Рейтинг@Mail.ru
Краеведческая копилка

1981 09 сентябрь

Участник легендарной экспедиции

Автор: Воробьев Алексей

читать

Латыш Фридрих Малер встретил революцию в Москве. В семнадцать взял винтовку, чтобы защищать Советскую власть. В составе бригады курсантов дрался на Южном фронте против банд атамана Зеленого. Был связан с Союзом красных фронтовиков Германии, который возглавлял Эрнст Тельман. И еще одна памятная страница биографии Малера — он был участником легендарной экспедиции на ледоколе «Александр Сибиряков».
Июнь 1932 года. Фрпдрих Юльевич работал тогда в научно-экспериментальном секторе треста Союз-взрывпром, руководил группой по разработке методики борьбы с ледяными заторами и донным льдом. Управляющий трестом Дипнер, кстати, знакомый еще по службе в латышской армии, предложил Малеру поехать с экспедицией Шмидта в качестве взрывника.
Экспедиции предстояло за одну навигацию пройти впервые в истории Великим Северным путем. И, естественно, желающих было — хоть отбавляй. В плавание просились все, не останавливаясь ни перед чем. Рядовым матросом на корабль «Александр Сибиряков» поступил... штурман дальнего плавания Адаев. Буфетчиком, о котором упоминает в своей книге «Великим Северным» кинорежиссер В. А. Шнейдеров, стал писатель Александр Лесков...
Ближайшим помощником Шмидта был профессор Владимир Юльевич Визе, большой знаток Арктики. Командовал кораблем известный полярный капитан Владимир Иванович Воронин. Радистом служил на ледоколе Эрнст Теодорович Кренкель.
В экспедиции участвовали также писатель Сергей Семенов, художник Лев Канторович, специальный корреспондент «Известий» Борис Громов, врач Л. И. Лимчер. Секретарем экспедиции назначили Леонида Муханова, одновременно он исполнял обязанности корреспондента «Комсомольской правды». Малеру предложили освещать ход экспедиции в газете «Труд».
В море вышли 28 июля.
На борту «Александра Сибирякова» были... живые коровы и поросята — на случай цинги. А фотограф А. К. Новицкий, уже не раз ходивший в Арктику, взял с собой даже петуха.
Провожать Муханова приехал его товарищ, студент полиграфического института Федя Решетников. Он очень просил взять его с собой. Тем и понравился Шмидту — взяли Федора в последний момент. И когда уже были в пути, Шмидт заметил, что коровы стоят иедоенные. На другой день в кают-компании висел экстренный выпуск «Ледового крокодила». На рисунке был изображен сам Шмидт, доящий коров. При этом к нарисованному от руки его профилю была приклеена из крашеной пакли борода — ни дать, ни взять знаменитая, шмидтовская.
Федя Решетников был организатором шумовых оркестров и вместе с Громовым, Трояновским, Шнейдеровым и Мухановым выдумывал разные шутки, подбадривающие экипаж в тяжелые моменты плавания. А их было немало...
Море Лаптевых. 16 августа вошли в тяжелые льды. Корабль, наезжающий на них, повисал — не мог ни продвигаться дальше, ни отойти назад. Тогда приходил на помощь Малер с взрывчаткой.
Однажды при форсировании не слишком толстого льда корабль словно налетел на подводный камень. Оказалось, обломаны все лопасти винта. Механики заменили их на запасные тут же, в море.
18 сентября, рано утром, корабль опять испытал два страшных удара. На этот раз авария была неисправимой — обломился конец гребного вала, унесло на дно ступицу со всеми четырьмя новыми лопастями. Судно превратилось, как выразился капитан Воронин, во временную ледокольную баржу с электрическим освещением и паровым отоплением.
Тогда и начался дрейф, длившийся до 1 октября.
Весь остальной путь до Берингова пролива сибиряковцы проделали следующим образом. Выбрасывали на лед якорь с тросом — подтясивались, выбрасывали другой — снова подтягивались к нему с помощью лебедки. Лед под носом корабля взрывали. А когда удалось выйти в сравнительно большую полынью, по предложению матроса Павла Сизых на реи навесили трюмные брезенты, и ледокол превратился в судно под черными «пиратскими» парусами. Так и двигался мужественный экипаж.
— Сообщив в Москву об испытываемых нами затруднениях,— рассказывал много лет спустя Ф . Ю. Малер,— мы тотчас получили предложение многих иностранных кораблей прийти к нам на помощь, по лишь в Беринговом проливе, когда сибиряковцев встретил рыбный тральщик «Уссуриец», встали на буксир и пошли в Петропавловск-Камчатский.
Задание партии и правительства — преодолеть Великий Северный путь за одну навигацию — было выполнено. В следующем, 1933 году такой переход, но в обратном направлении (Владивосток — Архангельск) проделал повторно ледорез «Литке». А потом этот путь стал безотказно действующей магистралью, оснащенной самолетами, вертолетами, мощными ледоколами...
Родина высоко оценила подвиг экспедиции на «Сибирякове». В числе других ордена Трудового Красного Знамени был удостоен и Фридрих Юльевич Малер.
Долгие годы Малер работал затем на Урале, в Нижнем Тагиле. Он немного не дожил до своего 75-летия и до полувекового юбилея экспедиции на «Сибирякове»,

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru