Рейтинг@Mail.ru
8206

1982 06 июнь

Горе-горькое

Автор: Лебедева Галина

читать

ПОДРОСТОК ПРИГУБИЛ ВИНА-БЕДА ЛИ? ВЕЛИКАЯ БЕДА!

Он вошел в кабинет следователя вялый, мрачный и машинально сел. (Чуть позже для характеристики его внешности нам пришло на ум другое определение: как это ни парадоксально для 16-летнего — состарившийся!)
Павел К. Родители в прошлом рабочие, теперь на пенсии. Четвертый ребенок в семье. Два взрослых брата и сестра живут за пределами Пермской области.
— Школьник?
— Был, восьмой класс не окончил.
— Исключили?
— Сам перестал ходить.— Без всякого намека на иронию прибавил: — На уроки не больно пускают, если пахнет вином.
— Значит, ты выпивал. Часто?
— Почти каждый день.
— С кем?
— С ребятами...
— Видимо, крепко выпивал, если запах сохранялся еще утром?
— У директора нюх натренированный...
На лице резкие морщины — возле рта и на лбу.
Мысль, что мы видим перед собой старика — 16-летнего старика!
— уже не отпускала от себя.
— Сколько же это продолжалось— твои выпивки?
— Год. Ну, больше... Я не считал. Вот фотокарточка, сделанная в то время, когда Павел К. был еще школьником, учеником 7-го класса. Упрямый смышленый взгляд, живое, веселое мальчишеское лицо — озорника и хитреца. Губы вот-вот раскроются в улыбке.
Потребовался год — всего только год! — чтобы нормальный симпатичный подросток превратился в этого вот вялого, с безразличным взглядом.
— За что же тебя задержали?
— Ну... вчера... часов, кажется, в девять. Темно было... вышел в переулок с собакой...
— Овчаркой? .
— Да.
— Большая овчарка?
— Да с вас будет...
— Дальше.
— ...Прохаживался недалеко от дома. Без денег-то скучно. Тут встретил знакомого парня. У него с собой оказалась бутылка водки. Распили ее у нас на лестнице. Через час примерно — опять вышли на улицу. Тут прохожие... Немного попугали их собакой. Дядьку одного толкнули, чтоб не возникал. И все...
— Среди прохожих были женщины, дети?
— Была женщина с ребенком. Пацаны какие-то, маломерки. Две старухи. Ну и мужик  этот — пожилой, с рюкзаком.
В протоколе было сказано: «27 октября сего года несовершеннолетние Павел К. и Владимир М. в состоянии сильного алкогольного опьянения натравливали собаку породы «немецкая овчарка» на проходивших мимо граждан. До истерики довели гражданку Кулькову Р. П. и ее шестилетнюю дочь Ирину, грубо терроризировали двух престарелых женщин — Р. К. Губину и Т. М. Чернышеву, издевательски не пропускали домой младших школьников Вадика Савина и Дениса Коробова. В конце концов жестоко избили ветерана Великой Отечественной войны гражданина Петренко Н. И., возвращавшегося с рыбалки, отобрали у него весь улов, который скормили своей собаке. У доставленного в 23 часа 30 минут в больницу Петренко Н. И. было зафиксировано сильное сотрясение мозга...»
Помимо наказания, суд признал необходимым принудительное лечение от алкоголизма. В медицинской экспертизе подчеркивалось: тот и другой подросток в нетрезвом состоянии представляют социальную опасность...

Вкусившие вина...
Я — в гостях в одной из пермских школ. Беседую, к сожалению, о пьянстве. Передо мной шумная группа 16-летних ребят, улыбающихся, еще не остывших после перемены. Объявление подлило масла в огонь. На вовсе несмешные вопросы ребята то и дело отзывались дружным смехом. (А я интересовалась, кто еще до перехода в старшие классы попробовал спиртные напитки? Произошло это с разрешения родителей или по собственной воле., тайком? Во время домашнего торжества или без какого-либо традиционного повода? Имеются ли среди собравшихся лица, не узнавшие вкуса вина? И т. д.)
На минуту показалось, что эти остроумные, здоровые мальчики и девочки и кажущийся стариком в свои неполные 16 лет Павел К. очень далеки.
Но веселая реакция на такую невеселую беседу только сильнее убеждала: нравственного иммунитета к алкоголю нет и у них! И, стало быть, пропасть между ними и Павлом К., Владимиром М. не так уж велика и непреодолима.
Подтверждением могут послужить исследования, проведенные среди десятков тысяч  старшеклассников, учащихся ПТУ и студентов начальных курсов страны. Вот они: 93,9 процента мальчиков и 86,6 процента девочек 7— 10-х классов и примерно «такое же соотношение среди учащихся ПТУ (тенденция к возрастанию незначительная) попробовали спиртное во время учебы, И некоторые свели с вином и водкой более тесное знакомство. Доля выпивающих школьников и студентов увеличивается по мере того, как они переходят из класса в класс, с курса на курс.
Попадают подростки и в вытрезвители. На 450 взрослых в среднем— три-четыре юнца 15 лет, около восьми-десяти — 16-летних. На это же количество взрослых 17—18-летних ребят, задержанных в состоянии сильного алкогольного опьянения, приходится значительно больше — 44 человека. Еще цифры: из ста студентов первого курса вкус спиртного не знали только три человека. Очень тревожный сигнал!

Не пью я — выпиваю!
Передо мной тревожное письмо, присланное из г. Губахи.
«Уважаемые товарищи! Недавно довелось побывать на семейном празднике. Пришли и несколько подростков с родителями. Что потрясло: мальчики пили водку (!) почти наравне со взрослыми. В ответ на мой протест отец этих парней рассмеялся — да, да! — и сказал:
— Ради праздника можно. Не повредит! Они должны расти мужчинами!»
Вот несколько откровений:
«Меня можно увидеть в подъезде с моей девушкой, когда я не совсем трезв. Но я считаю, что вино необходимо именно в нашем возрасте. Во-первых, мы — уже не маленькие, о чем, кстати, нам неутомимо напоминают учителя и родители! А во-вторых, вино вносит в жизнь что-то необыкновенное, помогает преодолевать неуверенность в себе и расковаться в компании... Игорь Л.».
«Вино вредно для слабаков и хлюпиков. Для сильных людей оно даже полезно! Чем в сказках русские богатыри подкрепляют свои силы? Чаркой вина! А про сказку говорится, что в ней намек — добрым молодцам урок. Саша В.».
«Мы стремимся к «балдежу» где-нибудь во дворе или в глухом подъезде, чтобы почувствовать себя самостоятельными. Кроме того, вино и сигареты — это то, что делает жизнь интереснее, а человека — оригинальнее. Таня 3.».
«Вы не станете спорить, что вино способствует общению? Я часто слышу, как взрослые говорят: «Пора выпить, а то давно не общались! Сергей ?И.».
«Я не пью. Я — выпиваю!» — заявил 16-летний Михаил Н., учащийся одного из пермских ПТУ, когда его доставили в медвытрезвитель в состоянии сильного опьянения .
— По-твоему, это — разные понятия? — поинтересовался дежурный милиции, возвращая на следующее утро Михаилу документы.
— Конечно! Я ведь не каждый день, а только тогда, когда есть повод.
— Повод для пьяниц — не проблема! — резонно заметил дежурный.
— Повод — не проблема, разумеется, но я ведь его не придумываю пока!
— Может быть, только — пока?! Кстати, тебя сюда не привели, а принесли! Улавливаешь разницу?
— Это вышло случайно. С радости... Я же друга встретил!,.
Если суммировать прозвучавшие точки зрения, то главные аргументы в пользу винопития можно свести к довольно краткому перечню.
Итак... Вы тянетесь к рюмке и сигарете, во-первых, потому, что считаете себя для этого достаточно взрослыми и следуете примеру старших;  во-вторых, это помогает преодолевать неуверенность в компании, всячески способствует налаживанию контактов, интересному общению; в-третьих, рюмка увлекает в веселье, не дает заскучать, разнообразит жизнь; в-четвертых, делает мужественнее и сильнее. Никакой алкоголизм и прочие неприятности в эти годы вам не угрожают.
При этом подростки чаще всего ссылаются на пример старших.

«Почему взрослым можно, а нам нельзя?»
Врачи утверждают: «Чем раньше человек начинает пить, тем больше у него шансов спиться!»
Этим суждением можно было бы и исчерпать разговор на тему: «Почему взрослым можно, а нам нельзя?»
Но, к сожалению, столь четкая и недвусмысленная истина, неоднократно высказанная медиками в печати, по радио и телевидению, почему-то очень трудно воспринимается ребятами-подростками.
Итак... можно ли взрослым?
Я попросила дать мне несколько консультаций главного нарколога Пермской области Давида Григорьевича Кигеля. В числе других был ему задан и этот вопрос.
Сразу выяснилось, что поставлен он не совсем точно. Исторический опыт свидетельствует о том, что традиция отмечать вином или другими спиртными напитками различные события жизни существует в обществе с очень давних пор. А вы понимаете, что наиболее стойкими являются именно те привычки, которые укоренились в психологии человека как раз в древности, вошли в плоть и кровь его сознания. И в этом случае игнорировать действительность означало бы в борьбе с пьянством и алкоголизмом ставить перед собой неразрешимые задачи. Введение сегодня закона, категорически запрещающего употребление спиртных напитков,— задача нереальная. Запретный плод, как известно, сладок.
Да и практика введения «сухого закона» в некоторых странах довольно быстро показала, что «запретить»— это еще не покончить , со злом. Пьянство принимает скрытые уродливые формы, иногда опасные для жизни людей: в дело идут всяческие самодельные суррогаты, многие изделия химической промышленности на спиртовой основе, лекарственные препараты, прием которых допустим лишь в малых дозах. Правило нерушимо: всякий, даже незначительный, «перебор» и взрослым грозит серьезными неприятностями. Утрата чувства меры по отношению к спиртному приводит к болезни, именуемой алкоголизмом.
Чем кончается алкоголизм для взрослых?
Физическим и моральным разрушением личности. Потерей профессии, связей с близкими и родными, увечьями, осложнением многих болезней, гибелью. Ибо жизнь алкоголика — это жизнь в никуда! Так что осторожнее относитесь к афоризмам типа: «Кто не курит и не пьет, тот потом спохватится!». Не всякий опыт старших достоин того, чтобы ему подражали.

«Типичная скука»
Эту главу хочется начать с высказывания десятиклассника Глеба Д.
«Мы с друзьями почти не расстаемся. В выходные дни бываем вместе с утра и до вечера. Но часто не находим, куда себя деть, как провести время. Какая-то скука... Идем к одному во двор, потом — к другому. И так — по кругу! Чтобы как-то встряхнуться, берем бутылку и распиваем ее. Потом задеваем прохожих, и это приводит некоторых в милицию. Дома, конечно, скандалы, в школе — выговоры и проработки на собраниях. Однако это дела не меняет. А все потому, что нечем заняться. Были бы в городе специальные кафе для старшеклассников с эстрадой, танцами, мороженым, различными безалкогольными напитками и стоило бы это не более двух-трех рублей, многие ребята прекратили бы балдежи в подъездах...»
«Балдежи»!.. Словечко знакомое. Влетает в ухо прямо на улице: «Такой балдеж вчера устроили на пляже, что «обыватели» стали в стороны расползаться!..», «Пошли к Витьке, побалдеть охота!»
Что же стоит за этим новым жаргонным словечком, произошедшем, впрочем, от давно известных слов — балда, обалдеть, обалдение? В общем-то нечто однозначное: те или иные ребята от 14 до 17 лет выпадают из общей здоровой колеи жизни, запускают занятия и начинают проводить время в примитивных развлечениях. Выпивки и правонарушения — непременные атрибуты балдежа.
Автор приведенного выше письма признает, что все это оборачивается чаще всего неприятностями. Но тогда что же ребят привлекает?
Давайте послушаем их.
«Я из компании, которой все на нашей улице побаиваются. По крайней мере, наши парни— не слюнтяи. И мы, девчонки, в случае чего в стороне не останемся. Почти все состоят на учете в детской комнате милиции, но меня это не пугает. Куда больше я боюсь состариться у плиты и сидеть в обществе пенсионеров возле подъезда...»
«А я пошла в такую компанию, потому что мне понравился парень из нее. Ведь нечего скрывать — многие из нас хотели бы полюбить. Но если я стану сидеть дома за книжками, моего парня уведет другая девчонка. За свое счастье нужно бороться!..»
«Мы немного выпьем и сидим в подъезде. Бывает, и пошумим. Зато можем откровенно обсудить многие вопросы. Например, вопросы пола... А так — типичная скука».
Что и говорить — аргументы напористые!
Но, прежде чем высказать свое отношение, я познакомила с ними таких же ребят-старшеклассников из различных школ Перми. Получилась запись, которую предлагаю в сокращенном виде. Начинает Ира Г.
— Начну со словечка «балдеж». Балдой в народе называют ограниченного, ни к чему не способного  человека. Так что участники подобной компании сами себя достаточно охарактеризовали. Они считают себя личностями, которые выделяются на общем сером фоне. Но ведь все обстоит как раз наоборот. Разговоры о «пластах», о тряпках, о том, кто, когда и с кем выпил, какие сигареты предпочитает — вот оно однообразие!
— В «обществе балдежников» царит развязность. Не верю, что в этой среде возможна настоящая любовь и счастье.— Такова позиция Светланы С.
— Верно! — включается Сережа В.— Я как-то спросил знакомого из «балдежной компании», хотел бы он жениться на одной из их девочек, так он мне ответил: «Что я — ненормальный?!»
— Ну, оглушили двор музыкальным ревом из магнитофона, не дали людям спать, ну, толкнули старика, осмеяли прохожих! Ну, устроили драку! Все «балдежи» похожи друг на друга,— так считает Андрей Б.
— Чем они тут особенно рисковали? Какую особую решительность проявили? Не велика доблесть показать силу перед тем, кто слабее тебя. Чтобы стать инженером, врачом, ученым, да просто квалифицированным рабочим, надо немало потрудиться! — размышляет Виктор П.— Ничего в жизни даром не дается. Куда легче нацепить заграничные обноски, повесить на шею амулет в виде лезвия и поражать воображение нетребовательных девочек. Объяснишься ей в любви в пьяном виде, она будет считать тебя сильным и опытным. Но для того чтобы прочитать ей «Я помню чудное мгновенье», принимать алкогольных допингов не нужно. Зато для того, чтоб предложить: «Пойдем — пообжимаемся!» — они как раз требуются. Все оборачивается уродством.
— Мне «балдежников» очень часто бывает жалко! — завершает разговор Игорь М.— Да они и не компании вовсе (компания все же состоит из индивидуальностей!), а стадо! Личность здесь исчезает. Чем они выделяются? Одеждой? Так она у них у всех одинаковая, как доски в заборе. Курят одни сигареты, причесываются по стандарту, а лексикон Эллочки Щукиной.
В этом остром разговоре о скуке, которая якобы толкает ребят к выпивкам, к пустой жизни, хочется подчеркнуть один серьезный момент— о двояком влиянии свободного времени. Досуг — не только развлечения! Не только увеселения! Поэтому, хотя я не против специальных Кафе для старшеклассников, однако уверена, что они не сумеют положить конец выпивкам и «балдежу» в среде подростков. Ибо корень зла в другом. Прежде всего — в неумении, а очень часто в нежелании некоторых из вас найти себе занятие — для ума и души, для молодых крепких рук. Просто странны разговоры о скуке, когда жизнь в самом начале, на взлете, когда столько вокруг непознанного, неувиденного и не сделанного. Свободное время — именно та часть нашего дня, которая позволяет расширять свой кругозор, развивать личность.
И невольно возникает вопрос: неужели для выполнения столь необходимой задачи вас нужно организовывать, охватывать мероприятиями с помощью массовиков-затейников?
Зрелый человек сам управляет своим досугом, сам создает себе программу жизни.
Развлечения в обнимку с бутылкой — это всего лишь иллюзия заполненности досуга. Ибо алкоголь придает ложное воодушевление, приукрашивает то, что на самом деле выглядит скверно и уродливо.
«Из всех пороков пьянство более других несовместимо с величием духа!» — сказал известный английский романист Вальтер Скотт.
Почему?
На этот вопрос точно ответил другой хорошо знакомый вам писатель— Джек Лондон:
«Пьянство — одна из форм деградации человека!»

«Выпьем, чтобы пообщаться!»
Все мы, даже самые замкнутые и нелюдимые, не можем обойтись без близких друзей и знакомых. А значит — без общения с ними.
Известный французский писатель и летчик Антуан де Сент Экзюпери не случайно назвал общение единственной роскошью, которой стоит дорожить человеку, ибо оно дарует бесчисленные радости, а по терминологии ученых — целый спектр положительных эмоций, без которых невозможна жизнь человека.
Эксперименты психологов показали, что контакты с другими людьми не только обнаруживают лучшие наши качества, но и необычайно развивают их.
Общаясь, мы проявляем наблюдательность, душевную щедрость, сообразительность, делимся своими знаниями, приобретаем новые. В нас заметно усиливается деятельное начало, повышается общий тонус жизни.
С каждым днем все большее значение в жизни подростка начинают приобретать проблемы признания в коллективе — в классе, спортивной секции, в дворовой команде.
В этом ничего удивительного нет!
В свои 14— 17 лет вы начинаете всерьез примерять к себе окружающий мир, искать свое место в нем. И общение со сверстниками в этом важном процессе играет едва ли не первостепенную роль. Прежде всего оно укрепляет веру в свои силы, помогает самоутверждению.
Но добиться признания у сверстников — дело не из легких. Требуется умение свободно говорить, мыслить, поддерживать беседу на самые разнообразные Темы, а стало быть, много знать. Короче: чтобы заинтересовать собой других, чем-то увлечь товарищей, надо быть индивидуальностью, богатой, интересной личностью.
А достичь этого можно только постоянным трудом, затратой времени и сил, серьезным стремлением к знаниям.
Бутылка же с градусами коренным образом все меняет!
С помощью спиртного все, что тревожило, затрудняло, сходит как бы на нет. И никаких усилий тратить не надо, чтобы неуверенные стали уверенными, у неразговорчивых развязались языки, а робкие перестали подпирать стенки. Веселье охватывает всех без исключения. И вопроса, как провести день или вечер, нет!
Признаюсь: мне не случалось присутствовать при таких застольях подростков, но наблюдать студенческую молодежь в подобных ситуациях приходилось.
...Уже вторая рюмка не требует интеллектуальных проявлений. После четвертой вообще все говорят разом, не вслушиваясь в слова собеседника. Обсуждать здесь всерьез интересную книгу или фильм, спорить об актуальных проблемах жизни и искусства — дело пустое. Не услышат и не воспримут! Ибо мозги отуманены, внимание утрачено, острота интереса притупилась. Зато в этом случае пошлость и глупость воспринимаются как откровения и удачные остроты.
Но минует час-другой, и любую подобную компанию начинает одолевать скука. Делаются попытки подогреть «веселье». Но с помощью чего? Конечно, с помощью новых порций алкоголя!
Эта палочка-выручалочка только поначалу спасает положение. На трезвую голову становится совершенно ясно, что были — не свобода общения, а болтливость; не легкость разговора, а развязность; не праздничное воодушевление, а нервное возбуждение.
В инспекции по делам несовершеннолетних одного из районов Перми мне довелось прочесть «объяснение», автором которого был ученик 9-го класса Александр Г, В несколько сокращенном виде оно выглядело так: «18 сентября... до 9 часов вечера я учил историю, делал русский язык и алгебру. Затем захотелось повидать моих друзей — Олю и Борю Н. От них мы пошли прогуляться во двор. Там встретили Таню Л. и Олега В., ребят из нашего класса. Таня позвала всех к себе послушать новые записи Высоцкого, к тому же ее мать работала во вторую смену, отец был в командировке. Около часа мы слушали песни и эстрадную музыку. Пришел еще сосед Тани — Андрей Ш. (из другой школы), он нам всем очень понравился. Но разговор долго не клеился. Тогда Таня принесла из холодильника начатую бутылку вина. Мы ее распили. Решили добавить. Послали в магазин Олега и Андрея. Снова выпили портвейна. Затем пошли к Андрею. Он снял со стены гитару и начал петь. Олегу захотелось «побалдеть», и тогда он стал сбивать Андрея, копируя его голос. Андрею это не понравилось, и он крикнул: «Заткнись!» Тогда Олег потерял над собой власть и ударил Андрея по лицу. Мы стали разнимать ребят. Оба сильно ругались. Этот шум услышали соседи и вызвали милицию...»
Как видите, дистанция между «Андрей нам очень понравился» и «Олег ударил Андрея по лицу» оказалась очень короткой. По сути, общения и не было. Юнцы, преодолевая застенчивость, только пили, а потом подрались. И это закономерно! В пьяных компаниях настоящей близости, как правило, не возникает. Как легко они образуются, так же легко и распадаются. Настоящая дружба, общие духовные интересы  влекут людей не к бутылке с вином или водкой, а к книгам, музыке, к творчеству, к труду. Общие духовные интересы и создают почву для сопереживания, для доброго сотрудничества, то есть для всего того, что и определяет глубину настоящего общения.
Полезно вспомнить, что некогда рядом со словом «общение» по праву ставилось слово «искусство». Искусство общения складывалось веками. Уже в античные времена люди стремились не просто получить у довольствие от встреч друг с другом, но и сделать их плодотворными и полезными.
В одном из диалогов древнегреческого философа Платона утверждается: собравшиеся ни в коем случае не должны считать застолье главным делом. Это только фон, Поэтому в еде и особенно в пригубливании напитков следует соблюдать большую умеренность, дабы быть  способным вести философскую беседу. Захмелевший человек объявлялся осквернителем общества. Под черкивалось, что осмысленное общение не нуждается в подхлестывании разума алкоголем.
Любое зло знает перерывы, может на время выдохнуться, только алкоголь неутомим. Свое разрушительное дело он не прекращает ни на минуту. Пока не положит на обе лопатки всякого/ кто попал ему в лапы, не отступит. Вот почему нельзя легкомысленно относиться к этому.
...Рано или поздно все интересы участников балдежных компаний сводятся к одному — любой ценой напиться!
А чем это грозит — рассказывают откровенные, но очень запоздалые письма.

Я не хотел!
«Привычка к алкоголю создалась у меня с юных лет. Тайком я отпивал из бутылки, которую родители покупали для гостей. Став взрослым, пил открыто. Меня предупреждали, что добром это не кончится, но я смеялся в ответ. Скоро, однако, мне расхотелось смеяться. Я ощутил, что уже и дня не могу прожить без спиртного. Как-то я пропил  деньги, оставленные отцом, уехавщим на курорт, на подарок матери. Конечно, в других обстоятельствах такой поступок меня ужаснул бы! Но в полупьяном состоянии я не испытал никаких угрызений совести...»
«По натуре я человек простодушный, веселый и мягкий. Но начав регулярно пить, подметил в себе разительную перемену. Все чаще мной овладевала мрачность, тоска, беспричинная злоба на окружающих. Я стал грубым и жестоким...»
Пьянство и алкоголизм не зря прозвали анестезией совести. Был добрый — стал злой и жестокий. Любил мать и отца — ныне отбирает у них последнее. Заботился о своих детях — и вот тащит в пивную все, что можно пропить. Чужое горе больше не трогает. Джек Лондон определил алкоголь как верного слугу варварства.
«Когда я первый раз вошел в камеру, я увидел таких же 15-летних ребят. И все внутри у меня закричало. Мне стало тоскливо й страшно. Почему я здесь? Вместо родного дома, где меня все любили, оказался под замком в холодной комнате с решетками на маленьких окнах. На суде я не мог толком объяснить, почему участвовал в преступлении. Был «под кайфом», и все. А «под кайфом» потому, что пили. Если б не выпили, никто бы из нас не решился напасть на девушку. Но «кайф», «балдеж» казались мне той красивой, сильной жизнью, которую нельзя упустить. Остальное выходило само собой: драки, хулиганские действия и в конце концов преступление. Ребята в нашей камере рассказывали мне такие же истории...»
«Свое совершеннолетие я отпраздновал в колонии. Туда привели меня, хулиганское поведение и кража чужой автомашины. Бросил школу после 7 классов, погнался за «болей», будь она проклята! Нашел дружков неприкаянных. Сначала «уводили» велосипеды, мотоциклы. Хулигански задевали людей в переулках. Родители платили за меня штрафы из своих невеликих заработков. А я веселился. И вот я осужден. Впереди срок. Иногда мне кажется, что я уже прожил свою жизнь. Балдежные годы — это годы, выброшенные на свалку. Я не хотел этого! Но поздно, поздно».

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru