Рейтинг@Mail.ru
Цвет репейника

1982 07 июль

Флаг на башне

Автор: Лобов Владимир

читать

Почему трудные подростки редко заглядывают в детские клубы, специально для них создаваемые! Почему больше тянутся к уличному общению, к дворовым «королям»! Потому что этот как правило, очень инициативные и отчаянные ребята, умеющие придумать что-нибудь интересное, увлечь. Они, конечно, делают ошибки, но они никогда не действуют стандартно или формально — вот чего больше всего не приемлет душа подростка.
В дворовых клубах, увы, слишком мало работает молодых парней. Там сидят «тети» и «бабушки», которые хороши только, когда они родные — не чужие. Честь и хвала бабушкам, они искренне стремятся быть организаторами досуга ребятни и почти никогда... не ошибаются. Но у возраста свои законы.
Где же пацанам найти крепкую руку! Где выход буйству энергии! Где тайна, азарт, риск!.. Avida est periculi virtus — смелый жаждет опасности, как подметили древние философы, а мальчишки все хотят быть смелыми. И они идут за самым отчаянным...
В Тюмени специально ищут дворовых и школьных заводил, забияк. Опыт тюменского клуба имени Ф. Э. Дзержинского показывает, что подростки охотно подчиняются дисциплине и нравственным правилам, если подводить их к этому с умом, если создать интересную атмосферу, учитывающую интересы каждого. Тогда ребячья вольница готова отвечать любым требованиям.

В День Победы к Вечному огню шли и шли люди. Затихали у памятника малыши, склоняли головы ветераны, молчала молодежь. И вдруг тишину нарушил четкий строевой шаг — на площадь вышли подростки. «Кто это? Откуда?»— зашелестело в толпе.
— Сегодня, в этот знаменательный день, в клуб имени Дзержинского вступает еще одно поколение. Памятью павших поклянутся они быть достойными и с честью носить высокое звание дзержинца звенел над площадью мальчишеский голос.
Еще девяносто человек стали дзержинцами.
Ген Саныч в тот вечер на площадь не пошел. Хотя удержаться и не пойти туда, где на глазах у всего города твои воспитанники принимают присягу, почти физически невозможно. Хоть краешком глаза бы посмотреть, как там, все ли ладно... Как всегда, в последнюю минуту обнаружилось, что забыли погоны, что полвзвода доучивали клятву на ходу, что нет бензина для факелов, и т. д., и т. п... Но он все-таки не пошел.
Парадом командовал десятиклассник Леня Шехирев.
Парадом командовал начальник политотдела клуба Леонид Шехирев.
Чувствуете разницу?..
О подростковых клубах написано и рассказано немало. И все же беру на себя смелость утверждать, что тюменский клуб имени Феликса Эдмундовича Дзержинского отличается от остальных. Формы и методы, организация клуба сложились за четырнадцать лет в определенную систему воспитания.
...Старая водонапорная башня пережила на своем веку немало. Она была свидетелем расстрела комиссаров белогвардейцами, первых революционных боев на улицах Тюмени. В 1966 году ее хозяевами стали подростки. Над башней поднялся флаг.
Аналогия с известными «Флагами на башнях» не случайна. В клубе царит своеобразный культ Макаренко: томики его сочинений не залеживаются в библиотеке, в разговорах ребят непременно мелькают положения о ступенях развития коллектива, о ближних и дальних перспективах...
Руководит клубом энтузиаст, на ком до сих пор держится дворовая и клубная педагогика,— Геннадий Александрович Нечаев, сокращенный до Ген Саныча.
На календаре не двадцатый год, и в башне «держат оборону» не беспризорники, но ситуация, по сути, мало отличается от тех времен. Она лишь значительно усложнилась: переубеждать, перевоспитывать надо не откровенно запущенных ребят, а таких, которые носят вполне приличные маски благополучных и раскрываются полностью только у себя во дворе, а потом здесь, в клубе.
Не обойтись без маленького экскурса в прошлое Ген Саныча, ибо истоки понимания им души подростка, его смутного влечения и тайн лежат в его детстве.
В семье Геннадию жилось сложно и скучно. Его все время преследовал страх перед наказанием. Что-нибудь не так сделаешь — ремень был беспощаден. О том, чтобы поговорить дома или рассказать что-то — не было и речи. Может, поэтому с такой неохотой возвращался Гена домой после школы. Чуть подрос — жизнь стала совсем невыносимой, хоть беги из дома. И однажды в милицию поступило заявление с просьбой помочь разыскать родителям их сына Г. Нечаева. Несколько раз убегал Геннадий. Когда привозили его домой — грязного, бритого,— смотрел волчонком.
После очередного круиза пришел в школу, смутно надеясь уладить неладное в своей судьбе, побороть отчаяние. Выдержал и насмешки одноклассников, и строгий разговор с директором. А от одной фразы, небрежно брошенной «классной дамой» Матильдой Филипповной, пришел в ярость.
— О, снова наш каторжник появился...— договорить Матильда не успела, запустил в нее Генка фарфоровой чернильницей. И — с глаз долой, из сердца вон...
Ребячьих клубов в те годы, когда кончалось Генкино детство, не было. А вот чудаки и тогда не переводились. Был в их поселке милиционер дядя Миша. Кумир пацановий. И ножи метать учил, и приемы самбо показывал, а главное— жизни обучал: справедливости, честности. Дядя Миша и стал для Генки образцом для подражания, идеалом, самым светлым человеком в детстве и отрочестве. Потом была армия, борьба, бальные танцы, бокс, каратэ, спортивный техникум.
Мальчишки вошли в его жизнь неожиданно. Работал методистом по спорту на заводе, заведовал спортивным инвентарем, футбольными мячами. Попросили парнишки один раз мяч попинать. Дал. На другой день они тут как тут. А сами худенькие, слабенькие... В этот раз они мяч получили лишь после того, как проделали несколько упражнений. Так у них и пошло: позанимаются — получат мяч, а после матча сразу не расходятся — посидят, поговорят.
И на каком-то этапе Ген Саныч понял: долги надо отдавать. Он для этих мальчишек — тот же самый дядя Миша...

Можно подробно, год за годом, рассказывать о становлении коллектива, об удачах и провалах, поисках и сомнениях. Когда-нибудь дзержинцы расскажут. Сейчас же хочется поведать лишь об основных направлениях.
...Итак, вы — «черный ящик». Не удивляйтесь, так оно и есть. Никому не известно, что . вы за человек. На первой научной конференции в клубе проблеме «черного ящика» было посвящено целое выступление. Цитирую: «И вот непосвященный новичок пришел в клуб с заявлением на руках и очутился на самой первой ступени. Он ничего не знает о клубе, мы ничего не знаем о нем...»
Цель первой ступени: всестороннее изучение личности новичка, ознакомление его с клубным коллективом.
Задачи; познакомить с организацией, требованиями, символикой клуба, определить личностную и ценностную ориентацию, круг интересов. .
Проблемы: несоответствие знаний и умений личности и требований клуба, противоречие между потребительским отношением к жизни и активным.
Средства: разнообразные формы анкетирования, социологические опросы, включение в деятельность коллектива.
Итог: составлена полная характеристика личности (черты характера, сгособности, интересы, наклонности), определены ближайшие цели, сформированы трудовые навыки по самообслуживанию себя в клубе.
Всего таких тщательно разработанных ступеней— четыре. Переход со ступени на ступень осуществляется строго индивидуально для каждого члена клуба. Почти всегда неизбежен срыв: следует скатывание на предыдущую ступень или даже — в отсев, на первоначальную.
Эта модель проверена практикой клуба, и отдельные детали приемлемы для организации любого коллектива.
Но вернемся к «черному ящику». Знакомство с клубом происходит хитроумно и весьма оригинально. Новичку дают бегунок, вроде обходного листа. За время испытательного срока ему нужно встретиться с шестью-семью руководителями кружков, побывать в политотделе, заглянуть в спортзал и во Дворец пионеров — выбрать себе дело по душе. Мимоходом заметим, что вначале новичок лишь получает знания, умения, навыки — это действует первая .ступень роста. Конечная цель — получение права учить других и быть наставником кому-то следующему. Старшие братья издавна учили младших всем дворовым наукам, так происходит и в клубе.
Любой из дзержинцев поручится вам, что ничего этого не было бы без самоуправления. Слово это не новое,даже скорее избитое, ибо зачастую, говорим мы, и в школе существует самоуправление, закрывая глаза на то, что его нет и в помине. В клубе существует общий сбор, совет командиров, ряд отделов — политический,  военно-спортивный, хозяйственный, отдел кадров.. Совет командиров.— это* действующий актив. Система самоуправления построена таким образом, что каждый побывает в должности и  командира, и подчиненного.
Нелегкому искусству воспитания надо учить. В клубе имени Дзержинского создан свой педотряд. Вот что рассказывает о нем командир взвода рабочей молодежи Владимир Морозов:
— Взвод образовался из людей с разнообразным характером деятельности: рабочие, служащие, студенты. Приобщить их к одному характеру работы — с трудными подростками — не просто. Не скрою, взвод несколько раз распадался и создавался вновь. На,основе взвода действуют кружки: автодело, радио, акробатика. Мы очень тщательно выбираем время работы кружков, стараемся, чтобы оно не совпадало. Подросткам, с их еще не сложившимся характером, трудно правильно определить интересы и распределить свои силы: они часто хватаются за одно, потом теряют к этому интерес— им надо дать найти себя.
Идея педагогических отрядов возникла случайно: просто башня была не в состоянии вместить всех желающих. И тогда из числа наиболее подготовленных ребят были выделены инструкторы для работы в школах и дворах. В школах инструкторы взяли на, себя роль «вторых» педагогов. Создавая отряды дзержинцев, они помогали сплачиваться ребятам в единый коллектив, живущий по законам клуба. Инструкторы посещают командирскую учебу, читают педагогическую литературу, на взводных собраниях делятся мнениями, опытом.
В школьные отряды дзержинцы набирают не менее 30— 40 процентов неуспевающих и часто нарушающих дисциплину учащихся. Пока работа ведется в 7-й, 12-й, 16-й, 26-й средних школах. Не все было гладко поначалу, порой педагоги даже не понимали дзержинцев. Но вот в 7-й школе (инструктор Сергей Раевских) ребята стали меньше получать замечаний, сократилось количество двоек. Раньше Сергей создал такой же отряд из тридцати трудных подростков в 23-й школе— сейчас ребята ни за что не узнали бы себя в тех ершистых подростках, какими они были...
Опыт работы взвода рабочей молодежи признан одним из лучших на IV Макаренковском всесоюзном слете в Череповце в августе 1979 года.
Сначала в отряды шли, как правило, те, кого интересовал спорт. Первые тренировки вел сам Ген Саныч, потом туда направлялся клубный инструктор. Сейчас можно открыть маленький секрет. У клуба, у отрядов дзержинцев, есть одно завлекательное средство — каратэ. Занятия ведутся на профессиональной основе, под руководством опытных тренеров. Первые воспитанники нынче уже участвуют в чемпионатах по этому виду спорта.
Я хочу предложить читателю экскурсию в один из дворов Тюмени. В этой истории вымышлены только имена.
— Клянись, что никому не скажешь! — прошептал Колька.— Я теперь каратэ занимаюсь...
Что такое каратэ, Сашке объяснять не надо было. И фильмы видел* и журналы читал, а при случае мог подпрыгнуть вверх и дрыгнуть ногой, изображая прием.
— А мне можно? — тоже шепотом почему-то спросил Сашка.
— Ладно. Спрошу у Игоря.
Мир для Сашки потерял свою привлекательность. Надо же, столько лет жил с соседом, и вдруг он каратист, а Сашка — нет. Где же справедливость? Сашке-то, как никому, надо быть сильным: отца нет, и ростом не вышел, только и знаешь, что всех бояться...
Несколько дней Колька тянул резину. Наконец сказал:
— Игорь разрешил. Тольке 13 рублей принести нужно.
Таких денег у Сашки отродясь не бывало. Надежды снова рушились. И Сашка решил рискнуть.
...Озираясь, он спускался за Колькой в подвал. Папиросный дым стоял коромыслом, Несколько подростков, класса девятого-десятого, демонстрировали различные приемы. Игоря Сашка определил сразу: по спортивной фигуре, по властности в глазах. Сашка увидел еще человек пять салажат, из пятых-шестых классов,
— Слушайте все,— вдруг захлопал Игорь в ладоши.— Особенно вы, мальки. Я предупреждал, что о нас никто не должен знать. Пеняй на себя, Колька, мне сказали, что ты перед мужиком хвастал, приемы показывал.
Неожиданно Игорь подошел к Сашке, натянул ему на руку боксерскую перчатку и приказал:
— Бей!
Сашка не знал, что делать. Ему совсем не хотелось ни с того ни с сего дубасить лучшего друга. Но и Игорю хотелось понравиться с первого раза... Колька заплакал сразу. Потом Сашка плохо соображал, что было: били Кольку по очереди... Игорь добавил еще одну фразу. «Предателей расстреливают»,— и в Санькиной голове все встало на место: да, правильно, Колька проболтался, Колька — предатель, правильно ему попало.
Несколько недель Игорь не напоминал о деньгах. Сашка приходил, отрабатывал удары, вместе со всеми склонялся над японским учебником, заучивал непривычные названия, японский счет. Это был другой мир — такой далекий от их двора с детскими играми, от ворчания матери...
Сашка обещал отдать деньги через неделю. Ходил по автобусам, собирал копейки, искал бутылки. Но до тринадцати рублей было так же далеко, как до черного пояса мастера.
Через неделю в том же подвале били Сашку. Он ушел окровавленный, с двумя выбитыми зубами. Ушел, чтобы никогда не вернуться...
Сейчас эта тайная секция не существует. А о Сашкиной трагедии узнали дзержинцы и привели его в отряд. Рассказать же об этой истории захотелось потому, что подростки в клуб имени Дзержинского идут, в основном, из-за каратэ. Эта приманка действует как магнит...
Но как рыба незаметно для себя оказывается в воздухе, так и тут подростки, придя только для того, чтобы заняться Спортом, оказываются втянутыми в широчайшую и разнообразнейшую деятельность...
И здесь, вероятно, немаловажную роль играют традиции. Вот как говорит об одной из них Леонид Шехирев:
— Мы приходим в клуб и здороваемся с товарищами за руку. С рукопожатия начинается пребывание здесь. Лишь от новичков иногда услышишь, как они удивлены,  что им сразу же протягивают руку. У нас этот жест говорит о том, что в любой момент человеку окажут помощь и протянут руку в беде...
А вот еще: ребята встали в круг, передают друг другу банку с соком, говорят тосты. Празднуется чей-то день рожденья. Для именинника сыграют на гитаре, споют, спляшут...
Закончился ли диспут, вечер, выступление — и начинается анализ «по солнышку», по кругу. Это тоже традиция: отмечать все удачи и промахи, учиться анализировать.
В свое время всем клубом проводили в армию Рафика Фаизова и Сергея Андрейченко. А сейчас Рафик и Сергей, демобилизовавшись, сами взяли себе детские отряды. И то, что многие из дзержинцев идут на работу в милицию, в педагоги,— тоже традиция.
А не бояться никакой работы — это закон.
В клубе мало говорят о трудовом воспитании — здесь работают. Ни одна из шефствующих организаций не финансирует клуб. Телевизор, диапроектор, фотолаборатория — все заработано самими. Ни разу за все годы существования клуба не было сказано: «Принесите по пять рублей, нужно сшить форму». Вопрос ставится только так — заработать.
Все чаще на страницах газет появляются тревожные статьи о том, что, запретив детский" физический труд, мы обрекли 14— 17-летних ребят на безделье, на ничегонеделанье, предоставив им самим, куда девать пустое время. У дзержинцев свободного времени нет. Работу на почтамте они принимают как должное. Субботники проводят не раз в году — мн ого чаще: каждый раз, как совет командиров решает что-нибудь приобрести для клуба.
...Духом дзержинцев заражаешься, если поближе познакомишься с ними. Побываешь ли на совете командиров, или на диспутах, где спорят о международной обстановке, о новых кинофильмах, обо всем, что волнует. Или на субботниках, где агитбригада поет, мальчишки ворочают железные ящики, Ген Саныч по-пацаньи свистит в два пальца. «Коты» придумывают хохмы («ко ты »— это те, кто заняты смехом и считают, что это дело серьезное). Вдруг ощущаешь, что ребята приходят сюда за всем этим — за самоутверждением в своих глазах и в глазах товарищей. Приходят, несмотря на то, что за один-единственный пропуск занятий приходится писать объяснительные записки, на то, что отдел кадров еженедельно собирает дневники — и горе тому, у ко го появились двойки: он отстраняется до тех пор, пока не наладит дела с учебой.
Опыт клуба рекомендован к самому широкому распространению. В какой-то мере «Дзержинцу» удалось решить проблему подростковых клубов — перерасти детский возраст, привлечь — в хорошем взаимном проникновении — и четырнадцатилетних мальчишек, и рабочую молодежь, и студентов. И для всех быть привлекательным.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru