Рейтинг@Mail.ru
Старые лицевые книги

1987 11 ноябрь

Старые лицевые книги

Автор: Байдин Виктор

читать

В низкой витрине музея книги Уральского университета лежат рукописные книги, украшенные множеством красочных иллюстраций-миниатюр. Такие рукописи в старину называли «лицевыми», а помещенные в них рисунки — «лицами». Одни «лица» нарисованы и раскрашены в традициях древнерусского искусства, в других — явно ощущается влияние нового времени.
Вот, например, крошечные, размером в два спичечных коробка «Святцы» (древнерусский календарь), где изображены необычные для подобной рукописи соответствующие каждому месяцу знаки Зодиака. Рисунки эти — может быть, чуть-чуть наивные — поражают точностью исполнения, красочностью, непосредственностью восприятия мира неизвестным художником. Вместо традиционного Стрельца-кентавра с луком в руках нарисован охотник с собакой, целящийся из ружья в сидящую на дереве птицу, а в образе Девы — крестьянская девушка с сердцем в руках.
Одним из излюбленных сюжетов иллюстраторов старинных рукописей была фигура пишущего или читающего книжника. Книги — «се бо суть реки, наполняюще вселенную», сказано еще в «Повести временных лет», древнейшем русском летописном своде. И это уважение к книге, даже преклонение перед ней народ пронес через века.
Русские люди, переселяясь в XVI—XVIII веках на Урал, вместе с самыми необходимыми вещами брали с собой в тысячеверстный путь книги. Некоторые даже бежали сюда, «пократчи книг». Именно поэтому археографические экспедиции, регулярно проводящиеся историческим факультетом Уральского университета имени А. М. Горького с 1974 года, находят в городах, селах и деревнях края фолианты, созданные Иваном Федоровым, дофедоровские «анонимные» русские издания, рукописи XVI века. Только сезон 1986 года принес более двухсот находок, среди которых четыре книги Ивана Федорова. А всего за тридцать лет в древлехранилище университета поступило около трех тысяч рукописей и старопечатных книг.
Гордостью университетского собрания, наряду с редкими, уникальными книгами, являются открытые в последние годы оригинальные произведения, созданные в среде уральского горнозаводского населения и крестьянства в XVIII — XIX веках. Они обычно не имеют красивых деревянных, обтянутых узорной кожей переплетов, изящных металлических застежек и художественных заставок, инициалов, концовок в тексте. Бумага разного качества, иногда очень плохая, чуть ли не оберточная. Разноцветные чернила, а то и просто карандаши. Не всегда грамотный текст. Некоторые листы утеряны. Переплеты бумажные, картинные, или их вообще нет. Но эти невзрачные на первый взгляд рукописи воистину «томов премногих тяжелей». У них была долгая и трудная жизнь, а отразили они чувства, мысли, чаяния самого низшего социального слоя русского общества. Теперь мы знаем имена некоторых из авторов этих произведений, их бурные биографии. Здесь и руководитель выступлений крестьянства Зауралья против официальной церкви на протяжении более полувека Мирон Галанин, и беглый холоп Михаил, и крепостной крестьянин графов Шереметевых, житель Нижнетагильского завода маляр (художник) Тимофей Заверткин, и другие.
...На одной из иллюстраций изображен «Титулярник» — справочник по дипломатии. Рукопись привлекает внимание красивым, похожим на вязь скорописным почерком. Несмотря на декоративность исполнения, текст в общем-то легко читается. (Чтение обычной, «писарской» скорописи XVII века требует специальной подготовки.) Об этой книге существует интересная легенда. По преданию, она принадлежала «царскому секретарю» Игнатию Воронцову, который, поссорившись с императором Петром I, бежал к старообрядцам на Урал и умер в деревне Таватуй близ Свердловска.
Изучение записей на «Титулярнике» и поиски в архивах позволили установить истину. На самом деле рукопись была создана в конце семидесятых годов XVII века при Тобольской приказной избе, вероятно, в связи с русским посольством Николая Снафария в Китае, в результате которого были установлены дипломатические и торговые отношения между великими странами. В XVIII веке она принадлежала архимандриту одного из тюменских монастырей, потом тюменскому мещанину, и лишь в следующем столетии попала к уральским крестьянам. Игнатий, только не Воронцов, а Воронков, оказался лицом историческим. Правда, был он не «царским секретарем», а донским казаком, участником восстания под руководством Кондратия Булавина, затем посланцем от булавинцев, ушедших после разгрома восстания в предгорья Кавказа, на Дон. Там «беглый казак Воронков» был схвачен властями и сослан в Тобольск, а впоследствии переведен в строящийся Екатеринбург.
Находки археографических экспедиций и фонды отдела редких книг научной библиотеки (основу фонда составила библиотека Царскосельского лицея, переданная Уральскому университету по указанию В. И. Ленина) позволили создать в университете один из немногих в России музей книги. Экспозиция музея рассказывает об истории книги с конца X V века до первых лет Советской власти.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru