Рейтинг@Mail.ru
Робинзоны с грузом

1982 12 декабрь

Робинзоны с грузом

Автор: Широкова Нина

читать

Огромная армия судей и все мы, «аккредитованные журналисты», еще сидели в Баку, а ребята уже вышли в путь на Большую Поляну соревнований. Они шли четырьмя маршрутами и должны были через несколько дней сойтись в местечке Амсар, на севере республики.
Виргилия Швабенланд из Киргизии с утра отвезла группу на маршрут.
— Сколько там змей в горах...— сказала Виргилия так, словно, разрезав арбуз, обнаружила, что он не так уж плох.
— Змей?! Вот мерзость-то...— перепугались мы.
— Что вы? Вам змея принесла когда-нибудь вред, нет? Вот видите... Это генетическая информация, ее нам оставили далекие предки, на всякий случай. А мы боимся. Между тем змея такое изящное творение природы!..
Однажды она вела группу у себя в Киргизии. Расположились на привал, двое мальчишек отправились за водой. А когда вернулись, у одного из них с запястья кольцом свисала змея.
— Виргилия, Александровна, смотрите, что я принес!
— Мальчишка был в восторге от того, что преодолел брезгливость и смог дотронуться до «совершенного творения природы».
Виргилия очень спокойная женщина. Только в груди у нее тогда все помертвело: в неподвижном кольце змеиного браслета ясно проглядывалась гадючья голова. Она осторожно сняла с руки мальчика змею и отбросила подальше... И только потом своим размеренным мягким голосом объяснила:
— Это гадюка, Алешенька. Она спала. Если бы чуть-чуть ее обогрело солнце или она согрелась бы от тепла твоей руки — она ужалила бы. Будь в другой раз осторожен.
...Почему Робинзон Крузо стал известен? Вовсе не потому, что потерпел кораблекрушение. А потому, что освоил СВОЙ ОСТРОВ, научился понимать природу и извлек из этого пользу, многое для себя открыл.
Туристы встречаются и с препятствиями, и даже иногда с опасностью — что на это закрывать глаза. Все в пути может быть. Разве нет смысла в знакомстве с природой, в одолении ее?
Один юный ленинградец выразился так:
— Туризм — единственный вид спорта, который представляет спорт и еще что-то другое...
Это «другое» мы попробуем расшифровать впереди — неоднозначно и множественно. Но первый пункт уже обозначился: первое и важное значение туризма в том, что подросток в тесном общении с природой познает ее законы. Это может быть не только дружелюбное общение, но и поединок,— они нужны, если человек продолжает считать, что он живет на Земле, а не только в квартире с удобствами.
Учащиеся школы № 32 Белгорода, представлявшие на соревнованиях старшую группу РСФСР, не раз бывали на Кавказе. Ребята ведут поиск, посвященный героям битвы за Кавказ. Они многое могут рассказать про свои горные экспедиции. И не забудут упомянуть о том, как однажды на привале шакалы опустошили оставленный котелок с супом и раскидали обувь... Ребята из школы № 3 Ашхабада по заданию Академии наук Туркменской ССР описывали растения, благоустраивали родники; они до сих пор вспоминают тот поход, когда из жары вдруг попали в холод и снег...
Миллионная армия мальчишек и девчонок идет в лыжные походы, плывет на байдарках и плотах, забирается в горы. Почему? Потому что ванну, обложенную кафелем, вброд — как перейдешь? И много ли труда надо, чтобы разжечь огонь в газовой плите или укрыться от дождя под зонтиком? Неженок и это устраивает вполне. А других неудержимо тянет в путь — себя проверить, научить, закалить.
В этом смысле турист уже сам по себе следопыт. В так называемой первой инстанции...
Турист тоже открывает свои острова в жизни. Бродя по родному краю и далеко от него, он видит, слышит, запоминает. Путаясь на многочисленных тропах, постигает науку ориентирования. Учится выносливости, потому что для него существуют «единички» и «двойки» — походы категорийной сложности, в которых по законам спорта важны километры и время.
Но вот уже много лет, как к спортивной стороне добавилось и «что-то другое»... Ленинградцы из 241-й школы совершили походы, один — I категории, другой — II категории. Спортивные термины, да? Между тем первый поход был экспедицией по реке Вуоксе, где выполнялось задание Всероссийского общества охраны природы; второй — экспедицией на Иссык-Куль — по заданию Географического общества СССР.
Узбекские школьники из города Ангрена собрали коллекцию «Богатства наших недр», которая используется на уроках, помогает учить географию, физику, химию.
Группа, представляющая Министерство путей сообщения из города Верещагино Пермской области, изучила малоисследованные пещеры своего края.
Ребята из 19-й минской школы открыли этнографический зал.
Юные эстонцы из Юриской средней школы собрали и записали местные легенды.
С окрестностей родного города, с развалин старого замка и мельницы, рыбозодческих прудов начали знакомство с Родиной ребята из города Руйена Латвийской ССР...
Музей Якуба Коласа создали ребята из Белоруссии в Боровлянской средней школе...
По следам пламенного революционера Мешади Азизбекова прошли юные туристы Хырдалянской школы Азербайджана...
Ребята из 170-й школы Москвы, побывавшие на Санчарском перевале, в память о защитниках Кавказа укрепили металлическую пластину со словами благодарности погибшим воинам. Кстати, они же установили традицию палаточных лагерей в зимние каникулы под Москвой...
«Чем-то другим», еще десяток лет тому назад неведомым туризму, становится серьезная поисковая работа. Следопытство — в сегодняшнем нашем понимании — оказалось органично связано с традиционным образом туриста под тяжелым абалаковским рюкзаком.
Есть свои закономерности у этого явления, и есть свои сложности, которые по сей день рождают споры, есть сторонники и противники. Но два начала — спорт и поисковая работа соединились именно в детском туризме.
Достаточно сказать, Что на Всероссийских детских туристских соревнованиях тридцатью баллами из ста оценивалась краеведческая работа...

Семь верет до небес,
и все детом.
Туристская поговорка

Куда девалось щедрое бакинское солнце, жара, духота? О том, чтобы просохнуть, думать нечего... На костры нет времени — вперед, вперед! Да и не загораются костры: если дрова не горят — значит, идет дождь... Ребята из Туркмении, из города Небит-Дага, признаются:
— Мы столько воды и не видели никогда...
Они идут четко, не спеша. Будто вся команда превратилась в спокойного, аккуратного, неторопливого Сашу Никулина, завхоза. Их обгоняют москвичи, бегут как на пожар. А зачем спешить? Главное — не опоздать.
Степняцкую философию туркменов неожиданно переняли ребята из Эстонии, примкнули к ним. Туркменский язык немного похож на азербайджанский, плохо ли, хорошо, но можно изъясняться. Вместе легче идти. Да и тридцать человек — не пятнадцать: проще разделить общий труд. По дороге и своими языками, как могли, «обменялись».
Так у них в пути образовалась республика ТуркЭстония. А потом «прибились» грузины и таджики — все, кто шагал по этому маршруту, и стала совсем какая-то невероятная республика, которой уж и названия никто не мог придумать.
В Чарахе население встретило их тепло. Дети, пожилые люди... Каждый зовет в гости, каждый спрашивает, не надо ли чего. Угощают лавашем с шором (жидким сыром), приносят в палатки молоко, сочувствуют: «Туризм тяжело: спина болит, ноги не идут». В селении Афурджа жители вынесли целое ведро компота. Старый дед встретил с мешком яблок.
Хоть и кратковременные были эти сердечные встречи, а как потом становилось тепло при одном воспоминании о пройденных селениях,— в мокрой палатке, в набухшей одежде, под нудным, без конца и начала, дождем... У ребят из Небит-Дага в группе и так семейные отношения, а тут еще будто дальние родственники объявились!..
Этого человека на соревнованиях не было. Валентина Винторовна Былинкина, директор детского дома в Небит-Даге, осталась в родном городе. Но она незримо была рядом с каждым из пятнадцати ее воспитанников, представлявших в Азербайджане среднюю группу Туркмении. Несколько лет назад, когда она заступила на свою должность, когда приняла детдом в самом плачевном состоянии {а по накладным значилось, что дети ходят в «импортном» одеянии...), когда оказалась перед тысячью проблем, еще более сложных, чем посадить четырнадцатилетнего подростка в первый класс,— она поняла, кем должна стать для этих ребят. И отдала им свое сердце, мудрое и щедрое сердце матери. Чтобы навести порядок, создала в детдоме совет комиссаров — совсем как у Макаренко — из самых отъявленных озорников. Эти ее первые птенцы, которым она расправила крылья, уже вылетели из гнезда: Жорик Джораев, Гена Калиновский, Коля Караханов, Курбан Мыдаров служат в армии, учатся в военных училищах. Они же были и первыми туристами... Валентина Викторовна открыла в детдоме туристский клуб и начала учить детей ориентированию. Шесть лет существует клуб, и пять раз ребята были уже чемпионами своей республики. Около 69 кубков, 360 грамот... Сто пятьдесят экспонатов на постоянной выставке в школе {вот молодцы, как скромно и солидно назвали, а то два-три плаката — и уже громко именуют: музей!..).
Лучшие в республике туристы... Одна Валентина Викторовна знает, что вернутся они, и придется сдавать взятые напрокат палетки, рюкзаки, спальники, кроссовки... Снова ее дети будут ходить ка физкультуру кто в чем: не хватает средств, не обойти финансовые препоны.
(К месту тут одно размышление. Многие группы на соревнованиях обмундированы напрокат детскими республиканскими станциями, многим придется снаряжение возвращать. Но ведь этим детям мамы купят и кеды, и спортивные костюмы, и кроссовки... И потому, когда (конечно же совершенно заслуженно) чествовали и награждали в конце команду-победительницу Украинской ССР и представитель ЦК ВЛКСМ преподнес еще всей команде по спальнику, рюкзаку и палатку, немножко все же засвербило в душе: от этих щедрот немного бы и тем, у кого нет по два рабочих и два парадных костюма, у кого вообще нет ничего своего.)
Нет хуже плакаться. Дети Валентины Викторовны Былинкиной будут ходить и на физкультуру, и заниматься туризмом. Где бы они ни были — она будет думать о них. И как далеко ни была от них Валентина Викторовна — ребята думали о ней: о своей маме, о президенте туристского клуба.
В своем четырехдневном походе туркменские ребята не спешили потому, что знали: дороги они не потеряют. Ориентированию мама обучила! На краеведческом отчете могут «сесть», тут они реально свои возможности оценивают. Соберут что угодно — по зоологии, по геологии, а обработать материал не очень-то умеют: некому было проинструктировать.
В урочище Шаргя они все, как один, застыли перед величественным видением. Гигантская шапка неба, кочевье, в тумане маячит фигура пастуха... Бараны, собаки ходят кругом... Ощущение простора и вечности: то ли картина, то ли кадр из фильма, то ли легенда. Пастух, который только что для них был неподвижным изваянием, приветливо заговорил, нарисовал дорогу в лес, на холм, где стоял когда-то давным-давно средневековый город.
Ну и объект им достался!.. О городище Шаргя в исторической литературе они не нашли даже упоминания. Обломки строительного камня, черепки древней посуды... Здесь, где местное население косит траву, действительно стоял город, карауля караванный путь из Дербента в Баку.
Надо описать этот объект, доставить на Поляну все данные о нем, собрать все сведения о городе, существовавшем между XII и XV веками. Вот теперь началась работа, ради которой они шли. «Логика местности доказывает присутствие города,— начнут они свой отчет.— Затрудненность подхода с севера, запада и востока...»
Азербайджан — страна древняя. В старых селениях нет дома, где бы не нашлось медной и глазурованной глиняной посуды, извлеченной сохами из земли. Здесь не только черепок, крепость — целый город — можно откопать. То кувшин с древними монетами обнаружится, то останки в пещере гигантского оленя с размахом рогов в шесть метров; или колея двухколесной арбы, отпечатавшаяся на камне, уходящем далеко в море — свидетельство изменения уровня Каспия...
Азербайджанским ребятам-туристам все это не в диковинку. Сергея Арменаковича Арутюнова, главного судью по краеведческому путешествию, который и сам не один год ходит с ребятами, поразила на соревнованиях, во всяком случае, не археология: «Украинцы принесли такие палеонтологические сведения!.. Я непременно этот район должен облазить, это по моей части». Ему какую-нибудь, ископаемую бабочку подавай...
Ну а приезжим ребятам, из других республик, интересна старина. В ней — колорит, величавость, легенда. Для ребят она — открытие. Так же, как на соревнованиях в Белоруссии, были открытием дороги партизанской славы.
А ныне белорусы идут исследовать крепость Гюлюстан, которая — подумать только! — оказывала сопротивление полчищам Чингисхана!.. И считают важным сослаться на поэта Хагани Ширвани, что Гюлюстан была второй после Шемахи резиденцией правителей Ширвана. Киевляне занимаются подробным изучением крепости Калей-Бугурт, от которой остались лишь развалины. В их отчете и схема пластов: глубина, мощность, гнейсы, сланцы... и метеорологические наблюдения, и гидрологические сведения — и во врем чувствуется солидная подготовка. Данные эти собирают все группы без исключения. Но киевляне — исключение: их отчет — целый научный труд...
Москвичи занимаются крепостью Чарах-Кала — оборонительным сооружением V — VI веков. «Чарах» — факел. Когда-то крепость оповещала соседей о набегах кочевников: днем — дымом, ночью — огнем. Кстати, единственный, кто проник в крепость через щель, был самый маленький паренек из литовской группы; он один смог увидеть, что там внутри: дуб растет, клен и что-то похожее на комнату с крышей. Он же измерил толщину стены у щели — 4,4 метра... Ребята из Узбекистана добавили к этим сведениям любопытную историческую деталь:
Чарах-Кала ни разу не была взята врагом.
Дизавар, Г ыз-Галасы, Беш-Бармак, Дурданкала... Грозно ощетинившиеся скалы или сплошные развалины, остатки былой мощи, древние дворцы, овеянные легендами... По трем из этих предложенных восьми памятников вообще нет литературы, они неизвестны. Да, и заочно, и стационарно изучать такие объекты ребятам интересно!..
А когда так — что им. дождь? Они все равно дождутся, когда из тумана появятся величавые очертания старой крепости, чтобы сфотографировать ее; на мокрой блестящей земле разглядят дивный рисунок черепка; сквозь ненастную пелену дождя увидят красоту древней и прекрасной страны.

Одна дорога может вести
на все четыре стороны...
Туристская поговорка

Кто же это смеялся над главным судьей по туристскому снаряжению и навыкам, когда он в жарком Баку проверял свое «аварийное» хозяйство: «Нет, вы глядите, чем он занимается?! Да ведь солнце палит...» А бывалый человек Борис Лазаревич Зарх, разворачивая свои полиэтиленовые простыни, будто не слышал этих слов... Где этот насмешник, поглядеть бы на него сейчас, когда на Большой Поляне ни на ребятах, вернувшихся из похода, ни на судьях, делавших все четыре дня свое дело здесь, на Поляне, нет ни одной сухой ниточки...
Мы стоим на втором этапе контрольно-комбинированного маршрута, именуемом «переправой по бревну со страховкой». Бревно скользкое, веревка-страховка мокрая, крутой берег к арыку предательски квасится, сверху льет проливной дождь.
— А что это столько воды? — наивно спрашивает Таир Алиев, парень из контрольно-спасательной службы.— Все, меня уже можно в стиральной машине отжимать...
— Ребята идут!..
Со старта спешит первая группа. В своих туманнобелых полиэтиленовых начидках они похожи на размытые привидения или на инопланетян. Огибают огромное дерево, которое ничуть не сдерживает небесного душа, по одному ступают на бревно, протянутое над мутной речкой.
— Неправильно завязанный узел — два балла, карабин за спиной — два балла... Не завинчена муфта карабина...
Валентин Михайлович Виноградский, судья на этом этапе, отмечает каждую оплошность. Секретарь записывает за ним штрафные баллы и время. Группа в белесых накидках как-то обреченно сгрудилась на том берегу. Таир Алиев, скользя рукой по страховочным «перилам», проплясал на бревне, передавая на тот берег маршрутную книжку. Вмиг вся группа показала нам горбатые от рюкзаков спины и ринулась дальше.
— Успеха вам! — кричит вдогонку Виноградский.— А кто это был?
— Молдавская группа.
— А, значит, я родную Молдавию оштрафовал,— бесстрастно говорит Валентин Михайлович.
Следующие долго не идут. Появилась кучка, их окликнули:
— Какой возраст?
— Сре-дний...
Они идут по своей маркировке, туда, где через арык перекинуты три жерди. Мы пропускаем только старшие группы, у нас переправа сложнее. .
Видно, на старте какая-то заминка. Никого пока не видно.
— Средняя группа ваша, Валентин Михайлович, всех умилила на открытии,— говорю я Виноградскому, — Ну, такой «горох» подобрался, один другого меньше!
— Ничего, они удаленькие.
— У них в школе, в Бельцах, правда, появилась учительница-математик и всех вовлекла в туризм?
— Да, Светлана Донич. Знаменитая фамилия, легко запомнить. У нас в Молдавии поэт был Донич.
— К сожалению, не знаю...
— У каждого народа много своих знаменитостей,— сказал Валентин Михайлович, и я в душе поблагодарила его за то, что помог мне выйти из неловкого положения.
— Я в музее искусств в Баку увидела картину нашего уральского Корзухин^. Хороший художник, мы его сами еще мало знаем.
— Я знаю Корзухина.
— Что вы?!
— Да нет, удивительного ничего нет,— засмеялся Валентин Михайлович.— У меня много альбомов, я немножко занимаюсь скульптурой, резьбой по дереву.
Вспомнилось, как мы поспорили когда-то с учителем из Еревана Оником Марукяном; я ему что-то хитрое прочитала — думала, ни за что не -отгадает... А он сразу узнал. И вот не раз уже приходится испытывать чувство неловкости: нашу культуру они знают куда как лучше... Хоть энциклопедию изучай: там, между прочим, есть Александру Донич — баснописец, переводчик Пушкина на молдаванский язык...
Всесоюзные слеты и соревнования оказывают бесценную услугу ребятам разных национальностей. Как бы ни было жестко со временем, а общение все равно есть: кто-то кому-то что-то прочитает, расскажет из своего, национального, какая-то информация поступит. И что действительно хорошо, то хорошо: столько среди руководителей детского туристского спортивного движения по-настоящему культурных интеллигентных людей, что не радоваться этому нельзя!
А самые близкие школьные наставники? Физики и физруки, военруки и пионервожатые, историки, географы, биологи... Группу из школы № 8 Шяуляя привез Гречюнас Витаутас, учитель музыки. С латвийскими ребятами ходит в походы учительница немецкого языка Скайорите Озолиня, С юными туристами из киргизского города Токмака занимается Манзура Мадалиева, завуч начальных классов. Азербайджанских туристов тренирует Идаят Мурсакулов, инструктор-ревизор Азербайджанского республиканского комитета профсоюзов... Не знаю, что можно сказать об этих людях, они заслуживают самой глубокой благодарности. Ведь они, как правило, и отпусков не имеют.
...Ну, пошли наши ребятки друг за другом, едва успеваем пропускать. Спасатели уже чуть не грохаются в речку, передавая маршрутные книжки: оба берега расквашены десятками ног, и на них никакой эквилибрист не удержится.
— Господи,— вздыхает секретарь Сонечка.— Тут под деревом как из ведра льет, а что же на открытом маршруте?..
Она еще может сочувствовать и судьям, стоящим на голых полянах, и ребятам, у которых впереди на десять часов целый маршрут: открытый, маркированный, азимутальный, определение непредвиденной точки, преодоление болота и т. д. и т. п...
«Когда решили дать золю рукам, изобрели рюкзак»,— это про переправу сказано. Затянуть петлю на обвязке. Карабин накинуть на страховку. Муфту завернуть. Погоди, один пройдет, потом ты... Два балла штрафа, один балл штрафа... Ничуть не жестоко: ты не должен сорваться, когда вместо арыка будет ледяная вода или ущелье. Действуй точно и уверенно. Неправильно завязанный узел на обвязке — штраф...
Пришел москвич Алексей Леонов, главный судья на комбинированном маршруте. Он собирает парней из контрольно-спасательной службы.
— Видимость плохая. Надо поставить пикет на речке в горах, чтобы ребятки не ушли в сторону...
Все группы прошли переправу с бревном. Спасатели отправились в горы — ставить пикет где-то на полпути десятикилометрового маршрута. Дождь перестал. И выглянуло солнце, сразу вызвав к жизни многочисленных ос...
Из-за них-то все и случилось. Как ни заботился Леонов, как ни карабкались спасатели по скользким склонам,— одна группа все-таки ушла в сторону. И был это тот самый «горох» среднего возраста из молдавского города Бельцы.
Что переживала их руководительница Светлана Донич, когда все пришли на финиш, а их не было? Перебирая в мыслях всякие варианты, она все-таки никак не могла усомниться в своих ребятах. Она учила их хорошо — это факт. Миша Пузырев, ее топограф, сделал спортивную карту для соревнований по ориентированию, которые впервые будут проводиться в республике — это факт. Ее четвероклашки ведут в школе занятия даже с восьмиклассниками — это факт... Она, математик, говорившая про себя, что «любит больше сухие факты», не могла понять, что там произошло:
— Я так надеялась на контрольно-комбинированный маршрут!.. Ведь в Молдавии они—-лучшие ориентировщики...
А виноваты были осы. На моих глазах на финише осы покусали местного мальчишку. Он кричал, извивался, пока врач из санитарной машины не сбрызнул укушенные места жидкостью из ампулы.
На маршруте у ребят не было врача — только аптечка, и на маршрут они по правилам выходят без руководителя, без взрослого.
...Чтобы облегчить своему пострадавшему товарищу положение, ребята прикладывали ему компрессы. Мальчик опух, его била лихорадка. Целый час сидели с ним, пока он не отошел. А потом от волнения и испуга что-то перепутали и сбились с пути. Они и поспорили, и поплутали, но ни один не впал в панику. Спокойно разобравшись, они нашли верную дорогу. К счастью, время, которое они проплутали, не вышло за рамки контрольного, а то, что они задержались из-за больного, им учли. Средняя молдавская группа заняла в этом виде соревнований четырнадцатое место из восемнадцати. Но они не сошли с круга.
...Как этот юный ленинградец сказал: «Туризм — единственный вид спорта, который представляет спорт и еще что-то другое...— И добавил: — В каком угодно виде спорта можно создать сборную, но сборной по туризму не может быть».
Все начинается со становления коллектива.
Туризм — это бескорыстное товарищество.

«Я не упомянул о многих
мелких вещах, хотя и
не особенно ценных, но сослуживших
мне тем не менее хорошую
службу».
Робинзон Крузо

Обо всей этой истории мы узнали поздно вечером. Вспомнилось: утром Виноградский говорил о важных мелочах, например, о том, чтобы рюкзак с аптечкой помечать нашивкой с красным крестом. Такой же, какой москвичи придумали нумеровать свои рюкзаки, чтобы долго не разбираться на привале, где чей и в каком что лежит. Может быть и похуже ос: чем раньше вытащена аптечка — тем лучше.
Многое надо предусмотреть. И просто уметь.
...Вон на поляне «Киев-старший» натягивает палатку за 21 секунду — тренируется. А их средние уже закончили эстафету по технике туризма: 4 минуты 17 секунд. 3 минуты 20 секунд чистых да плюс 50 баллов штрафа, но все равно время лучшее. Гостевая команда из Магадана вне конкурса открывает эстафету для старших. На переправе долго копаются (не та переправа, тут самим надо и бревно положить), бегут «по кочкам» со всех ног, спуск-подъем, брод, укладка рюкзака, установка палатки — 17.09.02... Да еще штрафы не подсчитаны.
Это что?
Спорт.
А когда москвичи себе «забрало» на шею придумывают (тоже и против осы, между прочим, мера: нет страшнее осы, когда она тебя гложет со спины под курткой) и получают за это дополнительный балл,— это что?
Это «что-то другое»...
На конкурсе самоделок чего только не показывали! Групповую палатку, в которой можно уместиться целому отряду. Походный увеличитель, укрепленный чуть ли не настольными тисочками; местные жители очень удивлялись, когда получали фото— «так скоро?!». Копировальный походный станок для топосъемки, на батарейках. Топоры, в которых автогеном вырезана середина, только контур оставлен: пятьсот граммов весу долой со спины, где рюкзак и так громоздится, как гардероб. Геологический молоток с делениями для обмера на рукоятке. Подсвечник из кофейной банки. Деревянный чехол для барометра. Накидка, которая одновременно — спасательный жилет, куртка и коврик...
Наверно, тому, кто выдумает новые лыжи, дадут премию или патент. Очень трудно выдумать новые лыжи, почти так же, как изобрести велосипед. У фигурных коньков тоже носки в сторону не повернешь... В любом виде спорта все какое-то устоявшееся, традиционное.
...В одном туризме — сплошное техническое творчество!

«...Я стал осматриваться кругом,
чтобы узнать, куда я попал и что
мне прежде всего надо делать».
Робинзон Крузо

На биваке ленинградцев идет пресс-конференция «наоборот»: журналист один, а ребят много. Начался разговор со школьниками из 241-й школы, но в него сразу включилась и средняя группа— из 485-й, тоже Ленинградской, школы.
Мне нужны не «данные», не «интересные случаи». Мне нужны мысли, размышления. Я только изредка вставляю слово и слушаю в оба уха, едва успевая поворачивать лицо к говорящим.
Саша ВАХТЕРОВ: — Спрашивают здорово!.. Геология да еще гидрология. Метеорология да еще почвоведение. География да еще экономическая...
Саша БАЧИРАШВИЛИ: — Как будто мы все знаем, мы же обыкновенные люди...
Сергей ОБУХОВ: — А раз спрашивают, ведь хочется не подкачать... Ведь стыдно — по верхам...
Саша БАЧИРАШВИЛИ: — Ну вот, геология. Получили мы короткий инструктаж. Пошли в институт геологии в Ленинграде спрашивать карты обнажений, которые нам придется описывать. Нету... А может, искать не стали для нас. В Азербайджанском институте дали общую карту, когда нам нужен ма-аленький участочек, но подробно...
КОРР.: — А атлас, который в киосках в Баку продается, не мог пригодиться?
Саша БАЧИРАШВИЛИ: — Какой атлас?! Возьмите карты МинГео и Министерства петрографии Азербайджана — в них-то не все сходится!
Сергей ОБУХОВ: — Всем занимаемся. Может, надо чем-то одним, но серьезно? Фольклором, например, или я бы археологией занялся...
Саша БАЧИРАШВИЛИ; — Ага, как те «археологи», которые принесли глазурованный осколок IV века, а глазурь-то только в V веке появилась.
КОРР.: — Ну, вот как угодить всем? Одного — в фольклор, другого — в археологию, третьего — в историю потянет. Это уже специализация, это нельзя. И где тогда будет единство требований?
Сергей АНТОНЕНКО: — Знаете, раздражает бесполезность в выполнении некоторых заданий. Если б знать, что от всех наших описаний кому-то польза будет...
Андрей ГУМАРОВ: — Вот я гидролог в группе. Речка передо мной мутная, вода явно не питьевая. А я должен на вкус и запах попробовать, описать ее. Если бы родник, источник — тогда понятно.
КОРР: — А если другой группе надо будет, которая за тобой пойдет, чтоб не лезли в речку?
Саша БАЧИРАШВИЛИ: — Да там дурак увидит, что пить нельзя!..
Люда ГОЛОДЕЦ: — Вот смотрите... Идем мы в походе. Геолог в камни нос уткнул, натуралист одних жучков видит, эфиром всех задушил... А красоту-то кто видит? В походе ведь чувствовать надо! Не в нагрузках дело, мы о другом говорим — что для души мало остается. Почему так получается: когда особенно интересно — на это нет времени?
Ира МУРЗИНА: — Мы в Баку были на швейной фабрике имени Володарского. Как нас там встретили — слов нет... Так и хотелось поближе познакомиться...
Дима МИХАЙЛОВ: — У нас, кстати, в Ленинграде швейная фабрика, и тоже имени Володарского, под самым боком. А контактов который год завести не можем. Там бьемся об лед сколько времени, а тут на тепло нет лишнего часа!
Ира МУРЗИНА: — Мы познакомились на фабрике в Баку с человеком, который воевал на наших Синявинских болотах, представляете?! Наладчик Юрий Николаевич Мокрилов... Вот это человеческое, это всем надо. А геологию — не всем.
Саша БАЧИРАШВИЛИ (вот тут-то он и сказал свою фразу): — Туризм — единственный вид спорта, который представляет спорт и еще что-то другое...
Сергей АНТОНЕНКО: — В горных селениях наперебой зовут: «Заходите, чаю попейте, пожалуйста!» Нет, бежим... А чего мы тогда сюда пришли? За одними баллами?
Саша ВАХТЕРОВ: — Еще ленинградец встретился, у него бабушка здесь живет. «Да к черту,— говорит,— ваш маршрут, хоть поговорим давайте!»
Дима МИХАЙЛОВ: — А один горец все ковры со двора начал выбрасывать — ставьте палатку тут, и все!
Саша БАЧИРАШВИЛИ: — Мы о чем говорим? Баллы — это для соревнований, для славы. А что останется, запомнится? Мы ведь говорим о разумном сочетании: чтоб и спорт был, и возможность общения осталась, и польза от той работы, которую мы в походе делаем.
Дима МИХАЙЛОВ: — Конечно, без задания идти нельзя. Да и неинтересно. Только обидно, когда оно непродуманное, а то и бессмысленное. На Иссык-Куле мы изучали проблемы озера в связи с развитием сельского хозяйства. Объем нам дали гакой, что институт не справится... Что могли — мы сделали. Надо, чтоб четко было.
Саша БАЧИРАШВИЛИ: — В общем, не формально.
Дима МИХАЙЛОВ: — Везде сверху донизу нужны энтузиасты и творцы. И в туризме тоже. А мы что, мы всегда готовы!..
После разговора с ленинградцами мне ничего не оставалось делать, как пойти искать «третейского судью».
Вот как прокомментировал высказывания ребят главный судья IV Всесоюзных детских туристских соревнований, судья международной категории генерал-лейтенант Иван Иванович ЛИСОВ:
— Много «наук» включено в краеведческий отчет! Неужели больше, чем в «Зарнице»,— там одиннадцать дисциплин, у нас, я думаю, меньше. Мы не требуем от ребят, чтобы они были «профессорами», чтобы показывали глубокие знания. Мы оцениваем их работу не с точки зрения специалиста, а исходя из общей подготовки. Теперь я вам приведу пример по гидрологии. В Карпатах в 1972 году в результате незнания гидроусловий чуть не вышло беды: разлилась вода, и пришлось вызывать роту, чтобы спасти школьников... А в вопросах переправы разве гидрология ничего не значит! И отчеты ребячьи нужны. Наши судьи второй день подводят итоги по туристскому путешествию, смотрят подробно и тщательно каждый раздел... Значит, уже кому-то надо. Конечно, и для баллов, их получит группа — ведь это соревнования. Юные туристы правы в том, что раз требования высоки, то и подготовку надо поставить более основательно. И безусловно правы, что хотят видеть пользу в тех заданиях, которые они выполняют в повседневных походах. Вполне резонно. Проблемы есть, и их в будущем надо решать. А сейчас я думаю так: пусть даже маленькие знания — и они нужны. Любая наука пригодится.
О том, что ребятам в походе некогда было оглядеться, что им искренне жаль себя и тех людей, с которыми они так и не успели хорошо познакомиться, я умолчала. По-моему, тут даже главный судья не рассудит.

Турист туристу — друг,
но истина дороже.
Туристская поговорка

Отчего-то груз юного туриста, несмотря на вырезанные до контура топоры и легкие, как пух, синтетические коврики, все увеличивается и увеличивается... Вот никому же в голову не пришло облечь краеведческой работой, например, юных фигуристов, гимнастов, юниоров-лыжников, легкоатлетов? Занимаются они спокойно своим видом спорта и не знают никаких геологий-гидрологий.
Об этом был у нас интересный, даже крайний разговор с завучем детской экскурсионно-туристской станции Российской Федерации Юрием Александровичем ПОПОВИЧЕМ.
— Детский туризм — это не спорт! — первое, что он сказал.
— Но в нем, Юрий Александрович, как в любом виде, существуют категории сложности. И, в отличие от краеведческих конференций, следопытских слетов, туристы собираются на соревнования, где критерии чисто спортивные?
— На соревнованиях туристов основным видом считается и краеведческий отчет. Он многого стоит...
— Мне кажется, Юрий Александрович, здесь есть над чем поразмышлять. Нельзя приобщить всех ребят к геологии, это было бы неверным. Может быть, к поисковой следопытской работе тоже нужна расположенность, призвание?.. Виргилия Александровна Шваберланд из Фрунзе рассказывала про девочку Лену Бутову из 62-й школь!: она в походе всегда что-нибудь углядит — сережку, черепок, пряслице... Другие смотрят-смотрят и ничего не видят, а ей прямо на глаза попадается. Ее так и прозвали: «глазастик». Это дар какой-то. А если его нет? Пионервожатый из Небит-Дага Игорь Александрович Гуськов о своих мальчишках говорит: «Есть такие, что не знают ни геологии, ни топографии... Но просто добрые, ответственные, серьезные ребята — как я не возьму их в поход?!» Наверно, к поисковой работе нужен талант, навыки...
— Вот навыки мы и хотим привить. Навыки общения, желание больше узнать родной край, умение изложить свои впечатления.
— Я все же хочу разобраться до конца. Поверьте, многие руководители на практике сталкиваются с этой проблемой... Есть нормальный мальчик, который жаждет проверить себя в физических перегрузках. И есть другой нормальный мальчик, голова у которого склонна к анализу и исследованию. Они психологически разные, у них разный склад ума. А вы их уравниваете и получаете «середнячка» — тогда как каждый был силен по-своему.
— Не думаю, что они будут слабее, если одному мы добавим смысла, а другому — здоровья! И потом: почему обязательно «середнячка», а почему не «золотую середину»!
— Как ни назови, цель благая, но ребята в жизни все-таки разные. Впрочем, задача, которую вы ставите, ясна. Каждый яркий талант все равно пробьется сам,— речь-то идет о массовом детском туризме, который становится «синтетическим», сочетательным. Вы приобщаете туристов, с помощью идеи и цели, к поисковой работе, а «кабинетных» следопытов приучаете к туристской мобильности и выносливости, так?
— Именно так. Сегодня следопытский поиск немыслим без дороги. Один директор знакомой мне школы вовлек весь коллектив в чистый туризм, в спорт. Вы думаете, это хорошо — такая односторонность!
— Я думаю... хорошо! То есть хорошо то, что этот человек сделал свое дело хорошо. Что касается других, которые были призваны увлечь ребят поиском,— наверно, они свое дело сделали плохо.
А может, и нельзя винить ни того директора, ни тех, других? Задача поставлена очень непростая. Здесь еще много путей надо искать, и так и сяк браться за дело, пробовать.
Трудности испытывают и многие руководители на местах, работающие с ребятами. Послушаем их. Их опыт, мнения, маленькие секреты могут быть полезны.
Азим Михайлович СИМАХОДСКИЙ (Киев):
— Выделяю ребятам в походе «полдневку» на краеведческую работу. Что успевают, то и делают. А больше чем полдня — не могу!.. Время жестко расписано: впереди километры и километры...
Светлана ДОНИЧ (г. Бельцы Молдавской ССР):
— Я ориентировщик. Что я могу дать ребятам кроме того, что знаю сама! Знаю, что будут спрашивать про геологические обнажения — беру книгу «Как проводить геологические экскурсии» и что-то ребятам из нее пересказываю. Хорошо, что в школе есть ботаника, биология — в этой области им и легче...
(Эту группу я не выдам), сказали они так:
— А топографию и геологию мы делали наобум...
Геннадий Федорович КИРИЛЛОВ (пос, Вологово Ленинградской области, группа МПС):
— Мы больше спортивной стороной интересуемся. Но краеведческий материал требуют, и мы стараемся собрать его заранее, всякими путями. Когда отчет готов, его к любому походу приложить можно.
Игорь Леонидович РАДУШИИСКИЙ (Москва):
— Сразу разбиваю экипаж в байдарке надвое: сегодня занимаются краеведением одни, завтра — другие. Считаю, что в туризме не надо «носильщиков», но не надо и «профессоров». Пусть все понемногу умеют и то и другое.
Игорь Александрович ГУСЬКОВ (Небит-Даг):
— Признаю: у нас больше спортивный уклон, но не по нашей вине. Неоткуда взять «репетиторов», чтобы натаскали ребят по всем нужным нынче в туризме наукам.
Виктор Константинович КУЗНЕЦОВ (Магадан):
— Долгое время был сторонником чистого туризма, только как спорта. Потом «передумал». Избрал для себя такую методику: включать двух-трех краеведов в группу, хорошо подготовленных в спортивном отношении. Они со всем справятся...

Туризм — дело миллионов.
Лозунг

Не любопытен ли термин «чистый туризм»? Как будто есть туризм «нечистый»... Многие руководители с любовью и энтузиазмом говорили о спортивной стороне, но и с каким-то смущением: вроде бы нынче надо как-то от нее откреститься...
А зачем?
Ведь из «чистого» туризма все вышло: юные геологи, краеведы, археологи, следопыты по войне, историки... Стоит ли его так уж предавать анафеме?
Детский туризм остается спортом. Как бы он ни рос вширь и вглубь, как бы ни обогащался,— ничто не отнимет у него спортивной стороны. Да и нельзя ее отнимать: туризм оттолкнул бы от себя слишком многих своих почитателей.
Так же закономерно и развитие краеведческого начала: оно заложено в самой природе туризма.
Как же быть со всеми проблемами, о которых говорят руководители и сами ребята?
Как, одним словом, найти разумную и рациональную точку соприкосновения туризма-спорта и туризма-поиска, физической нагрузки и творчества?
В Союзе уже есть экспериментальные школы, где эти вопросы пытаются решать комплексно, но Называть их и говорить о них еще рано.
А вот совет, который дали юные ленинградцы, можно принять уже и сейчас. Он относится к лидерам детского следопытского движения, ко всем, кто к этому движению причастен. ЭНТУЗИАЗМ и ТВОРЧЕСТВО. Сверху донизу!
Почему бы нет? Ведь мы же предлагаем ребятам со словом «туризм» целые жизненные университеты?..
Первые пять мест на IV Всесоюзных соревнованиях распределились так: Украинская ССР, Белорусская ССР, Литовская и Латвийская ССР, РСФСР.
...Где-то вы сейчас, победители и участники, летние гости солнечного Азербайджана. Какую алгебру-биологию учите? В какой поход и экспедицию зовет вас новое лето?
Удачи вам, дорогие юные Робинзоны с рюкзаками! Хорошей погоды, своих «необитаемых островов» — поисковых тем, интересных заданий, новых открытий. У себя в республике, у нас в Союзе, у человечества на Земле.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru