Рейтинг@Mail.ru
Краеведческая копилка

1985 04 апрель

Новоселебные книги Кунгура

Автор: Бруцкая Людмила

читать

В Кунгурском краеведческом музее хранится редкая рукопись — выбозные и новоселебные книги 1648 и 1651 годов. (От слова селить.) Начинается она так:
«Лета 1648 года по государству цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Руси и по грамотам за приписью дьаков Алмаза Иванова да Микифора Демидова воевода Прокофей Кузмич Елизаров велел Соликамскому. посадскому человеку Ивану Суровцову да прихожих крестьян Вятчан, Кайгородцев, из Соли Вычеготцской, из Устюга Великого и из иных городов и из-за вотчин и монастырей вывесть на государя на Кунгур и , на Степаново городище на житье... чтоб им за государем жить и никуды не избежать».
Для пополнения царской казны необходимо было скорейшее освоение бескрайних сибирских просторов. Массовые переселения крестьян на Урал и в Сибирь должны были решить эту и другие, связанные с ней, задачи. Первые поселенцы на речку Кунгурку прибыли в 1648 году, тут по царскому указу возник острог — Кунгур, ставший впоследствии одним из ключевых пунктов на* пути из центра в Сибирь. В кунгурских вывозных и новоселебных книгах указывалось:
«В котором числе которого крестьянина вывезут и где поселять на государевых землях и с которого числа и по которое льготы дать и то велено описать имянно, порозну и по статьям».
По высочайшему указу закрутились неповоротливые колеса государственной машины, мужицкие телеги с нехитрыми пожитками потянулись на новые земли, удобные для хлебопашества. Русские крестьяне Афанасьевы, Бурковы, Головины, Карповы, Шадрины, Ширяевы выезжали с семействами на новые места, где их ждала нелегкая работа.
Царский указ обязал и могущественных Строгановых отправлять своих крепостцых на новые поселенья, дабы жить крестьянам «в государеве тягле». И монастыри поневоле занялись массовыми переводами крестьян. Так, с земель, принадлежавших Соликамскому Вознесенскому монастырю, были вывезены «Кайгородского уезда с погоста от Николы прихожий крестьянин Якушко Якимов сын Пономарев... Степанко Иванов с детьми, с Ярофейкой, с Петрушкой, с Корнилком, с Иващком».
Прибавилось работы у соликамской администрации во главе с воеводой думным дворянином Прокопием Кузмичем Елизаровым. Подьячие по горячим следам заполняли вывозные и новоселебные книги, отправляли их в столицу, в Новгородскую четь. А для местных нужд оставляли копии, тщательно сверяя их с оригиналом: ошибок не должно быть — документы удостоверял и важные государственные дела.
По переписи П. К. Елизарова в Кунгурский уезд прибыло 386 семей, или 1222 человека. А в 1651 году, по переписи другого соликамского воеводы стольника Семена Тимофеевича Кондырева, в уезде было поселено еще 104 семьи, 428 человек. Все эти данные содержатся в селебных книгах.
В нелегкий, пугающий неизвеетнрстью путь вместе с самым необходимым люди брали и книги, бережно обернутые в тряпицы. В числе их был казачий летописец похода Ермака в Сибирь, позднее названный Кунгурским. Ученые высоко оценивают Кунгурский летописец, считают, что он был составлен по устным преданиям, по памяти кем-то из воинов Ермака.
Освоение кунгурских земель отличалось от сибирского взятия сравнительно. мирным характером. Не пищали, не мечи, а плуги, бороны да топоры шли тут в дело. Хотя иногда приходилось и кунгурским поселенцам обороняться от набегов башкир, издревле живших на этих землях, и татар, появившихся здесь в XV веке.
В 1662 году город был ограблен и сожжен союзным отрядом татар и башкир. А немногие уцелевшие жители скрывались в лесах и, как говорят предания, в ледяной пещере. Через два года, вопреки внешней опасности, Кунгур возродился, но уже на новом месте, где и стоит поныне.
Крестьяне получали ссуду для обзаведения хозяйством на новых местах, для них устанавливались льготы по выплате налога в государеву казну. Крепостные крестьяне становились государственными. Поэтому наряду с массовыми переводами, санкционированными правительством, на практике встречались и побеги крепостных с семьями на свободные земли.
Советский историк. А. А. Преображенский отметил, что больше других страдали от побегов уральские вотчины Строгановых. Поэтому в 1677 году по челобитью Г. Д. Строганова проводился розыск его беглых крестьян в Кунгурском уезде. В 1670 и 1671 годах кунгурская администрация получила правительственное распоряжение о задержании крепостных. Но стремление к воле было неистребимо, и крестьяне бежали на сылвенские земли, обзаводились хозяйством, платили оброк в казну. Юридически трудно было доказать крепостное происхождение крестьян, записанных в Кунгурские селебные книги. Да и не всегда было выгодно помещикам возмещать казне деньги, выплаченные крестьянам на обзаведение хозяйством. Сколько было таких крестьян, вырвавшихся из крепостной неволи? Пока такие подсчеты не сделаны. Да и вряд ли возможно учесть всех.
Между скорописных строк новоселебных книг, за простыми крестьянскими именами встают важные события уральской истории. Подлинная рукопись XVII века интересна и сама по себе как свидетельства того далекого времени.
При создании книги, что хранится в кунгурском музее, была использована бумага XVII столетия, ее можно датировать по водяному знаку или филиграни (голова шута).Текст написан скорописным почерком того же времени, в народе этот тип письма за обилие завитушек прозвали «кудрявым письмом». Его очень трудно читать, не имея навыка. В рукописи можно выделить несколько разных почерков, разных рук, писавших текст. Встречается почерк XVIII века. Им написана вторая часть рукописи. Для создания страхового экземпляра кунгурские писцы скопировали новоселебные книги 1648 и 1651 годов, используй при этом бумагу- ярославского производства с водяным знаком, изображавшим герб города (медведь с секирой).
Тогда же, в XVIII веке, все копии селебных книг были переплетены вместе. Так составился том внушительного
объема, содержащий 587 листов. Чтобы текст не испортился, рукопись укрыта надежным переплетом из досок, обтянутых кожей. Н. Рерих назвал такой переплет «фундаментальным крепким доспехом книги». Он писал: «Таким же прочным достоянием, как твердь, был переплет книги, не гнувшийся ни от каких житейских бурь».
В 1848 году рукопись попала в село Черный Яр под Кунгуром, где ее скопировал священник Евгений Золотов, любитель древностей. Видимо, к этому времени книга каким-то образом исчезла из архива при городской управе и стала чьей-то личной собственностью. В 1892 году уже дьякон Е. Д. Золотов опубликовал Свою статью «Материалы для первоначальной истории города Кунгура и его уезда» в «Трудах Пермской ученой архивной комиссии». В этой статье приводились выдержки из селебных книг. Нигде более эти книги не упоминались. В чьи руки попала рукопись от. священника Золотова? Неизвестно. Не вызывает сомнений то, что нам еще не известны многие другие документы по истории Кунгура; Находятся они не только в архивохранилищах, но и у граждан.
Два года назад Уральская археографическая экспедиция нашла уникальную рукопись XVIII века — «Козмография сиречь всего света описание». В ней среди сведений в «Четырех частех вселенныя, земель, и царств, и графств» содержится краткое известие о Кунгуре. Составитель рукописи Никифор Меньшой Ущеников расположил его в Сибири, над рекою Иртышом:
«Жития в том городе много 1640 домов, есть люди богаты торговые, мастеровые, в том городе будет четыре заводы медные, трои Демидова, четвертые балахонца купецкого человека Осокина на которых приводит меди многое число».
«Козмографию» теперь изучают ученые и студенты Уральского университета. Эта находка еще раз убеждает в том, что при вдумчивом и бережном отношении к документальному богатству народа мы сможем собрать и'сохранить много памятников прошлого.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru