Рейтинг@Mail.ru
Краеведческая копилка

1988 04 апрель

Предки наших кораблей

Авторы: Цейсслер Эдвард,  Максимцов Владимир

читать

После присоединения к России Западной Сибири начинает усиленно развиваться речное судоходство» Волго-Камскую и Обь-Иртышскую водные системы соединили притоки великих рек. Правда, не все притоки были пригодны для судоходства, кое-где на водоразделах грузы перетаскивались волоком, но транспортная связь с Сибирью была.
Наиболее удобным был путь с Вишеры на Лозьву и Тавду. Ежегодно по нему сплавлялись десятки тысяч пудов различных грузов под присмотром земских целовальников С ними обязательно плыли рабочие-плотники, они занимались постройкой судов.
На Лозьвинской верфи-плотбище строили два типа судов — струги и дощаники. Для основания струга брали чаще всего липу. Ствол выдалбливали. Получалась так называемая струговая труба. Для окончательной отделки корпуса внутри его устанавливали еловые округи, или ребра, шпангоуты. По бортам нашивали доски в несколько поясов.
Длина обычного струга была 16—20 метров, ширина два-три метра. Осадка не превышала одного метра. На суднах полагалось иметь одно кормовое весло, или кормило, и от шести до 20 пар загребных весел.
Дощаники — суда плоскодонные. Строили их разных размеров. Большое судно, длиной до 20 метров и более, так и называлось дощаником, меньшее по размерам — насадом, а еще меньше — кладной лодкой.
Кроме этих судов на Лозьве строили лодки специального назначения — завозни и паузки. Завозня, до шести метров длиной, была с рассохою (шест с развилкой) с кормы к носу; По ней ходил канат от завозного якоря.
Паузок — мелководное судно. Он служил для перегрузки клади с больших судов на мелководье.
Дощаник мог везти 200 тонн груза, насад — около 60, а кладная лодка — три-восемь тонн. Большие суда использовались только в один конец — в нижнюю путину. После этого суда шли на слом. Они отличались грубой постройкой. Крепились только отдельные части обшивки. И использовались для этого деревянные гвозди и деревянный же набор шипов.
Суда, предназначенные для повторного плавания, были более прочными. Для их крепления применялись железные гвозди и скобы.
Особую роль в судоходстве тех лот играли все-таки струги. Из них состояла флотилия Ермака. На них ходили за Урал царские воеводы основавшие первое русские крепости. Они были самыми подходящими судами для перевозки грузов.
На суда ставили паруса только при попутном ветре. Помогало передвигаться течение реки. Использовали также шесты и весла! Когда шли против Течения, гребцы и рабочие выходили на берег и тянули суда лямкой. Если же берегом невозможно было пройти, судно передвигалось с помощью завозных якорей. Для этого якорь закладывали впереди Судна и вытягивали к нему судно. Таким образом, хоть и медленно, но оно двигалось против течения.
В 1597 году началась Прокладка нового пути в Сибирь — Бабиновой дороги. Основали здесь город Верхотурье. Бабинову дорогу, сухопутную, которой можно было пользоваться почти круглый год, объявили правительственным трактом взамен отмененного водного «тракта» по Лозьве и Тавде.

Подпольная типография

Был когда-то в Чебаркульском районе Мариинский золотой прииск, Принадлежал он братьям Покровским. В 1896 Году управляющим на прииске стал профессиональный революционер Н. Н. Кудрин. Собрав вокруг себя бежавших из ссылок и тюрем революционеров, он организовал кружок социал-демократического направления. Бывая по делам в Челябинске, сумел установить связь с кружком Балашова.
В Челябинске, на совещании представителей Златоуста, Перми, Екатеринбурга, Троицка, Уфы и Кунгура и было решено организовать на Южном Урале подпольную типографию. Так как Кудрин имел большой дом, стоящий в некотором отдалении от поселка, типографию решили устроить у него, в комнате, где хранилось золото (вход в нее посторонним был запрещен).
Печатный станок изготовила на Златоустовском заводе мастер А. Тютев и ученик Екатеринбургского горного училища Ф. Сыромолотов. Шрифт, бумагу и типографскую краску Кудрин достал в типографии своих хозяев - братьев Покровских. К середине 1897 года типография была оснащена всем необходимым, осенью выпустила первые листовки. Рабочие Златоуста требовали восьмичасового рабочего дня. Требования были удовлетворены.
Летом 1898 года в типографии скрывалась от царских ищеек революционерка Мария Эссен. Она привезла
из Самары рукопись сборника «Пролетарская борьба», который хотела иайечатать.
«Днем работа в конторе, на фабрике, в шахте, а ночью опять и опять набор, корректура, выправка и т. д. изо дня в день»,— вспоминал об этом периоде Н. Н. Кудрин. Работа в подпольной типографий начиналась ночью, когда рабочий люд прииска крепко спал. Растирали на зеркалах типографскую краску, набирали текст, корректировали и исправляли ошибки. Вручную делали около 600 оттисков, которые успевали просушить и к утру спрятать.
«В Типографии мы работали без передышки белее двух месяцев,— писала М. М» Эсоей,— Мы все трое (третьим был М. Г. Домепов) так набили себе руки, что потом я за границей несколько месяцев работала в типографии «Искры»,
Но допечатать сборник здесь до конца не удалось. Владельцы прииска что-то заподозрили а уволили Кудрина. Революционер становится  компаньоном золотопромышленника Часовникова на прииске в Верхних Карасях. Оборудование типографии тайно перевезли в новый дом, снятый Кудриным для жилья. Печатанье сборника возобновилось
Летом 1899 года М. М. Эссен отвезла 500 экземпляров сборника в Петербург и вскоре была арестована. Взяли и Николая Николаевича Кудрина. Оба были сосланы на пять лет: Эссен — в Якутию, а Кудрин - в Восточную Сибирь. Встретились они за границей, в Женеве.
Материалы о Николае Николаевиче Кудрине и подпольной типографии хранятся в краёведческом музее города Чебаркуля.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru