
— Вперед!— уже со злостью закричал на него Дзюба.
— Я сейчас... Отдышусь чуть... Я догоню.
— Йех, аника-воин... Дай сюда автомат, и вещмешок тоже. Теперь — вперед!
К цели вышли вовремя. Марченко молча принял от сержанта автомат и вещмешок и так же молча отошел в сторону.
Потом их вместе назначили в дозор: сержанта Дзюбу,' рядового Антонова и ефрейтора Марченко.
Они вышли к быстрой крутобережной речушке, бившейся о большие черные валуны. Перехода не нашли, зато выбрели к полуразрушенному деревянному мосту. Антонов и Марченко, не рискнув переходить его по нескольким оставшимся бревнам, спустились с высокого берега и вошли в ледяную воду.
Александр досадливо плюнул им вслед и шагнул на бревно. Ему оставалось пройти совсем немного, когда сапоги вдруг соскользнули с мокрого бревна, и он потерял равновесие. Успел ухватиться за металлическую скобу Ситуация возникла серьезная. Будь налегке — подтянулся бы, выбрался. Вниз тоже не прыгнешь — почти восьмиметровая высота, валуны в воде.
— Потерпи, сержант, я сейчас!
Александр увидел ползущего к нему по бревну Марченко. Тот был босиком. Разулся, чтобы не соскользнуть. Еще немного, и цепкие, жилистые руки ефрейтора подтянули его вверх.
На берегу Марченко обулся, достал помятую пачку сигарет и, словно ничего не произошло, чиркнул о коробок спичкой.
...Демобилизованные на плацу отшагали прощальный торжественный марш. Все. Команда «вольно!».
Александр протолкался через десантников, плотным кольцом обступивших уходящих в запас, и подошел к Марченко.
— Домой, значит?
— Домой.
— Ну... Так ты пиши.
— Ты тоже.
— Отслужу — приезжай в гости. Степи наши покажу, с родителями познакомлю.
— Нет, сначала давай ты ко мне. Тайги, небось, никогда не видел?..
— Спасибо, Марченко. Всего тебе!
— Не поминай лихом, сержант...
В часть прибыло пополнение. Старослужащие солдаты уже были тут как тут. Каждый надеялся встретить земляков: «Москвичи есть?», «С Новосибирска — никого?..» «Не с Ташкента, случайно?»
Не усидел и Александр. Наугад тоже бросил:
— Оренбуржцы имеются?
— Е-есть!
— Откуда?
— Орские...
— А ну, давай сюда, орские!..
Десятка два молодых десантников обступили сержанта Дзюбу. И пошло! Смех, дружеские рукопожатия, расспросы...
Один из солдат, грудь которого украшал знак парашютиста-спортсмена с жетоном «90» — количество совершенных прыжков — показался Александру знакомым. Где-то встречал этого худощавого улыбчивого парня.
— По-моему, виделись мы с тобой раньше, а?
— Так мы ж с тобой... виноват, товарищ сержант, так точно, виделись. Мы с вами в одном цехе работали. Только у разных бригадиров: вы у Абузярова, я — у Ефименко. Наши бригады соревновались, если помните.
— Стоп, не Есин твоя фамилия?
— Так точно, Есин.
Александр Есин из учебного центра пришел старшим стрелком. Зачетные стрельбы провел на «отлично». В десантные войска попал не сразу: ему не хватало двух сантиметров роста... Но Есин на сборном пункте добился-таки своего — учли его отличное здоровье, девяносто совершенных прыжков и, главное, стремление служить в десантных войсках.
Разговоры, разговоры... О бригаде, о родном городе. И, конечно, о службе.
Не секрет: первыми идут на противника ракеты, вторыми — десантники. Они могут оказаться в сложнейшей оперативной обстановке, и действовать, может, придется в полном отрыве от своих. Здесь без мужества и чувства товарищества пропадешь.
...Гвардии рядовой Анатолий Колесник приготовился к прыжку. В этот день он намеревался встретить свое девятнадцатилетие под куполом парашюта.
По привычной команде «Пошел!» Колесник оттолкнулся от люка, В это время в другом потоке прыгнул гвардии рядовой Сергиенко.
Отсчитав положенные пять секунд, Колесник рванул вытяжное кольцо. Неожиданно сильный порыв бокового ветра бросил десантника в сторону. И тут он почувствовал под собой что-то упругое. Глянул вниз и... Он стоял на перкале чужого купола. Это был парашют Сергиенко. Помня инструкции, Колесник попытался оттолкнуться, однако соскользнул не в сторону, а в стропы, которые моментально оплели его ноги. Парашют Анатолия стал вытягиваться и гаснуть В довершение беды потоками воздуха десантника перевернуло вниз головой.
Мгновенно оценив обстановку, Сергиенко рванул кольцо запасного парашюта. Но и запасной, не успев наполниться воздухом, был отброшен ветром на погасшие купола двух основных парашютов. Стремительно приближалась гудящая земля: уже различимы кустарники, видно, как к площадке приземления мчится санитарная машина...
Собрав все силы, Анатолий одной рукой подтянулся на стропах, а второй вырвал кольцо своего запасного парашюта. Купол раскрылся мгновенно, а в следующий миг десантника встретила земля.
Позже этот случай опишет газета «Красная звезда», а представитель отдела воздушно-десантной подготовки ВДВ даст оценку этому факту: «Случай относится к категории редчайших... Причиной схождения парашютистов явилась ограниченная видимость ввиду густой облачности и сильные боковые потоки воздуха. Счет шел буквально на мгновения».
Об этом случае рассказал землякам Александр Дзюба. Польщенный вниманием, с которым его слушали, хотел рассказать еще и о ефрейторе Марченко, но заметил стоящего за спинами солдат политрука Ермакова...
— Встать, смирно! Товарищ...
— Отставить, сержант, все слышал. Продолжайте!..

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru