Рейтинг@Mail.ru
Ты+Я

1988 06 июнь

Ты+Я

Авторы: Барвиш Белла,  Сергеева Людмила,  Нохрин Сергей

читать

«Я хотел бы иметь чуткую, женственную подругу. Хотел бы, да «бы» мешает... Умный человек сказал: «Мужеподобная женщина так же убога, как женоподобный мужчина». Этим все сказано. Нынче женственность не в моде. Многие девушки курят, сквернословят — смотреть противно. Если случится со мной такое несчастье и я женюсь, то моя жена ни пить, ни курить не будет».
«Не хочу, чтобы моя будущая жена походила на девушек, каких часто вижу на дискотеке. Надоели пустоголовые девчонки, хвастающие своей «свободой», золотыми серьгами и фирменными задами! Ведут себя развязно, могут даже на дискотеку прийти выпивши... О такой жене, думаю, никто не мечтает. Так, время провести еще можно».
«Мне пока трудно выделить какие-то черты характера, которые привлекли бы в окружающих меня мальчиках. Мои идеалы — герои книг: Павел Корчагин, Олег Кошевой... Я ищу их черты вокруг, ищу открытость, чистоту помыслов, ясность целей — и не нахожу. Мне кажется, что и во всем в жизни это были красивые люди, все у них было не так, как у сегодняшних юношей. Не могу представить, чтобы кто-нибудь из них мог сказать другу: «Пошел к черту» или назвать знакомую — «старуха».
«Нынче юношей-рыцарей нет, а есть юноши-хамы. Какой-нибудь пошляк отпускает тебе вслед мерзкие шуточки, а друзья-приятели давятся от хохота. Им нравится, когда унижают девушку. А есть ли среди них не такие — другие? Вряд ли».
«Идет по улице девушка — красавица, залюбуешься. А на дискотеке ее же увидишь — чудо-юдо какое-то: дымит, как паровоз, сквернословит хуже пьяного мужика, хохочет дико... Неужели не понимает, что она отвратительна? Вот и мечтай после этого о будущей жене. На Марс, что ли, за нею отправляться?»
...А вам не кажется, что два последних корреспондента прямо созданы друг для друга? Как больно ранит их души грубость, хамство, распущенность. Создай эти двое в будущем семью — яростно и дружно будут они бороться против того, что претит им.
Но... сначала им надо встретиться. Где? Да на той же дискотеке... Вот наш герой стоит в группе приятелей. Героиня поднимается на крыльцо Дворца культуры. В группе приятелей есть, конечно, заводила. Лидер именно на этот случай жизни. Дискотечный лидер, потому что в иных обстоятельствах он будет ничто, ноль без палочки. Родила дискотека таких доморощенных пошляков, которые ради желания выделиться, утвердить себя на время, не пощадят и собственную сестру. И заводила этот старается вовсю. Чем грубее, забористее — тем громче хохот приятелей.
Наш герой в душе этого заводилу презирает. Но он — как все. Все смеются — и он, как все.
А что же героиня?.. Нет, она не заплачет на виду у всех. И даже не помчится сломя голову домой. Она подойдет к приятельнице и попросит... сигарету. Курить ей не хочется, ей бы криком закричать от унижения и обиды, а она демонстративно запихнет в рот сигарету и будет дымить. Как все... И громко, вызывающе смеяться. И, мстя за унижение, произнесет такое, от чего у самой перехватит дыхание. Она тоже — как все.
И в памяти героя и героини въедливой горечью останется не собственное поведение, а чужое. Они встретились и... не узнали друг друга. Обидно?
Мир же устроен так, что рано или поздно все заводят семьи. Даже лидер с ничтожной душонкой однажды не будет одержим желанием выделиться, а захочет понравиться девушке. Сыграет в доброго, славного парня. И кто-то поверит ему, безоговорочно и счастливо, как в чудо — ах, как ей повезло, будет радоваться она, пока... Остальное можно предположить.
Да и для героя нашего не понадобится особо хитроумной ловушки. Опустила девчонка скромно глаза — он и готов. Оказывается, еще не повымерли женственные и милые девушки, и на его долю выпал идеал!.. А за глазками-то душа есть— какая она?
Нетрудно притвориться кем угодно, В нужный момент некоторые люди скроят себе душу, как платье на заказ. Только надолго не хватит — всю жизнь нельзя притворяться.
Что же делать? Как узнать и понять родственную душу? Если ты действительно герой, а не балаганный остряк,— ты отыщешь свой идеал.
Хочешь доброты? Не прячь свою собственную... Не стыдись ее, как порока. Не прикрывай своим ли, чужим ли цинизмом. Хочешь, чтобы спутница была не куклой, а человеком,— докажи, что ты сам мужественен и добр. Сколько мужества нужно, чтобы оборвать пошляка, вступиться за девушку, не знаешь? Не пробовал?
Проверь, попробуй...
Земля так велика, что в лабиринте ее дорог легко разминуться, легко пройти мимо своей судьбы. Но вот Его и Ее дороги не разминулись. Что же привело их друг к другу?
Любая счастливая пара ответит одинаково —любовь!.. А характеристики, которые они дадут один другому, будут сплошь именами существительными. Красота, нежность, веселый характера—это о ней. Ум, сила, надежность — это о нем.
«В мужчине главное — прямота, честность, деловитость. Не терплю пустословов: сказал — значит выполни. Ценю в мужчине самокритичность. Если сделал неверный шаг — найди силы исправить. Мне нравятся такие парни. А что нравится в женщине— наверное, доброта».
«Хочу, чтобы моя будущая жена была красивая и верная. Чтобы умела приготовить яичницу и заварить чай. А если серьезно — мечтаю о простой и доброй, а не о какой-нибудь эмансипированной».
«Я представляю примерно так. Чтобы мы с ней находили общий язык. Чтобы она была отзывчивым человеком. Умела бы готовить и стирать; была грамотной, играла бы па каком-нибудь музыкальном инструменте и научила этому детей. Главное, чтобы несла вместе со мной ответственность по отношению к нашим детям. Не согласен, что сейчас нет хороших девушек. Просто в наше время почему-то не Принято показывать хорошие черты. Кто в этом виноват, не знаю».
«Моя жена, как и я, будет жить в деревне. У нас будет свой дом, хозяйство: корова, куры, огород. Для этого она должна быть трудолюбивая, и детей своих мы будем приучать к труду. Хорошо бы — нашлась не скандальная. Но ссориться я с ней буду, гладко ничего не бывает. Станет очень выступать — побью».
«Мужчина должен быть добрым, хозяйственным. Он должен помогать мне воспитывать детей. А если не помогает —значит, не любит, не жалеет».
«Своего будущего мужа представляю непьющим, некурящим, добрым, смелым, симпатичным, чтобы всегда помогал мне в трудную минуту. Но боюсь, что такого не встречу».
«...Добрым и умным. Словом, настоящим мужчиной».
«Только бы не пил! В остальном я сама воспитаю какого надо для моей семьи».
«Хочу, чтобы мой муж был хорошим, добрым человеком. Чтобы его уважали люди. Чтобы у нас была дружная и спортивная семья. Я мечтаю, чтобы детей он воспитывал сам (с моей помощью), но в семье имело бы вес мужское слово. О таком муже мечтает каждая девчонка, но, говорят, таких нет. Я надеюсь: один из ста или даже тысячи для меня найдется. Я вообще-то везучая».
«...Чтобы был добрый, искренний, честный. Любил детей всех, а не только своих. Чтобы всегда чувствовал себя уверенно, никого не боялся; чтобы был веселый, но не хвастун, чтобы был ласков со мною и детьми и ненавидел спиртное».
«Своего будущего мужа представляю человеком, уважающим других людей и требовательным в первую очередь к себе. Чтобы он умел в каких-то случаях уступить, успокоить, помочь».
«Хотела бы, чтобы он был высокого роста, пусть даже не очень симпатичный. Конечно, не пьющий. Курят сейчас почти все, так что некурящего не найти. Чтобы он чем-то увлекался — спортом, например. Чтобы был аккуратным и детей приучал к аккуратности. А главное, чтобы был добрый. Найду ли я такого — вот вопрос!»
...Вы заметили, что одно качество, как ни разнообразны требования, называется неизменно — доброта?.. Из двухсот анкет разве что в двадцати нет впрямую таких слов: «добрый», «добрая», но и авторы анкет-исключений не отрицают это качество. Например, такой предельно краткий, симпатичный ответ: «Жена должна быть любимой. Всё.». А если бы стал расшифровывать — наверно, тоже не забыл бы доброту. И уж конечно, она прямо на поверхности в другом, простодушном и насквозь «практическом» ответе: «Моя будущая жена будет работать в столовой. Может, потом передумаю, а сейчас есть все время хочется...».
Доброта — как запах цветов: в руки не возьмешь, на язык не попробуешь, а как чувствуешь! Добрый — это умеющий сопереживать, не способный на жестокость, на обиду, душевно щедрый. Ведь никто же не вспомнил о щедрости денежной, о деньгах... Может, жизнь и внесет определенные корректировки в эти мечты. Но сегодня истинная доброта фигурирует как главное человеческое (дефицитное?..) качество.
«Жизнь просит доброты. Простой доброты — помочь, пройти с фонарем сквозь ночь. Не выругаться, не пнуть. А тем, кому хочется пить воды,— из ковша зачерпнуть. А тем, кому хочется жить,— доброе утро шепнуть...»
Неумирающей оказалась потребность в такой доброте.
«Неправда!.. Не по душе, а по личику выбирают. И на красивых всегда больше обращают внимания! Что бы там ни говорили, а мы, девчонки, это знаем».
Ну, вот — как крик... «Красивая и смелая дорогу перешла». Посторонись, все прочие — некрасивые, застенчивые, сдержанные, невеселые, замкнутые, слабые, нечего вам мечтать о счастье!
Это одно мнение. А есть и другое.
«Какую хотел бы жену — я еще не придумал, а за десять минут и не придумаешь. Да и что толку? Любая девчонка может показаться красивой, ласковой, отзывчивой, а женишься — и взвоешь... Может, лучше вообще не жениться,. Лично я буду думать, какая мне нужна жена, когда отслужу в армии. Научусь разбираться в людях — тогда уж меня не проведешь».
Слыхали, девочки? Парни-то тоже не все лыком шиты.
...Две женщины встретились. Бывшие одноклассницы. Одна слыла в школе самой «некрасивой». Двадцать лет прошло... Уж осень стучится в двери, а она — как Веснянка! И косметики на лице ни грамма, и прическа более чем скромна, но глаза — как два ручья под солнцем.
— Светка, ты что же все краше становишься? Секрет есть?
— О-ой... скажешь тоже! Ты бы вчера меня видела, я вчера ломовой лошадью была — белья гору перестирала, перегладила, спать легла в два ночи. Хватает хлопот... У меня же четверо — две девочки и мальчик.
— А четвертый-то кто?
— Как кто? Муж!..
— Все двадцать лет так же любишь?
— Слушай, даже в девчонках его черты, характер, привычки...
— Вот так! А говорят: быт убивает любовь.
— Заходи, посмотришь, как мы управляемся...
И она ушла, прямая, как струнка, высоко подняв голову и не пряча глаза от прохожих. А зачем их прятать, когда душе тепло и уютно, словно у большого костра. И какая разница — весна на дворе или осень.
...Примерная ученица мучительно подбирает слова. Характеристику Наташи Ростовой по учебнику она не
выучила, хотя «Войну и мир» со свойственной ей добросовестностью читала: не без удовольствия — про мир и с усилием, пропуская страницы,— про войну. Но выражать собственные мысли она не приучена, опасается, что они не совпадут с тем, что сказано в учебнике. А потому мучается и, по выражению учительницы, мямлит.
Наконец учительница не выдерживает и раздраженно прерывает:
— Призналась бы сразу, что в учебник не заглядывала. С кого берешь пример?! — Презрительный жест в сторону последней парты.— С этих вертихвосток? Так они замуж выскочат, им литература ни к чему, «Чтоб детей иметь, кому ума не доставало?..» А у тебя жизнь впереди!
Класс равнодушно безмолвствует. Никому в голову не приходит возразить, что Наташа Ростова тоже «выскочила» замуж и автор отнесся к этому весьма одобрительно. То, что происходит ежедневно, никого не способно удивить, возмутить. Всем ясно, что «жизнь впереди» — это учеба в институте, интересная работа. А семья — удел неспособных и лентяек.
Сегодня в это верится с трудом, но было... Еще два поколения назад никто не писал, каким ему представляется спутник жизни. Тема была запретная. Завила десятиклассница челку — возмездие следовало тут же: «Если нет ничего в голове, остается украсить голову. Или тебе уже все равно — одни глупости в голове? Замуж мечтаешь?»
Сегодня, выслушав такое, пусть не по поводу невинной челки, а по поводу накрашенных ресниц, десятиклассница не бросится рысью в туалет смывать постыдное подозрение. А тогда бегали... Конечно, помнили Пушкина: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей». Но Пушкин — давно и далеко, а учителя — рядом и сейчас...
На уроках труда девочки усердно изучали, токарное и слесарное дело, автодело. Зачастую делали успехи, которыми можно было пристыдить мальчиков. Все были равны, и со всех требовали одинаково. Слабого пола не существовало.
У всякого времени свои законы. Страна переживала первые десятилетия после разрушительной войны. Женщины садились в кабины тракторов, спускались в шахты. Надо было поднимать страну. Семья отступила на второй план. И у всякого времени находились приверженцы, не знающие меры. В учителях тогда были женщины, которых война лишила возможности создать семью. Самим себе, а потом и ученицам своим, они пытались внушить, что семья — отнюдь не существенное в жизни человека.
Добрые папы и мамы, возвратясь с родительских собраний, где их учили, к чему и как готовить дочек, прогоняли их из кухни: «Успеешь еще у плиты настояться, дело нехитрое... Учись, к настоящему делу готовься».
Потом спохватились. Социологи и сатирики забили тревогу: рушится ячейка общества — семья, участились разводы из-за неумения жены вести хозяйство, нежелания заниматься собственными детьми.
Разводились, конечно, не все. Большинство переламывали себя, постигали «нехитрую» науку, которая оказывалась посложнее и похитрее серьезных наук. Только вот беда: иные до сих пор, уже и детей вырастив, и внуков вынянчив, считают себя разнесчастными людьми: не к такой жизни они себя готовили, вернее, их готовили, а значит, принесли они себя в жертву унылой прозе жизни...
«В прошлом веке женщине-дворянке ничего другого не оставалось, как принести себя в жертву семье. Для нынешней, получившей образование за счет государства, интеллигентной женщины — это преступление!» — такую гневную отповедь произнесла учительница, когда одна из учениц, прочитав повести Гарина-Михайловского «Детство Тёмы» и «Гимназисты», осмелилась предположить вслух, что призвание женщины — растить и воспитывать детей.
Так думали не только в школе. Если женщина вынуждена была неделю просидеть дома с больным ребенком, ей без обиняков говорили, что она человек непорядочный, пусть не преступница, но предательница по отношению к коллективу, к делу, к обществу.
Сегодня такое вслух произнести никто не посмеет. Иное время, иные взгляды. Нынче во многих школах с гордостью демонстрируют не только фартуки, но а праздничные платья, сшитые девочками; и немало домов, где дочери готовят на всю семью. И если вчерашний школьник сегодня требует развода из-за того, что жена не желает готовить — в это еще можно поверить; а вот в то, что не умеет... Это уж значит, что она систематически сбегала с уроков домоводства.
Впрочем, идеализировать пока рано!
Помните песню: «Дочери, дочери, взрослые дочери, холим мы вас, как детей. Только бы жили вы, взрослые дочери, лучше своих матерей». И холят, и оберегают от тарелок, полов, кастрюль, грязных носков... На уроках труда с первого по третий класс работают с картоном, пластилином, природным материалом — развивают творческое начало в ребенке. Наконец в четвертом классе...
Прибегает к соседке девочка с радостным известием:
— Сегодня на уроке труда мы будем учиться готовить бутерброды!
— Что?.. Учиться? А разве ты не умеешь?
— Не-а,— беззаботно отвечает та.
— А если мамы дома нет, а тебе очень хочется есть, кто тебе делает бутерброд?
— Бутерброд долго готовить, а я умею яичницу жарить, а еще суп разогревать, который мама сварила. Но больше я люблю в школе обедать, в столовой. Там уже все готовое и горячее.
Или каждый день яичница, или столовая в лучшем случае — вот на что обречены будущие кандидаты в мужья, если кое-где в постановку трудового воспитания не вмешается сама жизнь.
От докторской колбасы отрезается кусочек, рядом кладутся ломоть черного хлеба, долька от огурца. Минуты не прошло — вот тебе бутерброд. Чему тут учиться?
— Так просто...— удивилась девочка.— А с сыром можно?
— С сыром, с вареньем, с килькой, с творогом... И еще с фантазией. «Сто рецептов закусок из черного хлеба». На, почитай, потом верни. ,
...Интересно, а манная каша входит в программу уроков труда или это уже высшие университеты?
«Когда люди живут вместе долго и дружно, они становятся похожи друга на друга. Это и есть идеальная семья, о которой стоит мечтать. Если мне попадется добрая и умная жена, то всю работу по дому мы будем делить поровну и вместе проводить свободное время, воспитывать детей и бороться со всякими неурядицами в быту и на работе. Теоретически такая семья возможна, а практически — посмотрим».
«Прежде всего мы с будущей женой должны понимать друг друга с полуслова. Хорошо бы, она была человеком не вспыльчивым— спокойным, добрым, тогда нам не придется ссориться из-за пустяков. В то же время моя будущая жена должна иметь свои личные взгляды, а не быть во всем подвластна мужу».
«Не обязательно, чтобы моя жена была красивой. Главное, чтобы понимала меня — была не только женой, но и другом. Чтобы была любящей матерью. Тогда у нас будут счастливые дети, взаимопонимание и душевная близость между всеми членами семьи».
«Когда у нас ввели этику и психологию семейной жизни, я отнесся к этому как к чему-то несерьезному. Все мужчины в определенном возрасте женятся, и нечего тут раздумывать. Понравится девушка — и я женюсь. И только на уроках этики мне открылись глаза: какая огромная ответственность ложится на тех, кто создает семью...»
«Идеальный муж — понятие растяжимое. Для каждой жены он идеален, когда подходит ей. Если она хорошая мать — ей нужно будет, чтобы он любил детей так же, как она. Если хорошая хозяйка — и он будет хорош тогда, когда станет, помогать по дому. Если женщина будет прежде всего заниматься собой — ей потребуется муж-джентльмен».
«Людей без недостатков не бывает. Но ради любимого человека можно бросить все дурные привычки. Я считаю, что если у моего избранника и будут недостатки, то с моей помощью он от них избавится. А еще хотелось бы, чтобы он интересовался всем в окружающей жизни, то есть жил бы не только для себя и своей семьи».
«Хотела бы видеть его прежде всего защитником. И чтобы он был простым и добрым, без просьб покупал билеты в кино, в театр, водил меня на разные мероприятия и прогулки. По магазинам мы ходили бы вместе и вместе путешествовали по стране. Чтобы каждый день встречал меня с работы и всегда говорил, что ему сготовить на обед, завтрак, ужин ( поблажка ему)».
«...Подходит ко мне красивый высокий парень. Издалека я на него часто засматривалась, и вот — сбылось... Сам подошел и предложил проводить. А у меня дыханье перехватило — не от радости, нет. От него запах, как из бачка с грязным бельем... Месяц, что ли, в баню не ходил? И сразу он мне стал не нужен. Согласна, что жена должна обихаживать семью. Но что это за мужчина, который сам за собой не способен последить?! Каким он будет мужем? Нет, такого мужа я не желаю».
«Во-первых, жена должна понимать мои проблемы, если они возникнут. Во-вторых, должна быть не выше меня по должности и получать зарплату меньше моей, иначе семьи не получится. Должна уметь готовить, если не умеет — научим. Ну, можно многое желать — и добрую, и женственную... Идеала все равно не встретить. Даже если избранница сначала покажется идеалом, рано или поздно поймешь, что это не так».
...Под звуки свадебного марша вступают на порог новой жизни Он и Она. Сияют глаза невесты — никак не скрыть ей этого огня... Строг и серьезен жених. Он, конечно, тоже счастлив, но понимает, какая ответственность ложится на его мужские плечи — за себя, за нее, за будущее. Отныне им идти по жизни рядом. Учиться жить.

У кого?
У еще не забытых кумиров? Но они в качестве жизненных примеров не годятся. Какой смысл ориентироваться на Пугачеву, когда мы видим ее только в блеске и сиянии славы, не знаем ни ее житейских забот, ни того, какой ценой достается слава... Звезды — они и есть звезды. На них только любоваться можно, а жизнь с них не скопируешь.
Нельзя всю жизнь прожить и только среди книг. Принимая во внимание лучшие черты литературных героев, мы должны помнить, что жизнь сложнее, и каждый из нас не похож один на другого, как день на ночь, песчинка на песчинку.
Сколько споров вызывает домашнее хозяйство уже в первый период семейной жизни. Кто, кому и когда должен помогать? Кто, кого и где должен беречь? И должен ли? Как, вероятно, противно жить в долг!.. Кто поведет ребенка в ясли? Кто отправится на родительское собрание в школу? Будет мужчина себе сам стирать носки или их выстирает женщина в день общей стирки?
Домашнее хозяйство городской семьи: две тарелки, две ложки, чайная пара, восемнадцать квадратных метров пола. Что еще? Все, кажется. Ах, да... Кастрюли, которые нужно драить; рубашки, которые нужно гладить; ботинки, которые нужно сушить и чистить; пыль, которую нужно вытирать...
Встречать Он с работы Ее не приходит — Он устал. В кино билеты не достали. Спортивная прогулка отменяется из-за болезни ребенка. Путешествие по стране откладывается. А тут еще у жены продвижение на работе, и она на десятку больше мужа стала получать...
Отзвучат свадебные марши, пройдет крохотный отрезок жизни, а «надежды маленький оркестрик» уже готов распасться на составные инструменты. Претензии звучат прямо в унисон:
— Он мне не помогает...
— Она меня не понимает...
Но разве любовь уходит так быстро? Один-два маленьких компромисса — и играет, играет оркестрик дальше... Только не надо ставить вопрос ребром. Только не надо дирижировать своим «я»...
Да, многие идут по этой дороге. Радуясь, гневаясь, падая и расшибая в кровь коленки. Душу обдирают о колючки, но убирают занозы и вновь идут, на любовь опираясь, как на посох. В жизни так много бывает ошибок. Любовь готовит не только восторги,— и разочарования тоже. А сердце человеческое не защищено панцирем...
Семейное счастье — это очаг, тепло и уют, во многом поддерживаемый руками женщины. «Дом» и «мать» — два слова, два понятия, которые переплелись в сознании человека. Создав свои семьи, покинув родительский кров, взрослые женщины, возвращаясь в родные с детства стены, оговариваются: «Домой приехала»»
Для мужчины «дом» там, где его ждут, любят, заботятся о том, чтобы рубашка была отглаженной (как это ни прозаично звучит), а в кармане всегда был чистый носовой платок. Дом его там, где принимают его таким, каков'он есть, где ему не надо казаться сильнее, умнее. За все предшествующие годы его холостой жизни дом создавался для него женщиной, которая была ему матерью Дом был надежным прикрытием его тылов. Мать бескорыстно отдавала ему- свою любовь, ничего не требуя взамен — чтобы сын мог спокойно учиться, работать, творить. Так исстари велось. Но вот у сына появился свой дом, и он уже не оговорится, возвращаясь под родительский кров: «Домой приехал». «Проведать приехал»,— да и только. А дом у него теперь тот, за который он сам отвечает.
Фундамент — это мужчина, уют — это женщина. Очаг, камин —это муж, огонь в нем — жена, ее доброта, нежность, терпение, мудрость... Мужчинам и не снится, сколько всего от «слабого пола» требует семья!
Зато они знают, каким должен быть мужчина. Это знают даже мальчишки... Вон как они требовательны к себе, снисходительны к «слабому полу». Они уже сейчас готовы простить и пересоленный суп, и гору немытых тарелок, и неправильно отглаженный воротничок рубашки; но ни сейчас, ни тем более потом не захотят прощать лжи, грубости, подлости. Жизнь покажет, насколько им самим хватит терпения и такта. Жизнь покажет, насколько все это зависит и от них самих.
А много ли женщине надо, чтобы быть счастливой? Одна умная женщина сказала:
— На яблоне апельсины не растут! И когда только жены поймут, что не стоит пытаться переделать мужа по образу и подобию своему — он достался уже готовеньким! Сколько скульпторов постарались — семья, школа, среда, чего же зря еще стараться?! Его победы, поражения, взлёты, неудачи — это все-все он несет в дом, это уже наша половина...
Идеализировать можно только в ранней юности. А дальше нужно просто жить, учиться прощать, не предавать забвению хорошее, не впадать в панику от плохого.
«Ты мне весною приснилась...
Ты мне весною приснился...»
Но весна проходит, а прекрасный образ все более становйтсй явью. С годами грустнее и тише играет оркестрик... Только пусть играет! Не раз в жизни, вальсом Мендельсона; если им действительно управляет любовь — он будет играть всю жизнь.
«Знаете, какой-то парадокс выходит: чем нас больше готовят к семейной жизни, тем больше мы себя чувствуем неподготовленными. Когда мы ничего не знали, нам все казалось просто: и бабушки наши, и мамы выходили замуж — невелика наука! А сейчас даже страшно... Оказывается, мы не отличаемся терпимостью умением выслушать, принять чужую боль как свою, что мы вообще эгоистки...».
«В мужчине главное деловитость. Не та, что граничит в понятии некоторых людей с хапужничеством, нахальством, а деловитость в лучшем смысле этого слова. Кстати, и в женщине это качество не противное. Летом, на практике, я работал электромонтажником. Бригадиром, была женщина, а под ее руководством — девять человек. Все разные. А она справлялась. Справедливая, спокойная — мне такие нравятся».
«По-моему, в семье многое должно держаться на мужчине, на его силе, в том числе и силе духа, на его умении заступиться за себя и за других, на честности, правдивости. В каких ситуациях? Ну, вот, например, если сказать больному, что он плохо выглядит — это будет бестактность. Если сказать дураку, что он дурак — он от этого умнее не станет. Но подлеца назвать подлецом, вора — вором может только честный и сильный человек. Остальное, считаю, все приложится».
«Женственность — это, по сути, намного банальнее, чем мы привыкли понимать. Женственность — это и умение вести дом, экономить. Каждой девчонке не лишним будет с малолетства научиться шить, стряпать, стирать. Дом держится на женщине. И если она чувствует себя самостоятельной, многое по дому умеет — он не будет в тягость. Тогда не придет в голову предъявлять претензии мужу...»
— Тоже мне мужчина, гвоздя забить не можешь! — гневно сказала она и ушла на кухню.
— А ты хоть раз в жизни встала раньше меня и приготовила нормальный завтрак? — сказал он и хлопнул дверью.
— Только не думай, что это ты меня покидаешь. Я сама ухожу от тебя! — крикнула она вдогонку.
— Мы не сошлись характерами, и поэтому расходимся! — приостановился он и поставил точку.
Расхождения во взглядах приводят к тому, что люди расходятся. Расходы в таких случаях Он, как правило, берет на себя. Любовь пускается в расход, со всеми еще неизрасходованными резервами.
Возможны другие варианты «катастроф», но расхождения столь незначительны, что их можно всерьез не принимать — как бы то ни было, расходятся два характера, два мировоззрения, две судьбы. Две планеты!..
Расходятся не потому, что ей больше по душе Рахманинов, а ему — «Наутилус», и не потому, что по-разному понимают Дали и Фолкнера. А потому, что Ему (извините за прозаичность) хочется утром покушать, а Ей надоела вешалка, которая уже скоро год, как болтается на одном гвозде.
Поговорим спокойно, по возможности честно, сменив костюмы и лакированные туфли на домашние тапочки и тренировочные штаны.
Нашими собеседниками в разговоре согласились быть Владислав Анатольевич, инженер большого свердловского завода, и Светлана Сергеевна, работница небольшой свердловской столовой. До этой встречи они совсем не знали друг друга, а знакомству с ними обоими мы обязаны Андрею — сыну Светланы Сергеевны, и Алле — дочери Владислава Анатольевича, выпускникам одной свердловской школы.

НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ ВЛАДИСЛАВА АНАТОЛЬЕВИЧА О ГВОЗДЯХ И ПИРОГАХ:
Был ли я готов к семейной жизни? Пожалуй, был. Дело в том, что мы, мама, мои братья и я, росли без отца. «Гвозди» пришлось забивать рано. Тогда-то и дал себе слово, что когда у меня будет своя семья, она не будет нуждаться ни в чем. Слово это стараюсь держать, хотя и не всегда все получается.
Знаете, есть такая шутка: «Настоящий мужчина тот, который убил мамонта. А настоящая женщина та, которая нашла себе такого мужчину». С годами пришел к выводу: не так важно, каким способом убит этот мамонт — главное, чтобы он был убит. Когда речь заходит о благополучии семьи, то...
Думаю,. не в том дело, умеет или нет супруг чинить телевизоры и утюги, хорошо владеть ножовкой или рубанком, даже забивать гвозди; а в том, чтобы об этих вещах не «болела голова» у жены. Вот совсем недавно входную дверь дерматином обшил, отдал полсотни шабашникам, хотя мог бы, наверное, сам сделать. Времени жалко, да и сработал бы не так качественно. Однако дело сделано.
На семейном бюджете это почти не отразилось, да и вообще думаю, что разговоры об умелом распределении семейного бюджета можно вести лишь тогда, когда он есть. Бюджет — это дело, прежде всего, мужа. Хоть всю квартиру гвоздями обей, а кто ты такой, если меньше трехсот домой приносишь?
Не осуждаю мужчин, достающих продукты, не всегда имеющиеся в магазине, или одежду, обувь. Гляньте в универмаги — во что там можно одеться? Если уж откровенно, то почему мужик должен разводить руками, если жизнь такая?
Это о «гвоздях».
А о пирогах... Алла, наша дочь, умеет неплохо готовить, шьет. Мать вроде довольна, но я считаю, что такого «приданого» мало.
В музыкальную школу я ее затащил и строго контролировал, чтобы ходила. Все-таки бросила, ну и зря. Сейчас бы уже как играла! Бассейн тоже бросила, но даром ничего не проходит. Без хвастовства скажу: фигура какая-никакая, а есть. Сейчас брейком занялась, пусть.
Раньше кричала о «домострое». Теперь молчит, все больше у зеркала крутится. Может, поняла, что вреда ей никто никогда не желал и не желает.
Замуж готовлю? Да! А что в этом плохого? Всякие нормальные родители рады видеть свою дочь, рядом с хорошим, крепким молодым человеком, желающим и умеющим верно построить свой семейный очаг. Возразите-ка?

НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ СВЕТЛАНЫ СЕРГЕЕВНЫ О ПИРОГАХ И ГВОЗДЯХ:
Стыдно признаться, я вообще почти ничего не умела делать по хозяйству до замужества, хотя жила на селе. Болела я в детстве сильно, вот отец с мамой и оберегали меня. К белью мать вообще не подпускала, разве что так, на кухне. Ну, и вышивала еще.
Девчонки на пруд идут белье полоскать, а я нет. Обидно до слез было. В школе «цыпой» прозвали — за цыпки на руках; и слово-то обидное, вроде как тихоня, кулема. Цыпки появлялись как только в воду сунусь, даже летом. Потом прошло.
Замуж вышла и научилась всему помаленьку. Когда от родителей в Свердловск переехали, очень бедно жили. Тут Андрейка родился. Я с ним сидела, а муж в две смены работал. Потом он хорошо зарабатывать стал, квартиру получили. Сейчас все хорошо, все есть.
У нас на селе говорили: «Кошка да баба завсегда в избе, а мужик да собака на дворе». Чего спорить? Конечно, женщина должна в доме хозяйкой быть, все уметь делать. Только учиться этому надо всю жизнь.
Должен ли мужчина уметь забивать гвозди? Конечно! Мой муж — это он с виду такой: в галстуке, животик отпустил,— а он, между прочим, избу срубить может, если надо. По хозяйству, что мужскому, что женскому, все умеет. На работе его уважают: ударник, рационализатор. Тихий только, поэтому изобретения свои не сразу внедряет, трудности там всякие... А я горлопанов и не люблю.
Андрей — он в отца. Спокойный, добрый. Только вот по хозяйству не особо. Больше читает. Да и делать-то особо нечего: в магазин сходить, ведра вынести, то-сё... Ничего, научится. Главное, чтоб ответственность была за семью.
Некоторые скажут: ну, что ответственность — слова. Вот дело какое — это конкретно. Но я думаю, если сын или дочь хоть мелочи привыкли делать, хоть посуду перемыть, ведро вытащить,—то это чувство все равно вырабатывается. И в своей семье он будет выполнять любую работу, даже незнакомую.
Вот говорю я все это и думаю: ох, болтушка это же должно так быть, а в жизни по-всякому получается...
Наш Андрейка недавно штаны попросилкупить модные такие. Я говорю: давай сошью тебе. Нет, отзывается, покупать надо. Они рублей двести стоят.
Отец купил, хотя я против была: нечего тебе дорогие штаны носить, или пусть сам себе деньги зарабатывает. Муж сказал, что они все сейчас одеваются за счет родителей.
А я помню, как муж себе джинсы первые купил. Тогда они еще в диковину были; брюки-дудочки уже отошли, а самые модные были — брюки-клёш, с цепями всякими, клиньями красными,— не всякий наденет. Джинсы тогда рублей пятьдесят стоили. Это уж потом цены совсем бешеные стали... Так он на овощную базу месяц по воскресеньям ходил, вагоны разгружал, а от своей зарплаты ни копейки не взял.
Неправильно, мне кажется, мы с Андреем поступили. С этими штанами меньше в нем стало на щепотку этой ответственности. С другой стороны, не хочется, чтобы наш сын хуже других ребят выглядел, вы тоже поймите меня...
...Давайте сойдемся на том, что одна половина человечества должна уметь держать молоток в руках, а другая — готовить, если уж не пироги, то, кроме глазуньи, еще что-нибудь. Вопрос в том: когда, как и каким образом. Участвуй в нашем разговоре еще двое, трое, четверо — взглядов и мнений значительно бы Прибавилась.
Вопрос к Владиславу Анатольевичу и Светлане Сергеевне, да простят его нам Андрей и Алла, такой:
— Как бы вы отнеслись к тому если бы ваши дети решили пожениться? Прямо после выпускного вечера?
— Отрицательно! Знаете, встарь в русских деревнях существовал Такой обычай: родители невесты, бывало, отказывались говорить с женихом о предстоящей свадьбе, если он заезжал на двор не в своих санях. Не обижайтесь, Светлана Сергеевна, но, кажется, у Андрея своих саней пока нет. Вообще, в любовь надо верить, но вероятность того, что вся эта любовь полетит вверх тормашками после года семейной жизни моей дочери с молодым человеком, который не способен, извините, заработать себе на штаны, очень и очень велика. Еще раз простите...
— Я не обижаюсь. Может быть, вы правы... Мое же мнение такое: я полностью полагаюсь на выбор сына. Если молодые люди любят друг друга, то пусть женятся. Настоящая любовь пройдет все испытания. А если ее нет... Буду до конца честной: я бы тоже не торопила Андрея со свадьбой...
Мы заканчиваем наш разговор снова ответами на анкету.
«Для нашего брага все зависит от того, какая жена попадется».
«Любая сможет быть хорошей женой если муж хороший...»
Видите, как... Что бы мы тут ни говорили, — проблема все равно остается открытой.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru