Рейтинг@Mail.ru
Краеведческая копилка

1985 11 ноябрь

Принцесса Катя Десницкая

Автор: Купченко Владимир

читать

В «Повести о жизни» Константина Паустовского (книга первая — «Далекие годы») меня поразила история Маруси Весницкой — киевской гимназистки, вышедшей замуж за... сиамского принца. Фантастический случай!
«Маруся уехала в Сиам. Сиамский король вскоре умер от какой-то тропической болезни. Вслед за ним умерли от той же болезни первый и второй наследные принцы. Муж Маруси был третьим сыном короля. У него было очень мало надежды на сиамский престол. Но после смерти братьев он оказался единственным наследником и неожиданно стал королем...»
Время действия Паустовский не указывает. Ясно только, что все это случилось в самом начале века.
Много позже, в одном из писем поэта М. Л. Волошина, мне попался следующий рассказ М. Горького, гостившего тогда в Коктебеле:
«А у нашего хроникера сестра — сиамской королевой стала. Курсисткой она в Петербурге с принцем сиамским познакомилась, так в пятнадцатом поколении... а в Сиаме там трон за это время пятнадцать раз перевернулся, он и стал королем, а она тем временем за него замуж вышла... Теперь вон Германии войну объявила...»
Волошин пересказывал эту сенсационную новость в письме к художнице Ю. Л., Оболенской 30 августа 1917 года. (А Сиам объявил войну Германии 9/22/ июля).
От М. С. Волошиной, вдовы поэта, я узнал, что речь идет о родственнице известного филолога Василия Алексеевича Десницкого (1878—1958) — и, значит, фамилия ее Десницкая. Кто же был ее мужем?..
Агния Васильевна Десницкая, лингвист, член-корреснондент Академии наук СССР, считала, что это Чулалонгкорн (Рама V) - король-реформатор Сиама. Но он правил в 1868—1910 годах — не подходит! Следующим королем был Вачировуд (Рама VI), правивший в 1910— 1925 годах. По-видимому, он и был мужем Десницкой.
Но — где и как они встретились?
Паустовский рассказывает, что это произошло в Киеве, по пути из Англии, где принц воспитывался. А «Весницкая» будто бы была гимназисткой старших классов Фундуклеевской женской гимназии. Константин Георгиевич сам не раз видел ее на катке: его старший брат Борис, ученик реального училища, «ухаживал за Марусей» и «танцевал с ней на коньках вальс». «Длинные косы Маруси Весницкой разлетались в такт вальсу. Они ей мешали, и она, не переставая танцевать, перекидывала их к себе на грудь. Она надменно смотрела из-под полуопущенных век на восхищенных зрителей...»
Однако, согласно Горькому, принц встретил свою любовь в Петербурге, где она была курсисткой. А. В. Десницкая поддерживала эту версию, считая, что принц учился в Кадетском корпусе.
А принимали ли в русские военно-учебные заведения иностранцев? И какие вообще в начале века были отношения между Россией и Сиамом?..
В монографии Н. Ребрикорвой «Очерки новой истории Таиланда (1768—1917)» говорится, что у короля Чулалонгкорна в юности были английские наставники. В 1897 году он предпринял длительную поездку по Европе, посетив Лондон, Берлин, Париж и другие столицы. С большими почестями король был принят в Петербурге: «Русское правительство решило взять под свое неофициальное покровительство Сиамское королевство». Стремясь укрепить связи с Россией, Чулалонгкори и «направил в Петербург для обучения военному делу своего младшего сына».
Однако был ли это Вачировуд?.. Сколько у короля было сыновей — три или пятнадцать?
В другом месте монографии указывалось, что Вачировуд в 1902 году возвращался из Англии, причем «проездом посетил США, а затем Японию». То есть явно минуя Россию...
Затем в другой монографии мне попалась фотография выпускного класса Пажеского корпуса 1902 года: среди выпускников, в самом центре, был снят миниатюрный смуглый юноша — принц Сиама... но не Вачировуд, а Чакрабон! По-видимому,— брат будущего короля, по-видимому,— младший. Значит, о нем и шла речь в книге Ребриковой.

Больше материалов по интересующей меня теме не было. И тогда я обратился со своими вопросами непосредственно к Н. В. Ребриковой в Москву. Письмо Нины Васильевну (от 18 августа 1984 года) перевернуло все мои догадки: русская жена была не у Вачировуда, а у Чакрабона — того самого! И исследовательница подробно, не жалея времени, написала об этом человеке...
Родился Чакрабон в 1883 году, носил титул принца Питсанулок — по имени одной из старых столиц Сиама. Вачировуд (1881—1925) был его старшим братом, а самого младшего звали Асадан. В 1896 году Чакрабон поехал учиться в Англию, в 1898-м — еще и в Россию. В сборнике «Политика капиталистических держав и национально-освободительное движение в Юго-Восточной Азии (1871—1917)» (М., 1967) о нем сказано:
«В Петербурге был принят в Пажеский корпус, который закончил в 1902 году, после чего был зачислен офицером в русскую армию. Возвратился в Сиам в 1906 г. Мать-королева (настроенная прояпонски) уже давно настаивала на возвращении сына домой, но тот упорно откладывал свой отъезд (на что, без сомнения, влияла и его женитьба). Чакрабон прекрасно владел русским языком и характеризовался в дипломатических документах как «преданный друг России». С 1912 года он стоял во главе Генерального штаба сиамской армии. Умер в 1920 году. (Так и не став королем.)
А что же его жена? Какова ее подлинная судьба?..
Паустовский пишет: «Придворные ненавидели королеву-иностранку: Ее существование нарушало традиции сиамского двора. В Бангкоке по требованию Маруси провели электрическое освещение. Это переполнило чашу ненависти придворных. Они решили отравить королеву, поправшую древние привычки народа. В пищу королеве начали постепенно подсыпать истертое в тончайший порошок стекло от разбитых электрических лампочек. Через полгода Маруся умерла от кровотечения в кишечнике. На могиле ее король поставил памятник. Высокий слон из черного мрамора с золотой короной на голове стоял, печально опустив хобот, в густой траве, доходившей ему до колен. Под этой травой лежала Маруся Десницкая — молодая королева Сиама...»
А. В. Десницкая (родившаяся в 1912 году) почти ничего не знала о своей родственнице. Однако помнила слова академика А. Н. Самойловина, в разговоре с ее отцом упомянувшего Екатерину Десницкую, ставшую будто бы королевой Сиама. И несколько прояснила родословную.
«Наш дед, Алексей Степанович, был деревенским псаломщиком, семья была многодетной и бедной.. Умер он около 1882 года, дети учились на казенный счет — в духовном училище, потом в семинарии. У деда был брат, который еще в 1860-х годах обосновался в Киеве и сумел выбиться в люди, сделать какую-то карьеру. По воспоминаниям отца, когда он был еще ребенком, из Киева изредка приходили какие-то деньги...» (Моя запись 30 июня ,1984).
По-видимому Екатерина была дочерью (или внучкой?) этого человека. Снова предположений больше, чем фактов.
У Чакрабона был сын, Чула Чакрабонсе. В 50-е годы он жил в Лондоне, работал комментатором радио и издал две книги. В одной из них: «Господа жизни. Монархия Бангкока. 1782—1932» (Лондон, 1957) он. рассказывал и о Своей матери. В Фундаментальной библиотеке АН СССР нашлась эта книга.
Родилась Екатерина Десницкая в 1888 году. Ее отец, Иван Степанович, происходил из украинской шляхты и был какое-то время судьей. В 1904 году Екатерина, уже будучи сиротой, приехала в Петербург, где в университете учился ее брат. Шла русско-японская война, и 16-летняя девушка поступила на курсы сестер милосердия, намереваясь отправиться на фронт. Принц Чакрабон встретил ее в доме их общих знакомых и — полюбил с первого взгляда. Тем не менее Екатерина уехала в действующую армию, служила сестрой милосердия и была даже награждена Георгиевской медалью. По возвращении ее с Дальнего Востока Чакрабон сделал ей предложение. Посоветовавшись с братом, Екатерина согласилась. (Вспомним Паустовского: «Смятение охватило киевских гимназисток. Все в один голос говорили, что на ее месте они бы ни за что не могли выйти замуж за азиата, хотя бы и сына короля!»)
Свадьба состоялась в 1906 году в Константинополе, медовый месяц новобрачные провели в Египте. Затем направились в Сиам. По-скольку родные ничего не знали о его женитьбе, Чакрабон временно оставил Екатерину в Сингапуре. Приехав в Бангкок, он поселился во дворце Парушкаван и был назначен начальником Военной академии. Вскоре до короля дошли слухи, что в Сингапуре живет мадам Питсанулок. Во время «одного приема Чулалонгкорн шутливо осведомился у принца: не женат ли он на русской женщине? Чакрабон ответил, что это так. Король был потрясен, королева Саовабха разгневана. Однако, поскольку дело получило огласку, за Десницкой послали — и она поселилась с мужем во дворце.
Живя в уединении, Екатерина Ивановна изучала английский и тайский языки (по-французски она говорила с детства), узнавала обычаи страшу, стала носить тайскую одежду. Чакрабон был занят службой. Его родители, постепенно превозмогли свое разочарование и примирились с браком сына. Женское любопытство, по-вихдимому, сыграло свою роль: Саовабха первая решила принять невестку. В это время Десницкая уже говорила по-тайски и знала этикет. И когда 28 марта 1908 года у нее родился сын, он стал любимым внуком королевы...
После смерти, в 1910 году, Чулалонгкорна, его наследник Вачировуд официально признал брак своего брата. До этого Десницкая была «мом» — женой не царской крови, теперь получила титул принцессы— «чула чом клао». Принцем высшего ранга — «мом чао» — стал и ее сын Чула...
В 1911 году Чакрабон приезжал в Россию, где получил чин полковника гусарского полка и орден Андрея Первозванного. Надо сказать, что царь вообще покровительствовал бывшему воспитаннику Пажеского корпуса. Известие о его неравном браке также шокировало Николая II, но время сделало свое — и в начале 1917 года Чакрабон и его жена получили приглашение царя вновь посетить Россию. Однако вскоре пришло известие о Февральской революции, поездка не состоялась.
Увы, к этому времени чувство принца к Десницкой, когда-то столь яркое, сильно померкло: он увлекся дочерью принца Роди, своего родственника. В том же 1917 году Чакрабон отправил жену (якобы по состоянию ее здоровья) в длительное турне по Японии.
По возвращении Десницкой в Сиам Чакрабон оформил с ней развод, но жениться вторично не успел...
Их сын остался на родине отцов, Екатерина же Ивановна уехала в Китай, где* обосновался ее брат, ставший дипломатом. Поселилась в Шанхае, помогала русским, оказавшимся там, а затем перебралась в Париж. Там она и скончалась в I960 году, на 40 лет пережив своего мужа! Поскольку Чула Чакрабонсе в 50-е годы находился в Европе, можно не сомневаться, что он виделся с матерью!
Между прочим, книга его «Господа жизни» иллюстрирована. Среди фотографий: Чулалонгкорн с одним из своих любимых сыновей принцем Чакрабоном, Чакрабон в форме русских гусар, королева Саовабха со своими сыновьями и внуком вскоре после смерти Чулалонгкорна, принц Питсанулок со своим сыном принцем Чула в кадетской форме (к слову сказать, сын сиамского принца на вид — совсем круглолицый, украинский паренек)...
«С тех пор каждый раз, когда я попадал на каток,— писал К. Г. Паустовский,— я вспоминал Марусю... и ее коньки из синей стали — коньки из города Галифакса. Там жили простодушные отставные моряки. Вот рассказать бы этим старикам историю Маруси Весницкой. Сначала они открыли бы от изумления рты, потом.» долго бы качали головами, сокрушаясь над превратностью человеческой судьбы...»
Думается, что и сам Константин Георгиевич изумился бы, узнай он подлинную историю жизни нашей соотечественницы, судьба  которой до него привлекла внимание М. Горького и М. Волошина. А востоковед Л. В. Ларионова, восемь лет проработавшая в Таиланде, свидетельствует, что Е. И. Десницкую помнят и там...

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru