Рейтинг@Mail.ru
Робот нашего времени

1986 11 ноябрь

Робот нашего времени

Автор: Давыдов Исай

читать

НОВОСЕЛЬЕ
У роботов новоселье —- они переселяются из научной фантастики в заводские цехи, в отчеты о внедрении новой техники, в газетные информации и статьи об автоматизации производства.
В цехах роботы еще теряются, не сразу заметишь, особенно среди больших станков. Дело свое они делают тихо, внешность у них не столь эффектная, как в научной фантастике, и поначалу можно проскочить мимо робота, приняв его за часть станка. Но робот не обидится — он и на самом деле нередко является частью станка.
В отчетах о внедрении новой техники эмоций обычно нет: установлено на предприятии столько-то роботов, из них часть — в автоматизированных комплексах, часть — одиночных; затрачено столько-то средств, высвобождено столько-то рабочих. Деловая цифирь! Ничем не отличается она от отчетов по внедрению электронно-вычислительных машин, станков с числовым программным управлением (ЧПУ) и другой техники.
В газетных информациях пока сплошные восторги: «Робот на ладони» (из Москвы), «Робот для забоя» (из Тулы), «Боксирует робот» (из Берлина), «На смене — роботы» (из Сердобска), «Пришел на помощь робот» (из Богдановича), «Спешит робот на базу» (из Ленинграда), «Стала хозяйкой роботов» (из Чебоксар), «Что пожелаете на десерт?» (из Крыма, о роботах в кафе), «Сварку ведут роботы» (из Москвы), «Роботы на манеже» (из Англии), «Робот-контролер» (из Токио), «Робот у корыта» (из Свердловска), «Боксеров тренирует робот» (из Роннебурга, ГДР), «Бутербродами угощает робот» (из Японии), «Пять тысяч из семейства роботов» (из Днепродзержинска)...
Впрочем, и в этом практически бесконечном перечне восторгов попадаются информации иного рода: «Робот в черной шляпе и галстуке-бабочке предстал перед судом в шотландском городе Эдинбурге. Ему, служившему в качестве официанта в одном из кафе, предъявлено «обвинение» в нанесении материального ущерба своему хозяину. Внезапно сломавшийся механический работник кафе принялся крушить мебель и бить посуду. Фирме, продавшей его, грозит штраф в размере 4887 фунтов стерлингов (точная цена робота)». («Правда, 1985, 8 июля.).
Заголовки проблемных статей менее оптимистичны: «Робот на свидание не пришел» (из Свердловска), «Робот в долгом ящике» (из Дегтярска), «Робот наступает на «варягов» (из Алма-Аты), «В цех приходят роботы» (из Нижнего Тагила), «Простаивает робот» (из Первоуральска), «Обиженный робот» (из Верхней Пышмы), «Дорогу роботам!» (из Северского), «Один и робот не воин...», «Робот за забором», «Кому управлять роботами?» (из Свердловска).
Последний вопрос — один из самых важных и самых болезненных в наших краях. К нему еще вернемся...
Роботы наступают — повсеместно и неотвратимо. Возможности их кажутся почти неограниченными. В капиталистическом мире думают и говорят об этом с ужасом. У нас — с радостью.
На заводах крупной японской фирмы «Хитачи» роботы впятеро ускорили изготовление продукции и почти втрое снизили производственные затраты. Но каждый робот оставил без дела трех или четырех человек. А роботов в Японии десятки тысяч, и число их растет лавинообразно... Американские экономисты сообщили, что роботы и другие автоматические устройства могут заменить от 65 до 75 процентов рабочих. А безработица в США бушует все сильнее, миллионы людей держит в нищете, хотя по количеству роботов Америка от Японии отстает...
На уральских заводах подсчеты иные: не хватает в цехах ста рабочих, роботы позволили обойтись без десяти... Уже чуть полегче!.. Но ненадолго, потому что нехватка рабочих рук, особенно молодых, в ближайшие годы станет острее. Сказываются последствия войн. Нет правнуков и внуков тех наших сограждан, что полегли на полях сражений. Как раз теперь их потомки должны были бы браться за работу...
В принципе вся тяжесть их несостоявшегося труда должна лечь на плечи роботов. Больше положить ее не на кого! Но роботов у нас пока намного меньше, чем надо бы. И мало пока людей, которые могут правильно определять, где они полезны (а нужны они далеко не везде!); мало людей, которые умеют монтировать, налаживать и обслуживать роботов. Нередко роботы лежат на заводских складах и годами ждут специалистов — пока их научат, пока придут они в цехи, оглядятся, прикинут, где какие роботы необходимы.
Такова реальность...
Какими пришли роботы из фантастики?
В научно-фантастической литературе «изобрел» роботов чешский писатель Карел Чапек. В 1920 году написал он пьесу «RUR». Сокращение, давшее название этой пьесе, расшифровывалось так: «Россумские универсальные роботы» — название фирмы. Основание ей положило изобретение химика Россума, который нашел способ быстрого получения белка. По этому способу деловой племянник химика развернул массовое изготовление искусственных людей, предназначенных только для работы. Отсюда и название — роботы. Их создавали по упрощенной схеме, без «лишних» человеческих органов — вроде аппендикса, миндалин или пупка, без «лишних» мыслей, чувств, желаний и опасений. Они работали, сколько понадобится, платы за труд не требовали, слушались беспрекословно, на смерть шли без страха. Да и на что им деньги, сама жизнь, если нет желаний и радости?..
Изготовляли роботов сотнями тысяч и сразу — в самом «цветущем» возрасте, то есть без «излишнего» детства. Труд их был, понятно, дешевле человеческого. Создатели роботов обещали, что Земля от этого станет раем. Но она превратилась в ад. Люди, лишенные труда, начали терять человеческий облик. Роботов вначале направили против бунтующих рабочих, а потом сделали из них солдат, которые уничтожали людей.
Усовершенствованные роботы, наделенные — для самосохранения! — чувством боли, стали задумываться о власти над человеком. Постепенно они объединились и уничтожили человечество полностью. Но, понятно, не воцарился рай и в застойном, обреченном на быстрое вымирание обществе роботов, где последний человек безуспешно пытался восстановить хотя бы рецепт- изготовления искусственного белка...
В тот год, когда Чапек написал пьесу «RUR», родился в США Айзек Азимов, будущий знаменитый писатель-фантаст, которому суждено было блестяще продолжить чапековскую тему роботов. Из нескольких десятков книг Азимова наиболее известен у нас сборник рассказов «Я, робот», также основанных на деятельности роботостроительной фирмы. Правда, фирма эта создает роботов не из искусственного белка, а из металла и пластмасс. Внешне они куда меньше похожи на человека, чем чапековские. Но зато поведение их куда более человечно! Ибо заложены в них три закона робототехники, первый из которых гласит: «Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред». И металлические роботы проявляют порой куда больше гуманизма и самопожертвования, чем сами люди.
Робот-нянька Робби, рискуя собой, буквально выхватывает свою восьмилетнюю хозяйку из-под трактора. Причем никаких указаний Робби получить не успел — все произошло мгновенно. Он раньше людей осознал опасность.
Роботы Азимова могут «свихнуться» — декламировать неуместные на Меркурии стихи, задумываться о собственном происхождении и смысле своей жизни, читать тайные человеческие мысли, возомнить себя «пророком» и даже считать человека низшим существом. Ибо он явно слабее. Но не могут роботы нарушить первый закон робототехники — принести человеку вред. Перед этим табу даже самые «свихнувшиеся» роботы бессильны. А вот в производящей их фирме бесчеловечный закон существовал: «Ни один служащий не совершает дважды- одну и ту же ошибку. Его увольняют после первого раза».
Это значит: за малейшую ошибку — вой! С роботами фирма была куда более гуманна, чем со служащими...
Душевные, благородные, даже нежные, хотя и заблуждающиеся порою, роботы Айзека Азимова завоевали сердца сначала взрослых, потом — детей.
Всякая тема — и трагическая, и лирическая — когда-нибудь пародируется. В газетах и журналах печатаются юмористические рисунки, посвященные роботам. Робот под часами с цветочком; роботы, целующиеся на скамейке; счастливая «семья» роботов с детенышами; робот-бюрократ, новатор, живописец, писатель — обычные персонажи таких рисунков. Любопытную серию юмористических рассказов о роботах — «Вывихонцы» — написал костромской прозаик Валентин Никольский. Рассказы эти, как пьеса Чапека и сборник Азимова, описывают деятельность роботостроительного предприятия — Вывихонского завода. Однако здесь роботы уже не только делают других роботов, но и полностью руководят производством (директор завода — тоже робот!), планируют «вал», перевыполняют план по принципу тяп-ляп и сами себе выписывают за это премии. Роботы же и ремонтируют сделанных наспех вывихонских «выпускников », у которых то один блок отказывает, то другой. И трудности у роботов, щ> Никольскому, бывают совершенно человеческие. Вот исповедуется один «вывихонец» другому: «На первых порах я, правда, еле сводил контакты. Удалось устроиться лишь регулировщиком вторых сигнальных систем, да и то на полставки. Квартиры не было, снимал «угол». Но я работал, как вечный двигатель, брал на себя одну за другой общественные нагрузки, писал статьи для журнала «Роботоведение», выдвинул в них кое-какие идейки — и добился своего!»
В наш век электронно-вычислительных машин дальше, казалось бы, писать о фантастических роботах нечего. Ходят в ресторан, откалывают там модные танцы, достают себе «по блату» красивые, нестандартные корпуса, пользуются счетами, которые с человеческих-то бухгалтерских столов на наших глазах напрочь слизывает время, заменяя их электронными микрокалькуляторами.
А как же на самом-то деле? Ведь роботы давно уже живут не только в научной фантастике, но и — в цехах.

КАКИМИ МЫ ИХ СДЕЛАЛИ?
На Северском трубном заводе роботы подают в зону резания автоматического токарного станка соединительные муфты труб и убирают их оттуда. Мощные австрийские станки «Хайд» нарезают винтовую резьбу. Эти муфты на нефтепромыслах соединяют обсадные трубы, уходящие сплошной колонной к нефтяным пластам. Муфт надо очень много! От этого зависит добыча нефти. Нарезка их идет быстро. И, чтобы охладить металл, в зону резания сплошным потоком хлещет эмульсия. И сама зона закрыта стеклом.
Человеку туда соваться опасно — резание прекращается лишь на секунды. За эти секунды рука робота длинными цепкими пальцами снимает нарезанную муфту, другая рука заменяет ее. А затем, пока робот отвозит муфту на контроль и берет другое, ненарезанное, кольцо,— станок работает, нарезает резьбу. Станок не ждет — ждет робот g новой заготовкой в свальных пальцах.
Эти сдвоенные руки и есть почти весь робот. Движется он по валу. Кроме вала роботу «принадлежит» еще и ящик электроники. Все хозяйство!..
Оператор обслуживает сразу два «Хайда», выносные пульты которых поставлены рядом. Если все налажено, то в труд станков и роботов можно не вмешиваться. Следи, чтобы заготовки своевременно подавались...
У старых станков для такой же нарезки резьбы на муфтах — у краматорских — тоже есть манипуляторы, но — без электроники. Так сказать, дедушки сегодняшних роботов. Вся программа действий этих манипуляторов (их в Северском роботами и не называют!) записана на длинном валу со стальными кулачками, которые управляют «руками» и «пальцами» манипулятора.
Много тут схожего с тем, что происходит в «Хайдах». Но устройство— другое. Казалось бы, вал с кулачками — проще электроники... Ведь результат — тот же! Однако проще — не обязательно лучше. Робота из «Хайда» можно переналадить с помощью электроники на множество других операций. А краматорский манипулятор никуда больше не пристроишь. -
Конвейер собирает муфты с линии из шести краматорских станков и везет их на контроль. На столе контролеров — шаблоны для проверки качества резьбы. Специальный робот передает муфты с конвейера на контролерский стол, переворачивает, чтоб проверить резьбу с двух сторон, и возвращает на конвейер. Раньше это делали контролеры — и, следовательно, меньше муфт успевали проверить. Робот избавил их от нелегкого труда (ведь контролеры — женщины) и улучшил контроль. Не случайно последние годы Северский завод совершенно не получает рекламаций на муфты от буровиков.
История этого робота, изготовленного в Краснодарском станкостроительном объединении, любопытна. Он был приобретен случайно — его не смогли применить там, куда направил завод-изготовитель. В Северском для начала его также «забраковал» неспециалист. И два года робот лежал на складе.
Заинтересовался им молодой инженер Виктор Глазырин. Он закончил два факультета Уральского политехнического института — электротехнический и экономический. В центральную заводскую лабораторию автоматизации и механизации его направили вовсе не как специалиста по роботам. И сам он себя таким знатоком не считал. Но, узнав, что на складе лежит отвергнутый всеми робот с пятью степенями подвижности, Виктор не мог оставить его без внимания. Изучил документацию. Убедился, что робот снабжен не электроникой, с которой Виктор еще не был знаком, а известным ему, хотя и сложным, электрооборудованием.
Виктор посоветовался с инженером Андреем Черненым:
— Как думаешь — сможем мы его пустить?
Андрей разобрался в документации и согласился:
— Давай распакуем!
Теперь их было уже двое. Вот что такое умело посоветоваться...
Осторожные люди пытались их остановить:
— И чего вам не живется спокойно? Обходимся ведь без этого робота...
Поначалу робот «не пошел» — делал несколько необходимых движений и давал сбой. Инженеры поняли, что электрической «памяти» механизму все-таки не хватает — нужна электронная.
Специалисты заводской лаборатории автоматики перевели робота на электронные микросхемы, и он стал без запинки выполнять все, что от него требуется.
С этого «краснодарца» Виктор Глазырнн и стал специалистом по внедрению роботов. Дальше его уже просили — определять места для новых роботов, курировать их монтаж, установку и наладку. И теперь наблюдение за всем заводским войском роботов — 14 электронных да еще полсотни манипуляторов — ведет Глазырин, начальник группы роботизации..
Где еще трудятся северские роботы?
В трубосварочном цехе мощные роботы, имеющие вид козловых кранов, охапками перевозят шестиметровые трубы из одной ванны в другую на участке травления и очистки. Над ваннами-г вредные пары, и человеку там находиться просто невозможно. А роботу ничего — он железный... Точнее — стальной! И с точностью хороших часов, с заботливостью няньки он укладывает охапку труб в ванну, уезжает на другую работу, пока эти трубы промываются водой, щелочью или кислотой, потом возвращается за ними, поднимает, ждет, пока стечет жидкость, и везет укладывать в другую ванну. Ничего не перепутает, нигде не собьется, все помнит — и где t какая охапка лежит, и сколько ей там «отдыхать», и куда ее везти дальше. Могучие и заботливые эти роботы созданы подмосковным заводом «Электросталь» и Дегтярским опытным предприятием Союзцветметавтоматики.
А в дальнем конце того зала, возле вентиляторов, двое рабочих вместе или по очереди сидят у двух пультов и контролируют эту титаническую работу двух технологических линий.
Еще одного робота внедрили северцы в конце 1985 года на участке товаров народного потребления в листопрокатном цехе. Изготовляют там оцинкованные тазы, ведра, баки, детские ванночки. Созданный в Ростове-на-Дону, робот этот подает крышку бельевого бака под пресс, пробивающий отверстия для ручки, и дальше — на поворотный стоя автомата, закатывающего края крышки.
На обратном пути рука робота включает сжатый воздух, отделяющий от стопки заготовок еще одну крышку. Присоски робота подхватывают ее и несут под пресс.
Небольшой такой, можно сказать, уютный робот, рука которого не больше человеческой. Модная нынче форма: от робота требуется рука — из нее он и состоит! Или из двух рук... А электроника позволяет при необходимости переналадить руку на другие операции, в других условиях. Присоски этого робота вполне можно заменить «пальцами» — захватами. Движения руки можно направить не только по горизонтали, но и по вертикали. Несложно научить ее переворачивать заготовку, если возникнет в том нужда, как переворачивают заготовку роботы в «Хайдах». Возможности переналадки робота измеряются прежде всего количеством степеней подвижности. У большинства современных роботов их от четырех до шести. Некоторые советские, американские, болгарские и японские роботы имеют по семь степеней подвижности. У данного робота их пять. На Свердловском заводе транспортного машиностроения имени Я. М. Свердлова такие участки уже созданы, действуют, и люди освобождены от однообразной, утомительной и порой опасной работы.
Четыре группы различных роботов установлены здесь также на участке товаров народного потребления. Самая многочисленная группа подает под прессы чашечку мебельной петли. Нужную форму придает ей линия из пяти прессов. Пять последовательных ударов — и плоская листовая заготовка стала чашечкой. Сила ударов — немалая! Если штамп пресса «промахнется» и вместо заготовки стукнет по пальцам, вероятнее всего, пальцев больше не будет/Вот легко уязвимые руки рабочих и заменены механическими. Две параллельные линии, десять прессов — 520 деталей в час! И двое рабочих, обслуживающих прессы и роботов всего этого участка, где раньше одновременно трудились десять штамповщиков да еще наладчик.
Здесь же, на соседних прессах,— роботы совсем миниатюрные, приехавшие из Феодосии. Они приютились прямо на столе пресса, прицепились к его краешку и поочередно подают под штамп пластиночки величиной с половину школьного ластика. Штампуют серьгу мебельной петли.
А рядом на таком же прессе штампует эту серьгу немолодая женщина. Действует она пинцетом — быстро и точно. Чувствуется многолетний опыт! У крошечных же роботов опыта пока мало. Останавливаются, сбиваются, портят пластинки... Еще не закончена наладка... Но и такие — «годные необученные» — дают хорошей продукции куда больше, чем опытная работница.
Здесь также создается целый роботизированный участок. И он под контролем заместителя главного инженера завода Гензеля Николаевича Кокшарова, отвечающего за внедрение новой техники. Роботы нынче — одна из главных его забот.
Роботы на штамповке сегодня характерны для многих заводов страны. Их можно увидеть на штамповочных участках в Ленинграде, Омске, Чебоксарах, Могилеве.
В другом цехе того же свердловского завода им. Я. М. (Свердлова действует гибкая автоматическая линия — семь новеньких токарных станков с роботами, которые подают в зону резания круглые заготовки и убирают из нее обработанные детали. Объединяет все эти станки управляемая электроникой транспортно-накопительная система — новейший вид конвейера. Роботы получают из нее контейнеры с заготовками и возвращают в нее те же контейнеры с уже обработанными деталями.
Весь этот участок — семь станков, семь роботов и диспетчерский пункт с дисплеем, на котором рядами цифр отражаются все операции,— обслуживают трое-четверо рабочих. Они с помощью дисплея дают пооперационные задания всему участку, переналаживают станки, контролируют их работу и пока еще по старинке, на «салазках», уволакивают от них металлическую стружку. Эта ручная операция все еще ждет своих роботов...
На других заводах Среднего Урала роботы сегодня ведут автоматическую сварку железнодорожных гондол (Уралвагонзавод), корпусов машин (машиностроительный завод им. Калинина), различных деталей (Уралмаш), травят в кислоте печатные платы и обслуживают машину для литья, подают на сушку тарелки (Богдановичский фарфоровый завод), подают в зону резания станков с ЧПУ детали деревообрабатывающего станка «Кедр» (Уралмаш).
В Свердловске недавно испытали робот для очистки горловин конвертеров. Его сконструировали в институте Унипромедь. Задача робота — сбивать наросты металла  с горловин горячих печей-конвертеров, в которых плавят медь.
Раньше эти наросты сшибали разливочным ковшом, висящим на кране. Условия операции тяжелые — высокая температура и вредная среда. Человек не может находиться в этой атмосфере. Потому и применяли раскачивающийся ковш. А он нередко разрушал горловины печей. Теперь эту работу институт Унипромедь перекладывает на плечи машины, которая «не замечает» вредной среды, высокой температуры и действует аккуратно.

НА МЕСТЕ БУДУЩЕГО ЗАВОДА
Дегтярский завод роботов... Еще в июне 1981 года постановление правительства о внедрении в народное хозяйство манипуляторов с программным управлением (промышленных роботов) предусмотрело строительство в уральском городе Дегтярске завода роботов, предназначенных в первую очередь для цветной металлургии. Этому заводу предстоит выпускать 260 роботов в год. Не самое крупное роботостроительное предприятие, если учесть, что московский «Красный пролетарий», например, подготовился к выпуску в 1986 году пятисот роботов. (Два из них уже установлены на Свердловском заводе коммунального машиностроения.) Однако Дегтярский завод должен стать самым крупным роботостроительным предприятием в цветной металлургии, где доля ручного труда пока особенно велика, а среда, в которой проводятся ручные работы, особенно вредная.
Дегтярские роботы применят на подземной добыче руды, на ее погрузке и выгрузке, на ее дроблении и обогащении, на выплавке металла и на контроле загазованности воздуха в цехах. Предусмотрены специальные роботы для прокатки фольги на Михайловском заводе обработки цветных металлов в Нижнесергинском районе.
Однако, судя по всему, путь этих необходимейших роботов в массовое производство будет не быстрым и не коротким. Ибо пока на месте Дегтярского завода проложены лишь железнодорожные пути, автомобильное шоссе да начато строительство котельной. Зимой 1985—1986 годов на строительной площадке царило полное затишье — все глубоким снегом замело. Хотя еще в 1983 году был утвержден проект завода и в 1984 году — список первых пусковых объектов (так называемый титульный список). В 1986 году завод уже должен был выпустить 50 роботов.
Организации Главсредуралстроя, которым поручено это дело, не справляются пока со стройкой в Дегтярске. И прежде всего потому, что не хватает самих строителей. Стройку из-за этого и объявили ударной комсомольской.
В то же время сотни жителей Дегтярска, освободившихся от работы на иссякающем медном руднике, уезжают по утрам на предприятия Ревды и Свердловска. За дегтярцами приходят машины. Вечером бывших горняков спецрейсами привозят домой. Рабочих рук везде не хватает... И в самом Дегтярске лишь кажущийся их избыток — от неумелой, беспомощной организации крайне необходимого строительства, от чьего-то непонимания сложившейся обстановки и возможностей быстрого, достойного выхода из нее.
Именно этой стройке и была посвящена статья «Робот в долгом ящике», которую напечатала газета «Уральский рабочий». Горькая и справедливая публикация, показывающая, что путь роботов, как, впрочем, и путь людей, отнюдь не усыпан розами...
Для Дегтярского завода роботов заказано за рубежом оборудование. Вот-вот повезут его в Дегтярск — ведь срок был назначен давно, и не случайный срок!
Кто ответит за эту «неувязку»?..
Специалисты утверждают, что роботы подобных ошибок совершить не смогут — слишком уж это явные и грубые ошибки.

А КАК СО СПЕЦИАЛИСТАМИ?
В 1982 году, после правительственного решения о внедрении роботов, был создан в Свердловской области научно-технический совет роботизации. Предварительные подсчеты показали: к 1990 году на Среднем Урале должно быть внедрено около четырех тысяч роботов. Для того чтобы определить их место в цехах, смонтировать и обслуживать, нужны примерно две тысячи инженеров-роботизаторов и столько же рабочих — наладчиков и операторов. Поначалу соотношение вырисовывается именно такое — один к одному. В дальнейшем оно, конечно же, станет меняться. Предполагается, что в 1995 году инженеров и наладчиков будет почти в два раза меньше, чем роботов, а в двухтысячном году мы достигнем соотношения 1:3.
В Уральском политехническом институте была начата целевая подготовка инженеров-роботизаторов, В 1987 году институт даст первый — очень небольшой! — выпуск специалистов этого профиля.
Одновременно институтская лаборатория роботизации, которую создал и которой руководит доцент Марк
Александрович Гурин, начала подготовку специалистов в общественном университете — по двухгодичной программе, без отрыва от производства. Двадцать слушателей уже получили дипломы этого университета, 125 инженеров учатся в нем и готовят выпускные работы по тематике своих предприятий. То есть практически вписывают роботов в свои родные цехи.
Конечно, это немного для Среднего Урала. Тем более что в техникумах роботизаторов еще не готовят, а в профтехучилищах— только начинают. В Ревде для этого смонтирован робот-металлообработчик в производственных мастерских профтехучилища. На его наладке и обслуживании будут готовить операторов-наладчиков. Пожертвовали роботом производственным ради целей учебных — иного выхода нет...
Завод транспортного машиностроения им. Я. М. Свердлова, где роботов больше, чем на других среднеуральских предприятиях, сам готовил первых операторов. Кандидатов в учебную группу искали прежде всего среди демобилизованных солдат, особенно имевших дело с армейской электроникой. В заводской отдел технического обучения пригласили для преподавания инженеров, монтажников и наладчиков с опытом внедрения роботов. Эти специалисты сами создали учебные программы. Напряженная учеба шла два месяца и закончилась серьезным экзаменом. Лишь после этого были выданы дипломы.
Ленинград готовит около четырех тысяч роботизаторов в год. Москва — около трех тысяч. На Урал эти специалисты практически не попадают — их буквально расхватывают местные предприятия. Уралу предстоит самому позаботиться о своих роботизаторах всех рангов...
Однажды центральное радио сообщило, что общий парк роботов в странах СЭВ к 1990 году достигнет 200 тысяч. Новые роботы уже создаются совместными усилиями Советского Союза, ГДР, Болгарии, Чехословакии. В Чехословакии действует центр «Робот», где конструируют роботов,— в том числе имеющих зрение и слух.
Различные предприятия и даже целые страны СЭВ будут специализироваться на массовом выпуске роботов целевого назначения. Советский Союз преимущественно будет создавать их для металлообработки и литейного производства. Венгрия — роботов для контрольно-измерительных операций и кропотливой, точнейшей сборки в приборостроении. Чехословакия даст странам СЭВ роботов для литья под давлением и для слесарных сборочных работ. Болгарские роботы будут предназначены для окраски изделий (труд в очень вредной среде!), для сборки в машиностроении и электротехнике. Польша даст сварочных роботов, которые также трудятся на участках с сильной загазованностью. (Не случайно именно с этих сварочных участков началось общее внедрение роботов на Среднем Урале.)
Подписанная в декабре 1985 года руководителями правительств «Комплексная программа научно-технического прогресса стран — членов СЭВ до 2000 года, предусматривает создание «промышленных роботов и манипуляторов для отраслей народного хозяйства, в том числе обладающих искусственным зрением, воспринимающих речевые команды, программируемых и быстро приспособляемых к изменяющимся условиям работы».
Создан также советский межотраслевой научно-технический комплекс «Робот», который объединил несколько крупных станкостроительных заводов, академические научные институты и Украинский отраслевой НИИ станков и инструментов. Комплекс «Робот» сумеет  обеспечить и научные исследования, и опытно-конструкторские разработки, и выпуск образцов, и налаживание серийного производства. А также и подготовку кадров.
Создаются и, так сказать, чисто «сервисные» фирмы. Региональный центр по внедрению и обслуживанию роботов возник в Ташкенте. Ожидается организация подобных центров и в других районах.
Больше 130 фирм разных стран привезли своих роботов в Сокольники. Очереди на эту выставку выстраивались такие же, как на встречу с «гостившими» в Москве шедеврами мировой живописи. За час до открытия возле павильонов уже стояли люди. Приезжали сюда делегации со всех концов страны. Была и очень представительная свердловская делегация. Привезенные ею проспекты и каталоги собраны в лаборатории роботизации Уральского политехнического и позволяют студентам создать о московской выставке довольно полное представление.
Изящных роботов конструируют и в самой этой лаборатории — и ее работники и студенты. Особенно интересны модели высокоподвижных модульных роботов, созданные М. А. Гуриным. Модульные — это значит, состоящие из унифицированных узлов, модулей, которые можно использовать в различных комбинациях. Как секционную мебель... Воплощенные в металл, такие роботы вполне смогут претендовать на звание универсалов. А именно они и нужны для гибких автоматизированных производств, в которых роботам обозначена роль главенствующая. «Гибкие» — означает быстро переналаживаемые на другую продукцию — более современную, более совершенную, более необходимую.
Еще в нынешнем веке роботы станут обслуживать ядерные реакторы, исследовать морское дно, трудиться в открытом космосе. Сегодня роботы делают то, что могут и люди. Завтра роботы станут делать то, чего люди уже не могут...

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru