Рейтинг@Mail.ru
Любовь к самоцветам

1983 11 ноябрь

Любовь к самоцветам

Автор: Комаров Геннадий

читать

ОКОЛО 300 ЧЕЛОВЕК ЗАНИМАЕТСЯ В СВЕРДЛОВСКОМ ОБЛАСТНОМ КЛУБЕ ЛЮБИТЕЛЕЙ КАМНЯ. УЖЕ БОЛЕЕ ДЕСЯТКА ЛЕТ В ПРОСТОЙ И НЕПРИНУЖДЕННОЙ ФОРМЕ ПРОХОДЯТ КЛУБНЫЕ ЧЕТВЕРГИ, КОТОРЫЕ ВЕДЕТ ОРГАНИЗАТОР И БЕССМЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ КЛУБА АЗАРИЙ НИКОЛАЕВИЧ КИРСАНОВ,
ЛЮБОВЬ К САМОЦВЕТНЫМ КАМНЯМ ОБЪЕДИНИЛА ЛЮДЕЙ РАЗЛИЧНОГО ВОЗРАСТА, НЕСХОЖИХ ПРОФЕССИЙ. В СВОБОДНОЕ ОТ РАБОТЫ ВРЕМЯ ДОЛБЯТ ОНИ КРЕПКИЕ ПОРОДЫ ИЛИ РОЮТСЯ В ГЛИНИСТЫХ ОТВАЛАХ, ЧТОБЫ СВЕРКНУЛ В РУКЕ НЕВИДАННЫЙ МИНЕРАЛ.
СОВЕРШИМ ВМЕСТЕ С ЛЮБИТЕЛЯМИ КАМНЯ ПРОГУЛКУ НА ОДНУ ИЗ СТАРЫХ УРАЛЬСКИХ КОПЕЙ.
Просека привела нас к болотистому ручейку, через который кто-то наскоро бросил тонкие жерди. За ручьем — горка, поросшая соснами. Это и есть цель нашего похода. Небольшой подъем, и вот уже слышны голоса членов нашего клуба и постукивание молотков о камни. Приветствия — короткие. Мы все давно знакомы.
Все внимание первым находкам: темно-зеленые, полупрозрачные кристаллы пушкинитов и небольшие «волосатики» — прозрачные, как весенняя вода, хрусталики с причудливым переплетением игл внутри них. Камни переходят из рук в руки. Почти такие же украшают музеи Лейпцига, Ленинграда, хранятся в частных коллекциях. Вдохновленные их видом, вновь продолжаем раскопки.
Сегодня на этой копи, расположенной недалеко от Свердловска, собралось много членов клуба, по-разному увлеченных уральскими самоцветами.
Вот Иван и Валерий — типичные «охотники». Они пришли первыми и уже основательно углубились в рыхлые отвалы. Поиск — их главная страсть. Они редко копают одну точку дважды и даже подали несколько заявок на открытие месторождений, но пока — неудачно. Иван — крупный, смуглый, с карими глазами и веселым характером. Раньше он был заядлым рыбаком и охотником, но после одного удачного похода за камнями сменил ружье на кайло и лопату. Работает Иван увлеченно, но непоследовательно. Копнув в одном месте, он бросает его, ищет новые места. За выходные дни он проходит большие расстояния и заметно худеет. Большую часть добытых камней Иван раздает или обменивает, оставляя только «заветные», впрочем, далеко не самые красивые, .
Валерий — небольшого роста, хороший спортсмен, упорен и энергичен в поиске. В отличие от Ивана, очень последователен, не любит мотаться от шурфа к шурфу. Объединяет их, как и большинство любителей этого направления, одно: они восхищаются камнем, его красотой в естественном виде. Ни обработанный камень, ни изделия из него их не привлекают. Это легко понять. Образцы минералов и без какой-либо обработки — настоящая красота. Творения природы настолько чисты по исполнению, что гармония красок и форм сохраняется при самом близком и тщательном рассмотрении. А под микроскопом в минерале открывается новый мир красоты.
Для любознательных секрет привлекательности камня заключен еще и в том, что каждый образец несет в себе частицу еще неразгаданной информации о той среде, в которой он образовался. Так смотрят на камень «исследователи». Один из них — Костя. Сейчас он усердно роет шурф. По долгу службы он занимается исследованиями различных материалов с помощью мощных лабораторных установок. Идей у Кости хоть отбавляй. Его рассуждения о происхождении минералов интересны, но не всегда понятны. Однако в спорах о том, куда пошла жилка, Костя не раз выходил победителем.
Вот он что-то слишком внимательно начал изучать стенки шурфа, который идет пока в многократно перелопаченных отвалах. Я догадываюсь, что его пора сменить, и прыгаю в шурф. Наверху нам помогает Вася. Это — «художник по камню». Мелкие изделия, безукоризненные по технике исполнения, Вася делает походя, для обмена. Главное его увлечение — композиции из камня. Они отличаются большой выразительностью. Сочетания из нескольких камней навевают сказочные образы, фантастические мотивы. Даже полированный срез камня Вася делает так, что он становится картиной. Изумительны также его каменные мозаики. Работать с Васей хорошо. Он внимателен и расторопен, а шутки свои прикладывает так же к месту, как и камни в композиции.
Прохладное утро превратилось между тем в жаркий день. Солнце вышло из-за высоких сосен. Травяные запахи дурманят, тянет в сон. Наши «туристы» начали раздеваться. В плавках или в шортах они копаются в стенках карьера в поисках мелких, поделочных щеток пушкинитов или кристалликов кварца. Соорудили носилки из штормовки и двух палок и носят породу к ручью для промывки. Шансов найти что-нибудь интересное мало, но им ведь, как они говорят, «не рыба нужна, а процесс ловли важен». Костер — у края поляны. Огонь поддерживает Николай. Он турист, но теперь уже бывший. «Бег по пересеченной местности» (это его слова) с некоторых пор перестал' его привлекать. Теперь он предпочитает дальние поездки на старые копи и рудники. В любых условиях он устраивается быстро и с комфортом. Николай берет все красивые камни.
Когда солнце заглянуло даже в ямины, пришло время обеда. Иван вылез из шурфа, как из парилки. Жадно дышит. На дне шурфа свеча уже горит плохо. Работаем с фонариками. Вдруг — находка: плотная щетка тончайших. кристаллов биссолита светло-серого цвета. Женщины в восторге. Гладят ее, прикладывают к щеке. Щетка, как бархат, переливается на свету.
День пролетел быстро. Шурф Валерия вошел в коренные породы, и появились первые находки пушкинитов. Это придает нам сил. Мы тоже приближаемся к нетронутым породам. В светло-зеленых породах появились первые щетки пушкинитов. Они вселили надежду на завтрашний день. Темнеет, все прекращают работу. Даже азартные новички усаживаются на поляне. Вдруг раздается сильный треск и затем хлопанье по воде. Появляется огромная фигура — это Василий. С суковатой палкой и туго набитым рюкзаком он грузно приземляется у костра и с таким шумом выдыхает воздух, что пламя и дым метнулись в противоположную сторону. Василий коллекционер» Собирает камни без какого-либо ограничения, потому что горячо любит минералы. Однажды на одной из копей, где и брать-то, в сущности, было нечего, он так нагрузил свой рюкзак, что мы втроем с трудом взвалили его на хозяина. И он шел с этой ношей десять километров, не отставая от нас, хоть мы и спешили на электричку. А ведь ему за 50! В сборе камней Василий безогляден. Где только может, ищет и копает, но чаще — меняет. Ездит так же по рудникам, отдавая этому все свободное время и сбережения.
Кружка чая сняла усталость, оживила разговор у костра. Василий, задетый за живое вопросом. Кости о
смысле его бессистемного сбора минералов, говорил об экономическом значении драгоценных камней. Цветы земных недр (отдельные кристаллы, друзы и щетки минералов) высоко ценились людьми во все времена. Сбор драгоценностей всегда способствовал увеличению экономического потенциала общества. Бесценные сокровища Эрмитажа и минералогических музеев страны собраны в значительной степени с помощью коллекционеров. Да и сами частные коллекции, по существу, являются достоянием общества, а их переход от одного владельца к другому — не более чем смена их хранителя. Они со временем стекаются в крупные музеи и государственные хранилища.
Далее разговор пошел о пегматитовых жилах. Теперь они в большинстве уже отработаны да и перспективы их дальнейшего роста, в основном, исчерпаны. А ведь многие из минералов, взятые в пегматитовых жилах, ценятся дороже золота. Производство же искусственных аналогов самых дорогих минералов (рубины, алмазы, цирконы, хризобериллы, изумруды) совершенно не повлияло на цены натуральных самоцветов. Стоимость некоторых из них на международном рынке в сотни и даже тысячи раз превосходит стоимость золота. Василий с горечью рассказывал о сибирских рудниках, где сотни килограммов драгоценных и поделочных камней ежегодно безвозвратно уничтожаются и рассеиваются...
— Зачем в Сибирь ездить,— запальчиво кричит Василий.— На Урале своих примеров хватает! На асбестовском карьере мы однажды упрашивали бригадира, чтобы не отправлял многотонную глыбу в дробилку. Она вся состояла из ювелирный щеток гранатов и везувианов. Там были гранаты всех цветов — от снежно-белого до ярко-красного. Теперь ищи их на дорогах в щебенке!
Действительно, щетки гранатов из этого карьера могли бы украсить любой музей. Они не хуже широко известных образцов, например, со знаменитой Ахматовской копи.
Много примеров безвозвратно уничтоженных ценных минералов вспоминали у костра «охотники за камнями». Об этом говорить не легче, чем об исчезающих видах растений и животных. Ведь каждое месторождение — это маленькая точка в недрах земли, где доработали редкие и, как правило, уже неповторимые силы природы. А оценивают эти замечательные точки земли лишь по «ведущему» компоненту месторождений... «Побочные» элементы, как правило, не учитываются. Отвалы обычно не складируются, а рассеиваются. Так используется лишь незначительная часть богатств того или иного месторождения.
Вспышки костра выхватывали из темноты возбужденные лица. В разговоре не было равнодушных. Начинающие любители, которые на поиск одного кристалла кварца тратят месяцы, не могли поверить, что на каком-либо огромном карьере месторождение поделочных камней уничтожается за недели...,
Подступала ночь. Спор, как и затухающий костер, распался на отдельные очаги, которые то вспыхивали, то совсем угасали.
Завтра любители камня перекопают несколько трудных кубов земли. Кому-то, возможно, повезет, и они добудут две-три хороших друзы или щетки эпидотов. И находки будут долгие годы украшать их квартиры, напоминая  о былой силе и удачливости.

Дело рук и души
Виктор Васильевич Саргин — и внешне и фактически еще молодой человек, а его стаж камнереза уже перевалил за тридцать лет. После училища только на заводе «Уральские самоцветы» он «вожгался» с камнем четверть века! Сейчас Саргин, один из известных мастеров прикладного искусства, преподает в свердловской школе-интернате № 139. Он создал здесь специальный класс,  в котором к камнерезному делу приобщились уже многие десятки подростков.
...Задолго до того часа, когда в классе-мастерской начинаются занятия, его закрытые двери сотрясаются от стука. Мальчишки (да и девчонки!) рвутся сюда, едва выполнив домашние задания. Ну и после занятий их отсюда не выпроводишь сразу. Приходят воспитатели, разыскивая своих подопечных, вытягивают ребят чуть не за руки. Саргин вынужден решительно «вырубать силу» — отключать общим рубильником моторы алмазных пил, планшайб, «ильичевки», других станков. Все это понятно: камнерезное дело — интереснейшее! Достаточно лишь раз посмотреть на то, как из грязного, бесформенного куска какой-нибудь горной породы вдруг получается чуть ли не драгоценная, # играющая фантастическими красками и полировкой вещь.
Воспитанники Виктора Васильевича со своими работами-произведениями всегда лидеры на различных выставках детского технического творчества. Да и мамам своим, и папам каждый из них готовит к праздникам такие чудесные подарки!..
Занятия В. В. Саргин проводит не только в классе-мастерской. Случись в Свердловске какая-нибудь выставка камнерезного искусства — и он с ребятами там. А когда на дворе тепло, юных^ камнерезов можно часто встретить в «поле» — в карьерах, на старых отвалах, у выходов разнообразных горных пород, жил... Ребята учатся видеть красоту природы в самых малых ее проявлениях, учатся любить нашу прекрасную уральскую землю, как любит ее их учитель.
В. ДАНИЛИН
На слайдах (см. 4-ю стр. вкладки): новейшие изделия юных камнерезов, для которых использовали халцедон, лиственит, обсидиан, агат-переливт.
Снимки А. Лаптева

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru