Рейтинг@Mail.ru
Мой друг фантастика

1987 11 ноябрь

Этот фантастический кремнезем

Автор: Ахметов Спартак

читать

Фантастика и кремнезем. Связь между ними? Она очевидна. Кремнезем — общее название большой группы минералов и самоцветов, к которым относятся агат, аметист, аспид, гиалит, гидрофан, кварц, морион, оникс, опал, пемза, сардик, сердолик, хрусталь, яшма... Писатели-фантасты во все времена с удовольствием описывали в своих книгах кремнезем.
Навестим для начала Францию эпохи Возрождения.
Вот как описан в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» узорчатый пол языческого храма: «Тут была красная яшма с тешившими взор крапинками, офит, порфир, ликофталм, испещренный золотыми искорками, агат, там и сям отливающий неяркими отблесками молочно-белого цвета, очень светлый халцедон, зеленая яшма с красными и желтыми прожилками...» Немного далее описаны семь колонн, украшавших храм. Судите сами, насколько богаты жрецы, если колонны выточены из сапфира, гиацинта, анахитского алмаза, изумруда, а одна — из агата. Храм украшали также опаловые и хрустальные лампы, вазы, своды. Вот сколько кремнеземов!
Переберемся в XVII век.
Храмы в «Городе Солнца» Кампанеллы выполняют не религиозные, а познавательные функции. На их стенах изображены математические фигуры, звезды, географические карты, алфавиты, деревья и травы. «На внутренней стороне стены второго круга можно видеть как изображения, так и настоящие куски драгоценных и простых всякого рода камней, минералов, металлов, с пояснениями при каждом в двух стихах». Так сказать, наглядное обучение!
В романе Бэкона «Новая Атлантида» описана богатая повозка некоего загадочного мудреца: «Повозка была сделана из кедрового дереза, украшенного позолотой и хрусталем; в передок ее были вделаны плиты из сапфиров в золотой оправе, а позади — такие же плиты из изумрудов перуанского цвета». Хрусталь, т. е. кварц, в хорошем соседстве: изумруды и сапфиры! Несколькими страницами дальше Бэкон описывает достижения утопической науки. Оказывается, в Новой Атлантиде получают хрусталь не только из известных веществ, но также из металлов, приведенных в стеклообразное состояние. Предсказания писателя не могут не вызвать удивления. Ведь одним из современных методов получения новых соединений является предварительное приведение их в стеклообразное состояние, а для синтеза аметиста и дымчатого кварца применяются такие металлы, как железо и алюминий.
Наша машина времени продолжает двигаться и плавно въезжает в 1759 год, когда в Женеве появилась книга Вольтера «Кандид». В поисках истины путешественники попадают в легендарную страну Эльдорадо, где детишки играют на улицах изумрудами и рубинами, самородками золота. Обеды здесь изобильны и подаются на блюдах из горного хрусталя. Что и говорить, вкус эльдорадцев экзотичен!
Французский писатель Теофиль Готье (1811— 1872) любил и изучал историю Древнего Египта. Мы вполне можем положиться на его сведения о драгоценных камнях, хотя они и приведены в полуфантастическом-полуисторическом «Романе мумии». Перечислим некоторые изделия, окружающие фараона и его семью: «агатовый сосуд с черным порошком антимония» для наведения теней на веки; «бусы из золота, ляпис-лазури и сердолика »; «широкий нагрудник, составленный из нескольких рядов эмали, золотых бус, сердоликовых зерен, чеканного золота рыб и ящериц». А вот сокровища фараона, запертые в каменном сейфе: «слитки драгоценных металлов, золотые и серебряные венцы, нагрудники и браслеты с эмалью, серьги, сияющие, как диск бога Муи, ожерелья из семи рядов бус из сердолика, синего камня, красной яшмы, жемчуга, агата, сардоникса и оникса». Из этих перечней отметим, что самым популярным камнем в Египте был красный халцедон — сердолик.
Любил и понимал самоцветы Оскар Уайльд. В его романе «Портрет Дориана Грея» приводится свидетельство великого алхимика Пьера де Бонифаса о магических свойствах некоторых камней: «Алмаз может сделать человека невидимым, а индийский агат одаряет его красноречием. Сердолик утишает гнев, гиацинт наводит сон, аметист рассеивает винные пары. Гранат изгоняет из человека бесов, а от аквамарина бледнеет луна».
Машину времени, как известно, придумал Герберт Уэллс. Нас интересует его рассказ «Хрустальное яйцо». Мистер Кэйв, хозяин хрустального эллипсоида, однажды заметил в нем какое-то непонятное свечение и, приноровившись, стал наблюдать летающих ангелов, величественные дворцы, странных насекомых.. Неизвестная земля освещалась двумя лунами, и герой рассказа предположил, что «хрустальное яйцо могло быть послано с Марса (вероятнее всего в незапамятные времена), когда марсиане захотели поближе познакомиться с нашими земными делами».
Двигаясь в пространстве и во времени, мы оказались в Сибири 1922 года. Вот как описывает Вивиан Итин, автор первой советской утопии «Страна Гонгури», сад будущего: «Гипертрофированные розовые кусты, странные декоративные растения, пальмы и бананы с листьями-гигантами, аллеи, вымощенные плитами темного топаза, удивительные фонтаны...» Темным топазом, раухтопазом («раух» — дым) в Сибири и на Урале называли дымчатый кварц.
Ну вот, мы добрались до 1930 года, когда В. Маяковский изобрел свою машину времени. Она состоит из планок платины и хрусталя, из лучевых сплетений. Принцип действия заключается в том, что хрустальными линейками отмеряется куб необходимого пространства, который затем отсекается от всех тяжестей с помощью странноватого рычажка. И все, можно ехать в будущее. Пересядем же в машину времени из драмы «Баня» и перенесемся в Америку, где живет Айзек Азимов.
У Азимова драгоценные камни поют: «Он повернул колокольчик, осторожно его придержав. Потом отпустил и слегка ударил по нему широким концом костяной ложки. Казалось, где-то вдали запели миллионы арф. Пение нарастало, затихало и возвращалось снова. Оно звучало в мозгу у слушателя, небывало сладостное, и грустное, и трепетное». Так в рассказе «Поющий колокольчик» описано драгоценное свойство камня, обнаруженного на Луне. Азимов утверждает, что колокольчики — это всего-навсего затвердевшие под большим давлением полые кусочки пемзы, в которых  свободно перекатываются камешки. В нашем реальном мире пемзой называют стекловатую вулканическию породу, почти на три четверти состоящую из кремнезема.
Выдающийся советский писатель-фантаст И. Ефремов был также палеонтологом и геологом. Минералогические описания у него профессиональны и интересны — чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть хотя бы в рассказ «Обсерватория Нур-и-Дешт»:
«В прозрачной воде среди черных и серых галек изредка выделялись разноцветные, сглаженные водой кусочки опала и халцедона. Охота за красивыми камнями увлекла нас обоих, и, только когда ноги совсем окоченели, мы вышли на берег и стали греться на теплых камнях, занимаясь разборкой добычи.
— Красный кладите сюда, Таня. Это сердолик — очень ценившийся в древности камень, якобы обладавший целебной силой.
— Красных больше всего. А вот смотрите, какая прелесть! — воскликнула девушка.— Это вы нашли? Прозрачный и переливается, как жемчуг.
— Гиалит, самый ценный сорт опала. Можете сделать из него брошку.
— Я не люблю брошек, колец, серег — ничего, кроме браслетов. Но если вы подарите мне его просто так... спасибо... А зачем вы взяли эти три камня— мутные, нехорошие?
— Что вы, Таня! Разве можно так порочить самую лучшую мою находку? Смотрите.— И я погрузил невзрачную белую гальку в воду. Камень сделался прозрачным и заиграл голубоватыми переливами.
— Как красиво! — изумилась девушка.
— Ага, некрасивый камень оказался волшебным! Это гидрофан, иначе называемый «око мира». Он сильно пористый и поэтому в сухом состоянии непрозрачен. Как только поры заполняются водой, он делается прозрачным и очень красивым. Это все разновидности кварца; их еще много сортов различных оттенков, ценности и красоты».
Цитата длинновата, но мы обеднили бы красоту гиалита и гидрофана, сердолика и халцедона, если бы рассказали о них словами энциклопедического словаря. Добавим только, что «гиалос» по-гречески означает стекло, а слово «гидрофан» состоит из «гидрос» — вода и «фанерос» — видимый, явный. Древние греки были точны в названиях минералов.
Важную роль в завязке романа Е. Парнова «Ларец Марии Медичи» играет аметистовый перстень,  переливающийся тяжелым лиловым цветом. «На внутренней стороне его было вырезано имя «Гвидо». Люсин вытащил перстень и, прищурившись, поглядел на свет; Фиолетовые изломанные огни закружились в калейдоскопической разгранке. Перстень был явно мужской». Ниточка от него повела к подводному вулкану, который погубил и островок Гвидо, а вместе с ним скрыл и тайну ларца Медичи.
В 1979 году на русском языке вышел роман болгарского фантаста П. Бобева «Опалы Нефертити». Вот выдержка из него: «Они оцепенели у входа. Если бы они не видели всего этого своими глазами, они никогда бы не поверили, что может существовать такое богатство, собранное в одном месте, такие огромные опалы. Перед ними словно раскрылся волшебный жар, который мерцал черными огоньками, обжигал ледяным пламенем, слепил, сводил с ума...»
Все. Мы проехали на машине времени почти пять веков и оказались в настоящем, когда кремнезем не ищут в гробнице фараона, а выращивают искусственно.
Фантастика воспела кремнеземы, но и они не остались в долгу перед фантастами. Вообразите осколок обсидиана, вызывающий в памяти наконечники копий наших пращуров. Обвивая его, взметнулись ввысь причудливо изогнутые и переплетенные ленты из ювелирного сплава. Ленты истончаются, превращаются в трассирующий след космического корабля, который завершает первый виток вокруг планеты— идеально отполированного кристалла кварца-волосатика.
Мы описали «Аэлиту» — ежегодную премию Союза писателей РСФСР и журнала «Уральский следопыт»...

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru