Рейтинг@Mail.ru
Краеведческая копилка

1984 10 октябрь

"Знакомцы давние. Плоды мечты моей..."

Автор: Пашнина Галина

читать

«В самый день моего приезда в Читу,— вспоминал' И. И. Пущин, — призывает меня к частоколу А. Г. Муравьева и отдает листок бумаги, на котором неизвестной рукой написано было: Мой первый друг, мой друг бесценный...»
Привезла ли Александра Григорьевна сама это стихотворение в Сибирь (что маловероятно) или заучила наизусть, а по приезде в Читу переписала своей рукой, или попросила кого-то это сделать, или кто-то из сопровождавших ее сохранил стихотворение — неизвестно. Ведь и сам факт доставки ею в Сибирь сосланным декабристам послания А. С. Пушкина «Во глубине сибирских руд...», считающийся общепризнанным, никем до сих пор не доказан, а известный советский исследователь творчества поэта М. К. Азадовский установил, что А. Г. Муравьева не виделась с Пушкиным перед своим отъездом из Москвы в Сибирь. Следовательно, сам поэт не мог передать ей это стихотворение. Как все произошло на самом деле — остается только гадать.
Известно, что стихотворение Пушкина «Мой первый друг, мой друг бесценный...» начато было поэтом 11 января 1825 года, а закончено 13 декабря 1826 года. То есть поэт оставлял на время работу над ним, а затем опять принимался писать, и так было, по-видимому, не один раз. Процесс работы над этим Посланием И. И. Пущину весьма подробно прослеживается в работе Н. Эйдельмана под Названием «Мой первый друг, мой друг бесценный...», однако сам автор подчеркивает, что история написания поэтом данного стихотворения требует дальнейшего исследования.
Черновик Послания представляет из себя полулист фабричной бумаги, текст на котором расположился сверху вниз, оставляя в разных местах листка кусочки свободного пространства.
Как и множество других черновых рукописей поэта, и этот черновик имеет рисунки, исполненные пушкинской рукой. До сих пор они не привлекли к себе внимания исследователей, вот и Н. Эйдельман, описывая черновик Послания, сообщает: «Слева от текста быстрым пушкинским пером нарисованы чей-то профиль и женская головка, неведомо по какой ассоциации явившиеся при обдумывании трудного стиха».
Между тем и профиль и женская головка прямо или косвенно связаны с обстоятельствами появления этого стихотворного Послания.
Женская головка представляет из себя портрет Анны Николаевны Вульф, не только знакомой поэта, но женщины, любившей его глубокой безответной любовью.
Прасковья Александровна Осипова-Вульф и ее многочисленное семейство скрасили опальному поэту его пребывание в Михайловском.
Как известно, по прибытии в Михайловское из Одессы, поэт был встречен родными без особой радости и только обитатели соседнего Тригорского — семейство Осиповых-Вульфов — окружили Пушкина сердечным домашним теплом.
Дочь Прасковьи Александровны, Анна Николаевна Вульф, стала поэту первым верным другом. Поэт внушил ей глубокое чувство, и этой любви Анна Николаевна осталась верна до самой своей смерти — она скончалась одинокой в 60-х годах XIX века.
Именно ее портрет изобразил Пушкин на черновике Послания к Пущину — ведь время создания этого стихотворения совпало со временем дружбы поэта с Анной Николаевной.
Для отождествления изображения А. Н. Вульф, рисованного Пушкиным в 1826 году на черновике. Послания И. И. Пущину, здесь воспроизводятся для сравнения ее портреты, исполненные поэтом в 1824 году и в 1829 году. Нет никаких сомнений в том, что во всех трех случаях изображено одно а то же лицо.
А вот мужской профиль, начатый поэтом выше портрета А. Н. Вульф и незаконченный, весьма характерен. Когда И. И. Пущин навестил поэта в Михайловском, между ними произошел знаменательный разговор, во время
которого поэтом был упомянут «первый декабрист» Владимир Федосеевич Раевский. Неудивительно, что позже, создавая свое Послание сосланному на каторжные работы И. И. Пущину, поэт вспомнил их последнее свидание, их разговоры; вспомнил В. Ф. Раевского, которого хорошо знал, и профиль этого человека возник под пером поэта рядом со стихотворными строчками.
Черты лица В. Ф. Раевского неповторимы: большой приплюснутый нос, тяжелый подбородок, низкий лоб, челка волос над ним и  небольшие усики над верхней губой. В изображении Пушкина это лицо невозможно спутать ни с каким другим.
Портреты этих двух людей — В. Ф. Раевского (профиль) и Анны Николаевны Вульф — и украсили черновик бессмертного Послания Пушкина.
Рисунки А. С. Пушкина впервые атрибутированы (определены) автором статьи Г. В. Пашниной.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru