Рейтинг@Mail.ru
Тайна погибшего самолёта

1984 08 август

Тайна погибшего самолёта

Автор: Абрамов Александр

читать

«Дорогой «Следопыт»!
Мы с другом увлекаемся историей авиации. И вот недавно услышали, что во время Курской битвы наш летчик сумел сбить в одном бою чуть ли не десять фашистских самолетов. В такое нелегко поверить. Ведь подобное не удавалось даже нашим прославленным асам Кожедубу и Покрышкину. Если это действительно правда, то расскажите, пожалуйста, подробнее о летчике и его подвиге.
Курсанты Свердловского аэроклуба». 

Это случилось 6 июля 1943 года над хутором Зоринские Дворы Ивнянского района Белгородской области.
Краснозвездный истребитель Ла-5 стремительно несся к земле. Те, кто видел неравный воздушный бой, надеялись, что над землей летчику все же удастся вывести машину из отвесного пике. Но она врезалась в рыхлый чернозем в огороде Сергеевых.
Щемящей болью сжались сердца сбежавшихся к месту катастрофы людей. Среди них были три друга: девятилетний Сережа Сергеев, его двоюродный брат семилетний Толик Черкасов и тринадцатилетний Саша Лобачев.
Там, где упал самолет, валялись обломки крыльев и хвостового оперения. Мотор и фюзеляж исчезли под землей. Чуть в стороне ребята нашли лопасть винта и изорванный пилотский шлем.
Потом, когда друзья остались одни, Сережа сказал:
— Могу клятву дать, что своими глазами видел в небе белый купол парашюта... А в истребителе бывает только один летчик.
...Отгремела война. Спустя годы хутор Зоринские Дворы отстроился, расцвел. Зарубцевались раны земли. Но не изгладились из памяти Сергея Сергеева годы военного лихолетья. Учился ли он в школе, служил ли на флоте, плавал ли на Тихом океане — всегда и везде ему не давала покоя мысль о судьбе летчика, истребитель которого скрыт под землей на огородном участке.
Осенью 1956 года Сергей вернулся домой, а Зоринские Дворы, начал трудиться рабочим дорожно-эксплуатационного участка на автостраде Москва — Симферополь. Анатолий Черкасов стал связистом, а Александр Лобачев — механизатором в МТС. Друзья детства жили, как и прежде, по соседству на единственной улице родного хутора. Не раз, собравшись вечером после работы, они вспоминали прошлое. И вот однажды Сергей признался:
— Не выходит у меня из головы наш самолет. Бывает, проснусь ночью, а перед глазами падающий самолет и белый парашют. Одного не пойму: самолет упал здесь, а летчика никто не видел и не слышал о нем... А вдруг...
— Что «вдруг»? — удивился Александр.
— Должен же от него какой-то след остаться,— объяснил Сергей.
— Прав Серега,— поддержал брат.— А вдруг он видел тогда парашютиста с другого самолета...
Долго еще говорили. Потом решили начать раскопки самолета.
На другой день друзья пришли на огород Сергеевых. То место, где когда-то упал самолет, обозначили красными флажками и взялись за лопаты. Сначала сняли пласт чернозема, но следов истребителя не обнаружили. Неторопливо прошли второй слой... И опять ничего.
Анатолий Черкасов засомневался:
— Может, мы не там копаем?
— Я хорошо помню — здесь! — уверенно заявил Сергей.
После полудня небо затянулось сплошными тучами, заморосил дождь. Но приятели копали до самых сумерек. Уже собирались было шабашить, как вдруг лопата Сергея наткнулась на твердый предмет. Камень? Он еще раз нажал: лопата скользнула в сторону, что-то заскрежетало под ней. Мгла окутала все окрест, продолжать поиск было невозможно. И все же у них появилась надежда на успех.
Почти всю ночь лил дождь. Спозаранку приятели снова были на месте. Прежде чем продолжить работу, пришлось вычерпать накопившуюся за ночь воду. А когда начали копать, сразу показалось хвостовое колесо, потом — шасси. Друзья вновь промокли до нитки, но не замечали дождя, не чувствовали усталости. Все чаще стали попадаться стреляные гильзы крупнокалиберных патронов. Вскоре стал просматриваться деформированный фюзеляж. На нем Анатолий Черкасов заметил длинный толстый шнур, похожий на ржавую проволоку. Затем обнаружили второй... третий... Их было много, они тянулись вдоль всего фюзеляжа, видимо, из кабины, до которой приятели еще не добрались.
— Так это же стропы от парашюта! — догадался Сергей.
Наконец откопали весь самолет, но купола парашюта рядом с ним не оказалось. Зато в кабине увидели останки летчика.
Весть об этом моментально облетела хутор. В скорбном молчании собрались жители у памятного места. Они бережно перенесли на кладбище прах героя.
Нам не дано знать, что произошло с пилотом в последние секунды его жизни. Мы можем лишь догадываться, что в огненной круговерти воздушной схватки летчик был ранен, он из последних сил пытался вывести поврежденный истребитель из смертельного пике. И потом, видимо, уже теряя сознание, машинально рванул кольцо парашюта. Купол выскользнул из кабины, но его оборвало мощным потоком воздуха.  Не исключено, что именно его и видел 6 июля 1943 года Сережа Сергеев.
Вместе с останками летчика ребята нашли документы. Планшет с боевой картой, бортжурнал, письмо, несколько фотографий и открыток, орден Красного Знамени, гвардейский значок. В нагрудном кармане истлевшей гимнастерки лежал обагренный кровью партийный билет. Он потемнел, обложка расклеилась, фотокарточка совершенно выцвела, но все записи, выполненные черной тушью, удалось прочесть.
«Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков).
Партийный билет № 2682000.
Фамилия, имя, отчество — Горовец Александр Константинович.
Год рождения — 1915.
Время вступления в партию— октябрь 1939.
Наименование организации, выдавшей билет,— Ворошиловский РК.
г. Шахты, Ростовской области».
Военный комиссар Ивнянского района послал запрос в Главное управление кадров Министерства обороны СССР. Оттуда лаконично ответили: «Приказом ГУК НКО № 0955 от 20.08.43 года исключен из списков Советской Армии, как без вести пропавший в бою 6 июля 1943 г., Герой Советского Союза лейтенант Горовец Александр Константинович».
...Есть в Белоруссии, в Мокшанском районе, небольшая деревенька Горовцы. Здесь прошло детство героя. Окончив сельскую семилетнюю школу, Саша Горовец начал работать слесарем в Витебском «Сантехстрое». В марте 1932 года вступил в комсомол. А спустя год по комсомольской путевке пришел в городской аэроклуб, где был одним из лучших курсантов. Потом — Ульяновская объединенная летно-техническая школа Осоавиахима. Здесь он отлично овладел техникой пилотирования на самолете У-2 и получил назначение в аэроклуб города Шахты. Командовал звеном, отрядом, затем был назначен начальником летной части клуба.
С 1941 года А. К. Горовец служит в истребительном полку. На фронт прибыл в июле 1942-го. Боевое крещение получил в небе Кубани. За короткий срок уничтожил сорок автомашин, 24 повозки с боеприпасами, вывел из строя паровоз. Ему присваивается звание старшего лейтенанта, он назначается заместителем командира эскадрильи, его избирают членом партбюро полка. Тогда же как одному из отличившихся летчиков ему вручили новый истребитель Ла-5 с надписью на фюзеляже: «От колхозников Горьковской области». На этой машине Александр Горовец сражался мастерски и дерзко, за что был награжден орденом Красного Знамени. К началу Курской битвы на его счету  было два фашистских самолета, сбитых лично, и шесть — в группе.
...На второй день Курской битвы — 6 июля — над аэродромом 166-го истребительного авиаполка (вскоре — 88-го гвардейского) вспыхнула зеленая ракета. Пятнадцать «Лавочкиных» поднялись в воздух под командованием капитана Василия Мишустина. Им было приказано патрулировать над позициями наших войск в районе Владимировка — Кочетовка — Зоринские Дворы — Ольховатка. Александр Горовец был ведущим пары.
Когда кончилось время патрулирования, «лавочкины» легли на обратный курс. Горовец с ведомым Василием Рекуновым замыкали строй истребителей. Неожиданно сверху оказался «мессершмитт». Прикрывая ведущего, Рекунов тут же ринулся на врага.
Внимательно наблюдая за воздухом, Горовец заметил идущую параллельным курсом в наш тыл большую группу неприятельских бомбардировщиков. Сообщить об этом комэску Мишустину он не сумел, видимо, отказал радиопередатчик.
Внизу кипело жесточайшее сражение, гремели танки, стонала и дыбилась земля. В раскаленном воздухе свистели снаряды, все громыхало и пылало огнем. «Юнкерсы» начали перестраиваться в цепочку для бомбометания. Сколько их? Пять... Восемь... Пятнадцать... Двадцать! Раздумывать не было времени, и Горовец развернул своего «лавочкина» навстречу противнику. Сблизившись с ведущим «юнкерсом», он срезал его очередью. Атака следует за атакой. Вот Горовец сбивает второго пирата, достает третьего — вражеская машина разваливается на куски, взорвавшись на собственных бомбах. Мастерски маневрируя, Горовец увертывается от бортового огня противника, а затем оказывается снизу бомбардировщиков. Почти после каждой атаки ему удается выбивать из строя то одного, то другого фашиста.
Внизу уже догорало восемь вражеских самолетов, когда советский летчик сумел вогнать в землю девятый,— тот пытался улизнуть на бреющем полете. Остальные, сбросив бомбы куда попало, развернулись на запад.
Горючее у Горовца было на исходе, и он взял курс на свой аэродром.
И тут появились три пары «мессершмиттов». Слишком неравными оказались силы. Но Горовец не уклонился от схватки, он смело бросился в атаку. Однако пулеметы молчали: кончился боезапас. В следующую секунду вражеские трассы впились в безоружного «лавочкина».
О том, что случилось дальше, читатель уже знает.
В оперативной сводке Совинформбюро за 13 июля 1943 года сообщалось:
«...Летчик гвардии лейтенант Горовец встретился в воздухе с группой немецких самолетов. Вступив с ними в бой, т. Горовец сбил 9 немецких бомбардировщиков».
Девять сбитых самолетов противника в одном бою — такого не видело небо войны, такого примера не знала история авиации. Вот как о подвиге Горовца сказал много лет спустя участник  битвы на Курской дуге, дважды Герой Советского Союза Арсений Васильевич Ворожейкин, сам сбивший 52 фашистских самолета и хорошо изведавший цену победы в воздухе: «...Мы не знали такого. Простой расчет показал, что для этого нужно произвести не менее девяти длинных очередей и столько же раз исключительно точно прицелиться. На все потребуется по крайней мере десять — пятнадцать минут. А противник ведь не на привязи... Однако факт — упрямая вещь. Горовец сделал то, что теоретически считается невыполнимым...»
Почти четырнадцать лет летчика-героя считали пропавшим без вести. Его бессмертный подвиг золотыми буквами вписан в историю Великой Отечественной войны. В Центральном музее Вооруженных Сил СССР выставлен реставрированный самолет Ла-5, найденный на хуторе Зоринские Дворы, пушка, пулемет и личное оружие А. К. Горовца— пистолет «ТТ». О жизни и боевом пути летчика-героя рассказывают стенды в минском музее, а также в краеведческих музеях тех областей и городов, где он родился, жил, работал и воевал.
На 597-м километре автострады Москва — Симферополь, где когда-то гремели ожесточенные бои, установлены памятники прославленным воинам. Среди них — высокий гранитный постамент с бюстом А. К. Горовца.
Имя А. К. Горовца увековечено в названиях улиц в Белгороде и Витебске, в Шахтах и Богушевске. Именем героя Курской битвы названы многие школы и пионерские дружины.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru