Рейтинг@Mail.ru
Шелестит тополёвая роща

1981 09 сентябрь

Шелестит тополёвая роща

Автор: Черненок Михаил

читать

Повесть из цикла „Следствием установлено“

11. Бежать бесполезно
Время тянулось медленно. Исподволь приглядываясь к каждому вновь вошедшему в вокзал, Голубев чуть не наизусть выучил расписание поездов, несколько раз сходил в станционный буфет выпить лимонаду, с равнодушным видом постоял у закрытого киоска «Союзпечать» и за пятнадцать минут до прибытия поезда вышел на освещенный электрическими лампочками перрон. Пройдя вдоль него до багажного склада, возле которого, по словам сержанта линейного отдела, должен был остановиться девятый вагон, Слава прислонился к затененной стене. Поезд прибыл с незначительным опозданием. У девятого вагона выстроилась очередь. Васи Цветкова среди пассажиров не было. У других вагонов стояли одни лишь проводницы.
Когда последний пассажир втянул в девятый вагон громоздкий чемодан, Голубев с досадой подумал, что, по всей вероятности, кассирша ошиблась. Слава хотел было уже выйти из укрытия, но в этот момент от противоположной стороны затененного багажного склада к проводнице девятого вагона подбежал высокий парень в джинсах и торопливо подал ей билет. Не успела проводница разглядеть, тот ли номер вагона указан в билете, Голубев уже был рядом с нею. Приметив в совсем еще юном лице подростка черты, отдаленно напоминающие портрет Грега Бонама, спросил:
— Молодой человек, если не ошибаюсь, вы Вася Цветков?
— Ну и что? — скорее удивился, чем испугался подросток.
— Я из уголовного розыска,— Слава показал удостоверение.— Нам надо поговорить.
— Поезд сейчас уйдет.
— Проедусь вместе с тобой.
Подросток, оставив билет в руках ничего не понимающей проводницы, бросился вдруг вдоль перрона. Голубев метнулся за ним. Сержант линейного отдела милиции, наблюдавший со стороны, мгновенно оценил обстановку и пересек подростку путь. Поймав его за руку, успокаивающе заговорил:
— Та ты шо, сынок, як с цепи сорвался?.,. Ты шо, милиции боишься?..
Тут же, запыхавшись, подоспел Слава.
— Ну, Вася, ты даешь!.. Покушением на побег ты облегчил мою задачу... Теперь на основании статьи сто двадцать второй уголовно-процессуального кодекса я имею полное право задержать тебя, как подозреваемого в совершении преступления.
— Никаких преступлений я не совершал,— тяжело дыша, сказал Цветков.
— Туфельку Ирины Крыловецкой сегодня в культуры забирал?
— Ну, забирал.
— Зачем?
— Чтобы Ирине отдать.
— А где сейчас Ирина, знаешь?
— Нет! Нет!! — закричал парень.
— Не шуми,— сказал Слава.— Зайдем в линейный отдел милиции, оформим протокольчик о твоем задержании.
— Не виноват я,— сдавленно буркнул Цветков.
— Вот и прекрасно. Утречком «побеседуешь со следователем и начальником уголовного розыска. Они мужики умные, и, если ты действительно не виновен, сразу отправят домой.
Новокузнецкий поезд, с шипом отпустив тормоза, плавно тронулся с места. Заметив, как на глазах Цветкова навернулись слезы, Слава попытался успокоить его:
— Не расстраивайся, Вася. Поможешь разобраться  нам в запутанной истории и спокойненько уедешь к маме с папой...
При оформлении протокола Вася отвечал на вопросы вроде бы искренне, но настолько лаконично, что создавалось впечатление, будто он боится сказать что-то лишнее. По его словам выходило, что с Ириной Крыловецкой он познакомился несколько дней назад в райцентре на танцах. Несколько раз встречался с ней у Тюменцевой, но ни разу там не ночевал. Поругался с Ириной, когда узнал, что она замужем. Как узнал? Случайно заглянул в ее паспорт. О том, что Иринина туфля находится в Доме культуры, узнал от знакомой девчонки, с которой раза два или три танцевал, однако ни имени, ни фамилии ее не спрашивал. Почему забрал? Просто хотел, чтобы Ирина поняла, что нельзя так сильно напиваться и что знакомство на этом кончается.
— Как же ты, Вася, узнал, что Ирина была пьяной? — спросил Голубев.
— Видел ее вечером перед началом танцев, она с каким-то мужчиной разговаривала.
— С каким?
— С бородатым и сутулым, как боксер.
— О чем они говорили?
— Я на мосту стоял, не слышал. Кажется, ругались. Он ее за руку держал, а она вырвалась и побежала. Потом остановилась, вроде как кольцо с руки сорвала и мужчине швырнула.
— Точно кольцо?
— Не знаю. Мужчина нагнулся, что-то поднял и сразу спустился с насыпи к реке, в кусты.— Цветков тревожно взглянул на Голубева и сразу опустил глаза.— Больше я ничего не видел, ушел домой, к тете Марусе.
Приглядываясь к этикетке на левом кармане Васиной рубашки, Голубев спросил:
— У тебя и джинсы «Рэнглер»?
— Да.
— Где раздобыл?
— Папа из-за границы привез.
— А не ты вчера возле озера мне по глазу зафитилил?..
Цветков исподлобья уставился на Голубева:
— Я вас первый раз вижу...
— А на мотоцикле гонять умеешь?
— Теперь каждый пацан умеет,
— Позавчера в Заречном пять пачек сигарет «Мальборо» не ты покупал?
— Я не курю.
— А зачем конфисковал у подростков пачку «Космоса»?
— Чтоб не курили,
— Интересно... Ну, а теперь расскажи, что за колечко продал на вокзале мороженщице...
Лицо Цветкова вздрогнуло, и он тихим голосом проговорил:
— Какое еще кольцо... Никаких колец не продавал, у меня свои деньги на билет были.
— Не убедительно, Вася... Ладно, пойдем-ка в наше отделение, а то до утра выспаться не успеем.
Голубев и Цветков вышли из вокзала. Ночные улицы безлюдны. Редкие лампы дневного света тускло освещали дорогу. Вышли на мост, пересекающий сонную речку. Внезапно Цветков шарахнулся от Голубева, прыжком вскочил на перила моста и головою вниз бросился в черную темень.
Тяжелый всплеск привел остолбеневшего Славу в себя. Он перемахнул через перила и, едва успев вытянуть руки по швам, «солдатиком» врезался в йоду. В ушах гулко зазвенело. Спружиня ногами о дно, пробкой выскочил на поверхность. Почти рядом, беспомощно барахтаясь, пытался плыть Вася Цветков...
Когда оба вконец обессиленные выбрались на берег, Голубеву показалось, что он переплыл, по крайней мере, Обь. Долго сидели молча, глубоко дыша и не чувствуя мокрой одежды. Болезненно морщась, Цветков руками тер живот.
— Пузом хлопнулся? — спросил Слава.
— Н-н-ну...
Голубева вдруг прорвало:
— Ты что, ошалел?! Нашел время трюкачить! А если бы я за тобою не прыгнул?.. Сейчас бы уже концы, дурачок, отдал! Еще раз на побег покушался... Зачем, а? Мог бы уже понять, что от нас бежать бесполезно.
Цветков, съежась, застонал.
— Идти сможешь?
— Н-не зна-а-аю...
Слава с трудом поднялся на ноги:
— Ну-ка, шальной... Держись за меня—

12. Первая разгадка
Утро выдалось солнечным. В дежурной части райотдела тихо. Узнав, что задержанный Голубевым Вася Цветков находится в больнице, Антон Бирюков потянулся к телефону, но тот зазвонил.
— Дядя, говорит Марина Горлова, мне четыре годика,— залепетал детский голосок.— Мама с папой ушли на работу, мы остались с бабушкой, и у нас Мурка потерялась. Кошка наша, такая пушистая-пушистая!
— И ты решила позвонить в милицию? — с улыбкой спросил Бирюков.
— Меня мама научила: когда увижу пожар, сразу звонить ноль-один; когда бабушка заболеет, звонить ноль-три; а когда непонятное случится, звонить ноль-два. Мурка потерялась, и мне не понятно: куда она потерялась?
— Может, гулять пошла?
— Может, но мне все равно не понятно.
— Давай, Марина, договоримся: если Мурка к обеду не появится, ты нем перезвони.
— Спасибо, я вам перезвоню.
В трубке зачастили гудки отбоя. Опуская руку на аппарат, Антон Бирюков вздохнул:
— У каждого свои заботы.
Судмедэксперт Борис Медников словно ждал звонка. На вопрос Антона о состоянии Цветкова он пробурчал:
— Хорошо, что этот мастер беспарашютного спорта животом об воду ударился. Если бы нырнул головой — воткнулся бы в дно, и — поминай, как звали.
— Скоро поправится? — спросил Антон.
— Парень здоровый. За два-три дня отлежится.
— Поговорить с ним нельзя?
— Какой сейчас разговор.
Положив телефонную трубку, Антон вышел из дежурной части и в коридоре чуть не столкнулся с мороженщицей. Взволнованная Нина Муранкина тянула за руку еле поспевающего за ней подростка.
— Мы к вам, товарищ начальник! — И резанула подростка сердитым взглядом.— Что надо сказать дяде?
Мальчишка зыркнул черными глазами:
— Здрасте.
Бирюков поздоровался и, прикидывая в уме, что привело эту разбитную женщину спозаранку в уголовный розыск, пригласил войти в свой кабинет. Тут, усадив рядом с собою мальчишку, мороженщица затараторила:
— Это сын мой, Борька. Четырнадцать лет балбесу. Был парень, как парень, а вчера...— Муранкина бесцеремонно шлепнула сына по затылку.
Борька упрямо набычился:
— Кольцо мамино в карты проиграл.
— Как же это ты, Боря? — с упреком, но дружелюбно поинтересовался Бирюков.
— У нашего дома мы в дурака играли. Подошел Васек, спрашивает: «У кого деньги есть?» Я двадцатчик показал. Говорит: «Хочешь, в настоящую игру научу? Двадцать одно называется».— Борька рассказывал и хмурился.— Я у Васька рубль выиграл, потом еще пятьдесят копеек. Он говорит: «Ух, шнурок, какой ты везучий! Сыграем по-крупному?» Я сказал, что у меня крупных денег нет. «Из дома принеси,— говорит,— выиграешь — назад положишь». Я пошел в дом. Мамка всегда в буфете деньги оставляла, а вчера не оставила. Кольцо взял, принес. Васек говорит: «Годится. По частям или разом все ставишь? » — «Разом»,— говорю. Сбанковали... Васек банк взял. Я говорю: «Банкуй еще». Он говорит: «Некогда». И ушел с кольцом. А у меня рубль пятьдесят его остались.
Муранкина всплеснула руками:
— Сбанковал балбес! Золотую печатку за рубль пятьдесят фуганул!..— И стыдливо опустила глаза.— Самое главное, товарищ начальник, картежник Васек мою же печатку и мне же продал. Я уж к Данильчуковой бегала, а ее племянничка и след простыл...
— Как же вы не узнали свое кольцо? — нахмурясь, спросил Бирюкоз.
— Подумала, чес-слово, подумала: вылитая моя печатка!
Но этот Васек так охмурил меня, что перед людьми теперь стыдно.
— А когда покупали у знакомого подростка золотое кольцо, не стыдно было?
— Не знала я Васька! Этот балбес мне рассказал. Я ж за трудовые деньги кольцо покупала.
«За трудовые не больно-то купишь»,— подумал Антон и обратился к мальчишке:
— Как же ты, Боря, согласился на деньги играть?
— Не думал, что Васек меня обыграет. Он еще карандаш мне подарил...
Мальчишка достал из кармана черный фломастер. Антон взял его и положил перед собой на стол:
— На время заберу у тебя. С кем еще Васек в карты играл?
— Не знаю.
— А дружил с кем?
— С подружкой Галки Тюменцевой, которая в озере утонула.
— Где ты их вместе видел?
— На танцах и на пляже.
Борька, в общем-то, оказался разговорчивым малым. Бирюков узнал от него, что Васек не только танцевал и купался с подружкой Галки Тюменцевой, но и катал эту подружку на Галкином мотоцикле. Еще Борька своими глазами видел, как позавчера после обеда Васек укатил от дома Тюменцевой с каким-то парнем в белой футболке. Был ли на футболке у парня нарисован волк, Борька сказать не мог, потому что смотрел на мотоциклистов издали. Часа через полтора, может, через два, во всяком случае засветло, они вернулись и закатили мотоцикл в гараж.
— Боря, а ты не знаешь, кто у Галины Тюменцевой в ту ночь угонял мотоцикл? — спросил Антон.
— Не знаю.
Примолкшая было Муранкина внезапно вспыхнула:
— Чего прикидываешься! А кто у дяди Вити Суржикова машину хотел угнать?
Мальчишка боязливо отодвинулся от темпераментной мамаши, глядя на нее исподлобья, сказал:
— Меня не про машину спрашивают.
— Рассказывай всю правду!..
— Минуточку,— остановил Муранкину Бирюков.— Давай, Боря, спокойно поговорим. Ты знаешь, кто хотел угнать у Суржикова машину?
Борька насупленно засопел:
— Это на прошлой неделе было.
— Я об этом тебя и спрашиваю.
Наступила затяжная пауза. Заметив, что нервная Муранкина вот-вот опять вспылит, Бирюков перехватил ее негодующий взгляд и приподнял руку. Хрустнув суставами пальцев, мороженщица демонстративно отвернулась от сына. Мальчишка заерзал на стуле. Молчание взрослых его начало беспокоить, и он вдруг признался:
— Я хотел на дяди Витиной машине прокатиться.
В больших карих глазах Муранкиной метнулся ужас.
— Чего мелешь, балбес?! — сорвавшимся голосом крикнула она.
Борька боязливо поежился.
— Это правда, мам...
— А что ты мне про Пашку Мохова молол?!
— Пашка мне уши надрал.
— За что?
— За то, что хотел на его молоковозе прокатиться.
— Ох, я тебя, балбес, сегодня прокачу! Ох...
От возмущения у Муранкиной перехватило дыхание. Борька, изредка бросая на возмущенную родительницу боязливый взгляд, откровенно рассказал, как Павел Мохов застал его в кабине молоковоза и как потом у него всю ночь «горели» уши. В отместку Борька решил проехаться на машине Суржикова, а сказать на Пашку. Но самосвал в избу врезался, бежать пришлось.
— Кто тебя, Боря, научил заводить машину? — спросил Бирюков.
— Дядя Сережа Тюменцев,— ответил Борька.— Когда у Галки жил, часто меня катал на машине.
— А Галины Тюменцевой брата знаешь?
— Валерку? Знаю. Его фамилия Воронкин.
— Когда последний раз его видел?
— Давно, как в тюрьму посадили.
— И ты, балбес, туда же сядешь!— снова сорвалась Муранкина.— Ну, хмырь, сегодня буду сечь тебя, как Сидорову козу!
— За правду сечь нельзя,— строго сказал Бирюков и посмотрел на мальчишку.— Боря, выйди в коридор, мы с мамой поговорим.
Мальчишка с явным облегчением вышмыгнул за дверь. Муранкина глубоко вздохнула, однако Бирюков остановил ее:
— Нельзя так воспитывать ребенка.
— Как... как это нельзя? — на лице Муранкиной появилось откровенное удивление.— Он же черт-те что на себя наплел!
— Дети, как правило, на себя не наговаривают.
— Так Борька же у меня неправильный! Он, как две капли воды, в отца дураком уродился! Тот, кровосос, десять лет мне нервы трепал, пока не окочурился, теперь... Ну разве нормальный ребенок станет такую несуразицу в уголовном розыске про себя рассказывать?..
— Очень прошу сына не бить,— хмуро сказал Бирюков.
— Что же мне с ним делать? — растерянно спросила Муранкина.— Я ведь целыми днями на работе, присмотреть некому...
— Постараемся помочь. Поставим его на учет а нашей инспекции, будем контролировать.— Бирюков, сняв телефонную трубку, набрал номер Голубева.— Слава, сейчас к тебе придут мать с сыном, расскажут. Оформи их показания, как положено. После зайди ко мне. В одиннадцать я уеду в Новосибирск.
Муранкина заволновалась:
— Товарищ начальник, а как же моя золотая печатка?..
— Вашим делом займется старший инспектор по делам несовершеннолетних. По коридору направо шестнадцатый кабинет,— ответил Бирюков.
Голубев появился у Бирюкова только через час. Прямо с порога возбужденно заговорил:
— Ну, Игнатьич, дает Вася Цветков! И наш начальник ГАИ, кажется, по делу Суржикова опростоволосился, а?..
— Надо, Славе, бчань внимательно во всем разобраться,— сказал Антон.
— Конечно, разберусь. Но Вася Цветков — феномен! Скажи: заурядный подросток отважится самой хозяйке продать ее же кольцо?
— Сомневаюсь, что это сознательно...— Антон помолчал.— Надо, Слава, через областное управление внутренних дел срочно отыскать Валерия Петровича Воронкина.
— Понял. Ты надолго в Новосибирск?
— Надо с мужем Крыловецкой встретиться. Смотри, чтобы Вася Цветков из больницы не улизнул, и срочно вызови из Новокузнецка его родителей.— Бирюков протянул Голубеву взятый у Борьки Муранкина фломастер.— А это передай эксперту-криминалисту. Пусть сравнит химический состав чернил тут и на записках.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru