Рейтинг@Mail.ru
Обь-Енисейский канал

1983 08 август

Обь-Енисейский канал

Автор: Коркин В.

читать

МНОГИЕ ЧИТАТЕЛИ «УРАЛЬСКОГО СЛЕДОПЫТА» ИНТЕРЕСУЮТСЯ: ПРАВДА ЛИ, ЧТО ВЕЛИКИЕ СИБИРСКИЕ РЕКИ ОБЬ И ЕНИСЕЙ СОЕДИНЕНЫ КАНАЛОМ, КОГДА ОН БЫЛ ПОСТРОЕН, СОХРАНИЛСЯ ЛИ ДО СИХ ПОР?
ТРОЕ ТУРИСТОВ ИЗ ГОРОДА КАМЕНСКА-УРАЛЬСКОГО — ВЛАДИМИР КОРКИН, АЛЕКСЕЙ СТЕПАНОВ И СЕРГЕЙ СУДАРИКОВ РЕШИЛИ ОТВЕТИТЬ НА ЭТИ ВОПРОСЫ.
В 1977 ГОДУ ОНИ ВПЕРВЫЕ ПОБЫВАЛИ НА ОБЬ-ЕНИСЕЙСКОМ КАНАЛЕ. В 1982 ГОДУ ТРОЕ НЕУТОМИМЫХ ЭНТУЗИАСТОВ СНОВА  ОТПРАВИЛИСЬ В ПУТЬ. ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ПРОХОДИЛА ПОД ФЛАГОМ ЖУРНАЛА «УРАЛЬСКИЙ СЛЕДОПЫТ». И НА ЭТОТ РАЗ УДАЛОСЬ-ТАКИ ПРОПЛЫТЬ НА КАЗАНКЕ С ПОДВЕСНЫМ МОТОРОМ ОТ ОБИ ДО ЕНИСЕЯ.

Утром при первых проблесках рассвета Алексей выполз из палатки, чтобы развести костер. Я сидел и подсчитывал ресурсы, которые заметно поубавились на 25 дней пути. Сергей, не проснувшись еще до конца, позевывая, натягивал болотные сапоги.
— Опять жарища будет: ни одного облачка,— прохрипел спросонья он.
От утренней зари песчинки широкой косы искрились, переливаясь, как многоцветные стеклышки. Воздух чист, прохладен и насыщен запахом скошенных трав. Сегодня мы решили пораньше начать походный день. Прямо перед нами — устье речки Озерной. Она впадает в Кеть крутым изгибом, и где-то за ним поселок Устье-Озерное, где и начинается Обь-Енисейский канал.
Не думали и не гадали мы, что нам снова придется вернуться в эти края, но вот он опять перед  нами этот давным-давно заброшенный и не оправдавший человеческую мечту канал. Побить рекорд дальности не столь уж большая заслуга: разменяли мы уже четвертую тысячу километров, а вот побить рекорд трудности нам еще предстоит. Хотя нам и не хотелось терять время, но все же решили потолковать с мужиками в Усть-Озерном.
Поднявшись на высокую гору, увидали двух бородатых мужиков, подошли к ним. Бородачи на нас посмотрели не то подозрительно, не то удивленно. Разговор завязался не сразу. Сибиряки не любят спешить ни в делах, ни в разговорах, а уж если скажут, то отрубят.
— Лонись вода поболе была и какие-то ребята ходили на канал, кино снимать про него, что ли. Но вот прошли или нет, сказать не могу,— начал не спеша разговор один из них.
— По речушкам-то протащиться, небось, можно. Оно, конечно, с трудом, но можно, но вот озеро, однако, не пустит. Только вылезли  из лодки, и готово дело — поминай как звали. А на веслах не пройти — трясина, будь она со свету! Вот и весь сказ. Тут уж сами решайте,— подвел итог разговору второй бородач.
Мы спустились с горы к своему маленькому суденышку. Как и три с половиной века назад, стояла все та же проблема беспрепятственного передвижения с бассейна Оби на Енисей.
Мечты соединить Обь с Енисеем так же древни, как и могилы русских людей, усеявших караванный путь с Урала в Китай. Издавна тянулись русские путешественники к этой красивой реке, овеянной легендами. Да, красив Енисей! Протянувшись по всему Красноярскому краю, на север, к Карскому морю, к Северному Ледовитому океану, течет Енисей. «Улук-Хем» — «Великая река»,— говорят про него тувинцы. «Иоанеси» — «Большая вода»,-— называют его эвенки. Начиная свой путь у отрогов Восточного Саяна, он прорезает каменистые преграды гор, пересекает массивы тайги, принимает на пути воды многих больших и малых рек, затем выходит на равнины тундры и тогда получает еще одно, ненецкое название «Детче».
История скупо повествует о первых русских экспедициях, проходивших по Енисею. В самом начале XVII века была снаряжена тобольским воеводой первая экспедиция. Ее вел капитан Лука. На небольших крытых суденышках — ночах он спустился до самого устья Енисея. Царское правительство поручило экспедиции «тщательно изучить берега Енисея и все то, что найдут там достойного исследования».
Немного позднее, в 1610 году, Кондратий Курочкин спустился по Енисею до моря и достиг реки Пясины, окончательно установив, что «ападет-де Енисей в Морскую губу Студеного моря» и что, следовательно, добраться до Енисея можно не только по рекам, а и по северному морскому пути.
Но северный путь есть северный. На кочах тут не всякий раз пройдешь. Спустя сто с лишним лет, а точнее, в 1737 году лейтенант Д. Л. Овцын уже на более усовершенствованном судне только с четвертой попытки одолел Обскую губу и попал в Енисейский залив, а затем в Енисей.
Однако русский народ — изобретательный. Еще в XVI веке поморы проникли на Енисей, только не студеным морем, а найдя удобные места перетаскивать посуху, из речки в речку, свои кочи. Так от устья Северной Двины через пролив Югорский Шар к полуострову Ямал и по рекам Мутной и Зеленой добирались до Обской губы.  Далее по реке Таз и волоком выходили на реку Турухан, левый приток Енисея.
Узнав об этих походах поморов, Борис Годунов велел ставить острог на реке Таз, в 1601—1607 годах был построен четырехстенный пятибашенный город, опорный пункт для продвижения русских в глубь Сибири. И назвали город Мангазея, от ненецкого племени Малгонзей. В 1605 году на высоком левом берегу Енисея, в среднем течении, мангазейские казаки поставили село Ярцево, а спустя 40 лет перенесли свой город в устье реки Турухан.
Но из-за климатических условий русских землепроходцев все-таки больше привлекало среднее и верхнее течение Енисея.
На поиски удобного места, где бы можно было перетащить посуху струги на великую реку, тобольский воевода направляет отряд из 30 человек. Вели отряд боярский сын Петр Адбычев и стрелецкий сотник Черкас Рукин. Поднявшись по Оби до устья реки Кеть, отряд направился в ее верховья. Пройдя около 1000 верст по Кети, казакам удалось разведать удобный сухопутный переход с реки Кеть на реку Кемь, левый приток Енисея, и проложить 18-километровый доступный волок к великой реке.
Это случилось в 1618 году. В начале волока с Кети был построен Маковский острог, а на другой год с восточной стороны волока, немного выше устья Кеми,— Тунгусский острог, ныне Енисейск.
Волок этот очень долго, почти 200 лет, был важнейшим участком водного пути с Оби на Енисей. Через него шел основной торговый путь из России в Китай. Однако время шло, появились пароходы. И их 18 верст по Маковскому волоку при помощи ворота и покатов не перетащишь. Нужен был канал.
Только в начале XIX века правительство создает в Сибири специальный Х-й округ министерства путей сообщения, который должен был найти место, где бы можно было соединить Обь с Енисеем. Округ предложил ряд бестолковых, практически неприемлемых вариантов, после чего был упразднен.
Ученые не раз возвращались к заманчивой идее соединить Обь и Енисей судоходным каналом именно в том месте, где проходит Маковский волок. В 1810—1812 годах здесь были даже проведены изыскательские работы. Выяснилось, что на строительство нужно затратить девятьсот тысяч рублей. Для казны такая сумма оказалась не по карману. Проект отклонили.
Известный сибирский миллионер Михаил Константинович Сидоров организовал в 1862 году экспедицию на собственные средства, чтобы исследовать путь от Енисея к Печоре. Три сезона его доверенный И. Ю. Кушелевский с небольшим отрядом занимался изучением сухопутных и водных путей от Обдорска до Туруханска. Зимние и водные пути были отысканы, зимняя дорога,от Туруханска к Обдорску была отмечена специальными вехами. Началось строительство канала Таз — Турухан, но завершить его не удалось...
Много предлагалось разных вариантов соединить Обь с Енисеем. По Тыму и Сыму, Ваху с Елогуем, по Чулыму... Но все эти варианты оказались непригодными по тем или иным причинам.
А между тем местные жители на протяжении многих веков свободно на легких обласках попадали с Кети на Енисей или, наоборот, с Енисея на Кеть, затрачивая на это 10—12 дней.
Во второй половине XIX века в Енисейске жил именитый купец Петр Фунту сов. Используя Маковский волок, его люди не раз хаживали по обскому бассейну по торговым делам, знали они какие-то реки и озеро, якобы соединяющие Кеть с Большим Касом. В 1873 году Фунтусов посылает экспедицию, которую возглавил Василии Захаров. Ему предстояло сделать глазомерную карту и как можно подробнее описать характер рек.
Захаров доложил Фунтусову, что примерно в середине Обь-Енисейского междуречья находится обширное озеро-болото или система болотных озер, сливающихся в одно в весенние разливы. Озеро лежит в чаще на водораздельном возвышении с двумя скатами — западным и восточным. На западном — исток реки Язевой, на восточном — Малого Каса. Язевая впадает в Ломоватую, та в Деревянную, затем в Озерную, Озерная в Кеть. В Восточной Сибири Малый Кас вытекает из того же Большого озера и сливается с Большим Касом, который впадает в Енисей. Сама природа подсказывает место строительства Обь-Енисейского канала!
П. Е. Фунтусов срочно отправляет проект Обь-Енисейского канала в министерство путей сообщения. К проекту он добавил письменное заверение, что жертвует 10 тысяч рублей серебром в награду капитану, который проведет пароход с Оби на Енисей.
Вскоре министерство путей сообщения одобрило проект, и в 1875 году направило в Енисейск сразу две рекогносцировочные экспедиции. Одну возглавлял инженер барон  Аминов, ему предстояло исследовать Ангару. Второй экспедиции надлежало заняться каналом, и возглавил ее инженер капитан-лейтенант Сиденсер. Пройдя по водоразделу, он предложил правительству организовать частную фирму по строительству и эксплуатации канала. Предложение Сиденсера правительство не приняло. Наверняка и Фунтусов не хотел отдавать в чужие руки свое сокровище.
Фунтусов, видя, что проектирование канала затягивается, вкладывает в дело те самые 10 тысяч серебром, которые он обещал в награду за проводку первого судна по каналу. Небольшую сумму жертвует географическое общество. Министерство путей сообщения направляет новую экспедицию в район будущего канала. Возглавил ее Аминов.
Река Язевая, вытекающая из озера, оказалась настолько мелководной в середине лета, что практически поднять нужный уровень ее невозможно даже при помощи плотин. От озера до устья расстояние по Язевой составило около 30 километров, а разность уровней всего лишь полметра. Берега Язевой низкие, болотистые. Не лучше Язевой оказался и Малый Кас.
Однако проект, отправленный на утверждение в министерство путей сообщения, выглядел достаточно внушительным. Аминов предлагал прокопать канал длиною семь километров 840 метров и шириной 19 метров 20 сантиметров из водораздельного озера в Малый Кас, то есть соединить озеро с Малым Касом немного ниже его истока. Реки между Кетью и Енисеем расчистить от заломов и спрямить прокопами общей длиной 55,5 километра. Эти прокопы сократят на 130 километров общую протяженность рек. Между Кетью и Енисеем соорудить 28 шлюзов-плотин. Размеры шлюзов 47 метров длиной, 7,5 метра шириной и 1,23 метра глубиной. Такие шлюзы могли бы пропускать суда до 500 тонн грузоподъемностью.
В России имелся уже солидный опыт строительства судоходных каналов. Известно, что в начале XVIII века был построен канал с 20 каменными шлюзами между Ивановским озером (исток Дона) и Шатью, впадающей в Упу, приток Оки. В 1719—1722 годах русским гидротехником Сертюковым был построен канал, соединивший Каспийское море с Балтийским через Волгу, Неву и другие реки. По инициативе Петра I был начат в 1718 году и закончен в 1731 году, уже после его смерти 100-километровый канал в обход Ладожского озера. В 1811 году была сдана в эксплуатацию Мариинская Волго-Балтийская водная система. По тем временам это было выдающееся гидротехническое сооружение. Размеры шлюзов здесь были внушительны: 67 метров в длину, 8,6 метра в ширину и глубиной над средним уровнем бьефа три метра. После некоторой реконструкции Мариинская система проработала без малого 150 лет. В 1829 году было открыто движение по Северо-Двинскому каналу...
Общую стоимость работ на канале Аминов оценил в семь миллионов рублей, а строительство рассчитал на пять лет. В 1878 году был представлен окончательный проект. Только в 1882 году его утвердил новый царь Александр III. Строительство канала началось. Аминов был назначен начальником строительства. Кстати, один сезон работал на строительстве специалист, сосланный в Томск за связь с народниками потомственный моряк К. М. Станюкович, автор «Морских рассказов» и других замечательных книг.
Шлюзы делались с большим тщанием. Они и сейчас, спустя 100 лет, достаточно прочны. Особенно хороши крепящие самокованные болты, которые и не думают стареть.
Но вдруг в 1888 году управление, ведущее строительство канала, было упразднено. Работы прекратились.
Фунтусов бьет в колокола. Трудно сейчас судить, удалось ли ему добиться возобновления строительства канала, если бы не стечение обстоятельств.
В 1891 году правительством было принято решение начать строительство Транссибирской железной дороги от Челябинска до Дальнего Востока. В связи с этим Обь-Енисейский канал мог бы помочь в переброске строительных материалов на енисейском и ангарском участках. В 1890 году строители опять   появились на незаконченном канале. За два года к тринадцати уже имеющимся шлюзам был добавлен четырнадцатый на реке Язевой. Назвали его Новым. Спрямлением в некоторых местах Малого Каса, расчисткой рек и ремонтом поврежденных паводками ворот на старых шлюзах было закончено строительство Обь-Енисейской гидросистемы. Назвали канал немного поскромнее, не Обь-Енисейским, как по проекту, а Кеть-Касским...
Весной 1892 года по большой воде было проведено первое судно. Вместо семи миллионов по проекту израсходовано было всего лишь два с половиной миллиона рублей. Построили канал с большим отступлением от проекта. Из 28 шлюзов-плотин построили всего лишь 14: четыре на реке Ломоватой, три на реке Язевой, один на копаном канале и шесть на Малом Касе. Самым досадным было то, что 13 шлюзов оказались короче проектируемых на 15 метров. В первоначальном варианте остался и копаный канал от озера до Малого Каса. В результате небольших спрямлений рек общая протяженность всей гидросистемы, от реки Кеть до Большого Каса, составила 150 километров! Навигация по каналу открывалась в середине мая и заканчивалась в конце июня, продолжалась всего лишь полтора месяца, то есть в большую весеннюю воду. В июле реки мелели, водораздельное озеро затягивалось густой тиной, и движение по каналу прекращалось.
Почему все-таки такая печальная участь постигла столь долгожданный прямой водный путь? Дело, конечно, не в кознях железнодорожных магнатов, конкурентов канала, хотя владельцы железных дорог скупали и закрывали каналы, чтобы подорвать значение речного транспорта.
Суть дела в другом. В связи с местными топографическими и гидрологическими условиями реки Язевая и Малый Кас при самых благоприятных условиях могли пропустить судно грузоподъемностью не более 150 тонн. Размеры такого судна в пределах 30 метров длиной, 6—7 метров шириной и с осадкой 0,8 метра. Зачем же тогда строить шлюзы больших размеров? Фунтусов понимал, что пошли он на утверждение проект канала с небольшими шлюзиками, его не утвердят. А он и денежки ухлопал, и шуму наделал. Видать, уговорил он Аминова удлинить в проекте шлюзы. И, выходит, что проект утвердили липовый. Канал был обречен на забвение с самого начала его строительства.
В период строительства железной дороги по каналу прошло 25 паровых и около 40 несамоходных судов. Когда железная дорога была построена, использование канала потеряло практический смысл. Правда, обслуживающий персонал канала, 300 человек, продолжал работать до 1914 года.

* * *
Сейчас нам предстоит пройти по каналу уже второй раз. В первый день мы прошли 42 километра, преодолев шлюзы Ломоватый, Веселый, Красный Яр, Ильинский. Не доходя до бывшего главного стана четыре километра, на небольшом песчаном мысу сделали первую Ночевку. На редкость тяжелым был следующий день— во что бы то ни стало надо было добраться до Николаевского шлюза, до последнего на западной стороне озера. В свое время на Николаевском шлюзе был создан гидропост, существовавший до 1975 года. Здесь остались дома, в которых мы и хотели заночевать. До устья Язевой шли на самых малых оборотах, двигатель часто цеплялся за коряги и с ревом вылетал из воды, а перешагнув корягу, снова захлебывался в мутной воде.
Вот и Язевая. Мы заглушили двигатель и приткнулись к берегу. Сергей вышел на середину устья и присвистнул:
— Вы случайно не шутите надо мной? — говорит.
— Да какие тут шутки, она самая, будь она со свету,— подражая озерскому старику, сказал Алексей. — Это Язевая!..
Язевая настолько обмелела, что воды в ней — воробью по колено. В километре от устья был когда-то поселок Главный Стан, прошлый раз мы ходили туда и обнаружили старое заросшее кладбище. Нашли мы тогда чугунный крест. Прочли надпись на нем: «Первый лоцман Обь-Енисейского водного пути Порфирий Ципиряев, умер 28 ноября 1889 года». Он, видимо, проводил судно до официального открытия канала.
Снова в путь. Часа через два русло стало поуже, а воды побольше, и тащить лодку стало полегче. Вскоре показался шлюз Новый. Без особого труда перетащили казанку через шлюзовую камеру. Дальше шли на шестах. Когда подошли к Генеральскому шлюзу, было уже далеко за полдень. Шлюз этот большой, с двумя камерами и затоном. Потеряв часа два на переправку через створ шлюза, двинулись дальше, к Николаевскому шлюзу. Русло Язевой стало шире и мельче, берега низкие и болотистые. От шестов пришлось отказаться, тащимся на бечеве. Рыба косяками по мелководью шарахается от нас, а некоторая с испугу прыгает прямо в лодку. Не приходилось нам видеть столько рыбы!
Только к полуночи нам удалось дотащиться до Николаевского шлюза. Отдохнули в старой заброшенной избе, а утром — снова в путь.
Вскоре показалось продолговатое водораздельное озеро. Пять лет назад оно походило на озеро. Тогда мы шли на веслах, и хотя мелковато было, лодка все-таки всплывала. На этот раз все озеро покрылось черными лишаями, на которых зеленеет жиденькая травка. Казанку плотно обложила серая вонючая тина. Попытка идти на веслах ни к чему не привела. Применяем испытанный способ передвижения в таких случаях. Один стоит на носу лодки, раскачивая ее вниз-вверх, разбивая няшу в стороны, а двое втыкают плашмя весла под таранец и делают одновременно рывок на себя.
Копаный канал тоже весь зарос кочками и травой, в нем множество коряг и бревен. Но это все же твердая почва под ногами. На второй день добираемся до Казанцевского шлюза и делаем дневку.
Дальнейший путь был уже гораздо легче — по течению. Теплой у нас была встреча с хозяевами гидропоста Марьин Стан на реке Малый Кас Кузнецовыми. В начале пятидесятых годов на Марьином Стане был открыт гидропост. Для его обслуживания здесь и поселилась семья Кузнецовых. С Федором Селиверстовичем и его женой Марией у нас завязалась хорошая дружба, мы часто обмениваемся письмами.
Дальнейший путь прошел без особых трудностей. Потратив на прохождение Обь-Енисейской системы восемь дней, мы благополучно продолжили свой путь по Енисею.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru