Рейтинг@Mail.ru
Белый медведь - Умка или Ошкуй?

1986 12 декабрь

Белый медведь - Умка или Ошкуй?

Автор: Сташкевич Леонид

читать

Человек никогда не жил в мире с крупным хищником. Их ступени развития на Великой Пирамиде Жизни вознеслись высоко, но близость друг к другу обусловила жесткую конкуренцию. В поведение крупного хищника чуть ли не генетически закладывается почтение к человеку, и, когда хищник встречает это более слабое физически существо, он не спешит воспользоваться правом сильного. Нарушение неписаного закона влекло за собой гонение на все племя — оно становилось менее многочисленным и более осторожным.
Охота на крупного зверя никогда не носила у людей массовый характер, оставаясь делом трудным и опасным. А культ зверя существовал у многих народов: для вогула, например, бурый медведь был сыном верховного божества Торума, эскимос считал белого медведя своим братом...
Для современного цивилизованного общества нет сдерживающих начал в уничтожении крупного хищника, за исключением разве что чувства долга перед будущими поколениями — за оставленное после себя наследство, за лицо Земли.
Наш рассказ — об одном из интереснейших видов крупных хищников, населяющих край ойкумены,— о белом медведе.
В последнее время о белом медведе много пишут даже те, кто видел его только за железными прутьями зоопарка или в передачах голубого экрана «В мире животных». Очень часто он предстает перед читателями в образе доброго «мишутки», как вот в этой газетной заметке, которую ее лаконичность позволяет процитировать полностью.
«К жителям чукотского поселка Иультина наведался полярный гость — большой белый медведь. Он спокойно разгуливал меж домами и выискивал, чем бы полакомиться. У столовой наконец что-то обнаружил и спокойно принялся за съестное. В последнее время белые медведи появлялись в нескольких населенных пунктах: на прииске «Красноармейский», в городе Певеке, близ поселка Эгвекинот. Полярные гости, как правило, ведут себя степенно, принимают подношения от жителей, позируют перед фотолюбителями».
Плохое это дело, когда природоохранная тема и сама любовь к Дикой Природе превращаются в моду...
У подобных выступлений есть логическое продолжение. На Чукотском побережье за последние годы распространилось лояльное отношение жителей к хищнику: его приручают, подкармливают. На мысе Шмидта одно время даже серийно выпускали «портреты» белого медведя, принимающего из рук человека банку со сгущенным молоком... Живой медвежонок бродил по улицам поселка... И вдруг на страницах районной газеты «Огни Арктики» прозвучал недоуменный голос: «Почему убили умку?» Корреспондент поведал, как это произошло: «Медвежонок, которого на мысе Шмидта знал каждый, больше не придет к человеческому жилью... Его застрелили... Днем, на глазах у множества людей, а вместе со взрослыми тут находились и дети».
Совсем другого порядка идет информация от тех, кто знаком с проблемой взаимоотношений человека с крупным хищником не понаслышке. Ее попытался объединить в статье, вышедшей в первом номере журнала «Северные просторы» Владилен Леонтьев. Что стоит одно только название статьи—«Разбойник из Красной книги»!
Белый медведь ка Чукотском побережье действительно становится частым гостем в поселках геологов, оленеводов, на охотничьей тропе. Пять лет назад в Инчоуне медведи вытащили из-подо льда восемь сетей с нерпами; в следующем году в селе Энурмино один из их собратьев вломился в жиротопный цех, разбил бочку и съел жир. Можно продолжить список действий, причиняющих беспокойство и даже материальный ущерб человеку.
Белого медведя заклеймить легко, но хорошо бы помнить, что действия его вызваны неправильным поведением самого человека. Закон сосуществования на одной территории с крупным хищником накладывает на человека сложные обязанности и ответственность. И это вопрос не сентиментальных сентенций и наивного восторга.
Несколько десятилетий назад численность белого медведя на севере Чукотки, как и по всей Арктике, резко сокращалась. Сложность контроля в условиях Арктики допускали и браконьерство, и изъятие зверя под разными предлогами. Даже сейчас, по данным окружной Госохотинспекции, незаконная добыча составляет на побережье ежегодно четыре-пять особей. На заповедном острове Врангеля труп медведицы, погибшей от огнестрельного оружия, был обнаружен в последний раз всего пять лет назад. Введение ограничений, а затем и полного запрета добычи белого медведя у нас в стране с 1956 года все-таки создали условия для сохранения вида.
Вместе с мероприятиями по охране редкого животного проводилось изучение его. Первые целенаправленные исследования проведены в нашем заповеднике в 1964 году биологами С. М. Успенским и Ф. Б. Чернявским. Эти исследования позволили выделить остров Врангеля в один из основных очагов воспроизводства белого медведя в Арктике, организовать здесь государственный заповедник.
По результатам учета берлог на островах Врангеля и Геральд за последние двадцать лет количество размножающихся самок примерно удвоилось и составляет ежегодно 250—-300 особей. Около пятисот медвежат уходят с острова вслед за своими мамашами в мартовские и апрельские солнечные дни к дымящимся разводьям,
По многолетним данным оцениваем общую численность белого медведя в арктическом бассейне Чукотского, полуострова на уровне 3500—4000 особей. Много это или мало? Сколько должно быть животных, чтобы положение с белым медведем считалось благополучным?
Однозначно ответить не удастся. Мы имеем дело с крупным хищником, у которого морское побережье входит в активную зону жизни, а там происходят не всегда приятные встречи с человеком... Оценивать количественную сторону популяции, исходя из объема пищевых ресурсов, нужно с большой осторожностью: здесь должен быть «запас прочности», иначе в трудный час хищник придет к человеку.
Как выглядит сегодня белый медведь ка заповедной земле острова Врангеля: добрым умкой, злым ошкуем? Быть может, отвечая на этот вопрос, мы легче найдем пути решения «медвежьей проблемы» Чукотского побережья.
На острове Врангеля очень часты встречи с белым медведем. В период массового вскрытия и оставления берлог мы проводим наблюдения за поведением самок.
Трудно представить, что уничтожение медведиц на берлогах могло когда-то называться охотой. Вынудить медведицу к нападению из берлоги можно лишь с большим трудом— назойливым или уж очень настойчивым поведением. И то, почти наверняка, это будет всего лишь демонстрация ее силы и гнева.
Редкий случай произошел у сотрудников заповедника Малышева и Стишова под высокими скалами мыса Уэринг. Издалека заметив людей, медведица покинула берлогу на крутом снежнике и бросилась к ним навстречу. Один из наблюдателей, отступая, упал и, не решаясь выстрелить, протянул в сторону нависшего над ним зверя карабин. Медведица выдохнула в лицо человека все свое раздражение и торопливо ушла в берлогу.
К сожалению, жители Чукотского побережья, многие из которых недавно приехали из центральных районов страны, проявляют большое беспокойство, если обнаруживают рядом с поселком берлогу.
— Что делать?! — спрашивают нас.— У села Рыркайпий медведица залегла в берлогу!..
— Вкопайте столб,— отвечаем,— в плотный снег неподалеку. Повесьте табличку: «Осторожно. Берлога белого медведя. Охраняется законом».
Насколько же человек при встрече с дикой природой привык что-то делать! А делать ничего и не надо... После полярной ночи придет солнце, растопит верхнюю часть снежного покрова и... столб с табличкой упадет; медведица с медвежатами-сеголетками в это время будет уже далеко от села Рыркайпий, во льдах Чукотского моря...
Медведица очень привязана к своим медвежатам (чаще их бывает двое), особенно в первый год жизни. Даже если медвежонок по какой-то причине гибнет, медведица остается надолго с ним. Такую трагическую картину мы наблюдали на мысе Блоссом.
Взрослые медведи часто наведываются к островитянам. В прошлом году было девятнадцать заходов в «запретную» для них зону жилья человека. В основном они идут проходом, с любопытством приглядываясь к постройкам, собакам и людям, будто припоминая что-то уже не раз виденное. Трудно представить себе в наше время белого медведя, не знакомого с человеком и плодами его деятельности. Даже на заповедной территории в тундре, на песчаных косах много железа — следы прошлой хозяйственной деятельности. На Чукотском побережье ведется промысел песца — это целые горы приманки, разложенной руками человека.
Некоторые звери проявляют настойчивость. В таких случаях, если не удается окончательно выпроводить медведя с помощью техники и стрельбы из ракетниц, применяем отлов. Первоначально попадание в просторную ловушку мало беспокоит животное. В августе минувшего года крупная медведица, которой удалось приподнять решетку и уйти из ловушки, проделывала это еще дважды, не забывая каждый раз насытиться приманкой — копальхеном. И это в то время, когда здесь же был выловлен ее двухгодовалый медвежонок...
Транспортировка белых медведей в тесной клетке — процедура для них неприятная. Хотя мы выпускаем их всего в шестидесяти километрах от места вылова на песчаной косе мыса Блоссом, но возвратов пока не наблюдалось.
И опять параллель — Чукотское побережье. Населенные пункты практически не имеют приспособлений для вылова назойливых зверей. А ведь изготовление ловушек дело очень несложное. Кто должен заниматься этим? Один заместитель председателя райисполкома признался мне: «Черт бы побрал и ловушку, и приманку... Мы до сих пор не знаем, куда списать затраты, особенно сгущенку: скормили целый ящик — никто не поверит! А медведя не поймали...»
Не с этих ли элементарных затрат под руководством районных охотоведов должно начинаться управление поведением популяции!
На острове Врангеля нередки случаи, когда зверь как бы бесцельно, мимоходом бьет стекла в пустующих полярной ночью стационарах, портит двери в балках. Поживиться ему там нечем. Нам кажется, что на такой «хулиганский» шаг более всего толкает любопытство и приобретенный где-то ранее опыт безнаказанности за свои действия.
Исключительно редки агрессивные действия белого медведя. Два года назад медведица в бухте Сомнительной разорвала трех ездовых собак, бывших на привязи, припугнула людей и бросилась к чукче Ульвелькоту. После двух ранений, нанесенных копьем, медведица ушла в торосы, где ее поджидали взрослые медвежата. В течение нескольких дней мы следили за ней, ожидая разрешения высокой инстанции на отстрел опасного зверя.
Когда-то централизовать выдачу разрешения на отстрел крупного хищника, занесенного в Красную книгу, было необходимо для пресечения браконьерства. Сейчас нет опасности, что старые арктические традиции, предписывавшие каждому полярнику иметь шкуру белого медведя, смогут быть восстановлены. Опасность в другом — восстановить жителей северного побережья против хищника, перед которым мы сами себя сделали беспомощными. Решение в необходимых случаях должно приниматься на месте представителями советских органов, разумеется, при условии оценки его специалистами и контролирующими организациями.
По поводу белого медведя нельзя ни благодушествовать, ни паниковать — одинаково не нужно. С чьей-то легкой руки массовые выходы белых медведей на сушу, скопления их в определенных местах преподносятся чуть ли не как попытки организованных, угрожающих действий его против человека.
Белый медведь — отшельник и большой индивидуалист. Единственно долговременна у него семейная группа — медведица с медвежатами. Медведи не знают «коллективных» охот.
В большом количестве они собираются у трупов моржей или кита, выброшенных морским прибоем. Мы наблюдаем одновременно до сорока особей на местах лежбищ  моржа. Осенью прошлого года около ста белых медведей собрались у трупа кита в бухте Песцовой. Нередко мигрирующие звери задерживаются на суше из-за неблагоприятной для них ледовой обстановки, когда льды отходят далеко от берега. Можно ожидать, что один из них в этих условиях проявит активность вблизи населенного пункта. Но рассматривать скопление зверей как подготовку к нападению на человека нет оснований. Очень важно в таких случаях держать группу зверей под наблюдением, но не гонять их понапрасну.
Три десятилетия понадобилось для того, чтобы исчезающий вид животного почувствовал себя прочно на арктической земле, чтобы численность его увеличилась вдвое. Это успех науки, практиков в области охраны природы, жителей северных окраин нашей страны.
Да, белый медведь — крупный и сильный хищник, способный не только на мелкое баловство, но и на опасные действия. Численность его в хозяйственных районах должна оставаться относительно невысокой. Решительные меры к «злому ошкую», вторгающемуся в человеческое жилье,— этот способ регулирования, но не буйная кампания и не охота...
Дальнейшее повышение экологической культуры людей, проживающих на Чукотском побережье, позволит избежать многих конфликтных ситуаций с «добрым и умным умкой».
Подумаем о будущем белого медведя...
Остров Врангеля.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru