Рейтинг@Mail.ru
Краеведческая копилка

1988 08 август

"Вот с этим виделся чуть не за час..."

Автор: Захаров С.

читать

В один из майских дней 1927 года сотрудники советского полпредства в Польше прощались с отъезжающим в Москву Владимиром Маяковским. Почти неделю пробыл поэт в Варшаве, выступал на литературных вечерах, диспутах, знакомился с городом. Для культурной жизни Польши этот приезд был большим событием: впервые польские литераторы принимали поэта из красной Москвы. .
Однако жить в гостинице было скучновато, и Маяковский решил перебраться поближе к своим, в пустующую до приезда курьеров комнату полпредства.
— Считайте меня,— сказал он за обедом Петру Лазаревичу Войкову, советскому полпреду в Польше,— тоже послом великой державы... литературы. Значит, друг к другу нам следует обращаться сугубо официально: вы — господин посол и я — господин посол. А как же мне величать вашу жену?.. Видимо, госпожа пословица...
Войков показал Маяковскому небольшую лабораторию, устроенную рядом со служебным кабинетом. В свободные часы Петр Лазаревич проводил здесь биологические и химические опыты, а также занималсясвоей любимой математикой. Еще в  дореволюционные годы, спасаясь от преследования царской полиции, Войков эмигрировал в Швейцарию, где стал студентом Женевского университета. Своими знаниями по математике и естественным наукам он настолько поразил университетских преподавателей, что они не боялись посылать к нему на консультации студентов старших курсов...
Перед отъездом Маяковского на вокзал Петр Лазаревич решил сфотографировать его.
Пока Войков настраивал фотоаппарат, кто-то из сотрудников полпредства сумел снять их обоих. Конечно, тогда Маяковский и подумать не мог, что скоро в поэме «Хорошо», над которой он в то время работал, появятся следующие строки:
Вот с этим виделся чуть не за час.
Смеялся. Снимался около...
И падает Войков, кровью сочась,
И кровью газета намокла...
В мае 1926 года в Польше к власти пришла клика Пилсудского, ярого врага Советского Союза. Пилсудский был тесно связан с английскими империалистами, которым не давали покоя успехи мирного строительства СССР. Налеты на советское полпредство в Пекине, осада консульства в Шанхае, полицейское нападение на нашу торговую делегацию в Лондоне, провокационный разрыв дипломатических отношений со стороны Англии активизировали в 1927 году польскую реакцию, и буржуазные газеты Варшавы печатали призывы к новому «походу на Киев и Минск». Для того чтобы создать серьезный конфликт, за который можно было бы зацепиться, реакционеры решили убить Войкова. «За помощью» они обратились к белогвардейским эмигрантам, и 7 июня 1927 года на перроне Варшавского вокзала советский полпред был смертельно ранен белогвардейцем Борисом Ковердой.
Когда прибывшие на место преступления журналисты захотели сфотографировать убийцу, тот подал им заранее заготовленные фотокарточки. Отправляясь на террористический акт, Козерда мнил себя «героем» и заранее готовился к этой «почетной» роли. Польским судом он был приговорен к пожизненному тюремному заключению, но через несколько лет его выпустили на свободу.
В ответ на трагическую гибель Войкова по всей нашей стране прокатились бурные митинги и демонстрации протеста. Проходили они и в Свердловске, где хорошо помнили Петра Лазаревича. Он приехал на Урал летом 1917 года, после возвращения из Швейцарии. Рабочий Урал явился своеобразной революционной школой для бывшего эмигранта. Здесь Войков стал членом РСДРП (б).
«Партия большевиков остается единственной стоящей на классовой пролетарской позиции, и я, не колеблясь, вступил в ее ряды»,— писал он 11 октября 1917 года в газете «Уральский рабочий».
Остроумный, энергичный, с незаурядными организаторскими способностями, Войков быстро завоевал симпатии трудящихся Урала, и они выбрали его членом, а затем и секретарем областного совета профессиональных союзов.
Когда вечером 26 октября в екатеринбургском Новом театре (теперь академический театр оперы и балета имени Луначарского) собрались представители Совета, партийных и профсоюзных организаций и провозгласили в городе Советскую власть, то на сцене среди членов президиума от большевиков находился и Войков.
Для руководства всей организационной работой исполком Екатеринбургского Совета по образцу Петроградского военно-революционного комитета создал специальную пятерку, куда вошел и Войков. Ему было поручено составить обращение ко всем Советам Урала, чтобы они брали власть на местах в свои руки, сменяли представителей старой администрации и подавляли всякое сопротивление.
В ноябре Петра Лазаревича избрали членом городской думы. Затем он становится ее председателем На этот пост его рекомендовал Екатеринбургский комитет РСДРП (б), хотя среди других гласных-большевиков было немало коренных уральцев, достаточно авторитетных и хорошо разбирающихся в местных условиях. Но только Войков мог, по мнению товарищей, сочетать революционную горячность с «парламентской выдержкой».
По традиции вновь избранному председателю пришлось произнести перед думой присягу. Он должен был также надеть на шею позолоченную цепь — символ своей должности, но сделать последнее Войков категорически отказался.
— Я слуга пролетариата,— сказал он,— а пролетариат за свою историю имел и так достаточно цепей.
При участии Войкова проходила национализация уральских заводов, а в январе 1918 года он вошел в состав Уральского областного исполнительного комитета 3-го созыва и стал областным комиссаром снабжения.
Наступило тревожное лето 1918 года. Белогвардейские полчища вместе с иностранными интервентами рвались к столице красного Урала. Нужно было быстро спасать ценности из банков. Это дело поручили Войкову.
Когда бои шли на подступах к Шадринску, он, благодаря своей настойчивости, провел еще одну трудную и опасную операцию — продовольственную эвакуацию города, обеспечившую на значительный период продовольствием те заводы Урала, которые еще не попали под власть белых.
После сдачи Екатеринбурга Войков — в Перми, где по-прежнему возглавляет дела снабжения. Кроме того, вместе с инженером Кузьминым он разрабатывает здесь первый проект районирования Урала по производственному принципу.
В декабре Петра Лазаревича отозвали в Москву, в Центросоюз, а затем перевели в коллегию Народного комиссариата внешней торговли. С 1924 года Войков полпред СССР в Польше. Советско-польские отношения, бывшие до того времени напряженными, благодаря его энергии приобрели нормальный характер. Он досконально изучает экономику современной ему Польши, посещает ее промышленные районы, знакомится с культурной жизнью. Имя Войкова обрело огромную популярность в Варшаве, а подготовленный им в 1925 году официальный визит народного комиссара иностранных дел СССР Чичерина еще более укрепил его авторитет как посла.
Поэтому убийством Войкова, направленным к развязыванию войны с Советским Союзом, был возмущен не только наш народ, но и польский. Прогрессивные круги Польши выступили с открытым осуждением террористического акта.
Петр Лазаревич Войков был похоронен в Москве, около Кремлевской стены. В Свердловске его именем названа одна из улиц. А на улице Розы Люксембург, бывшей Златоустовской, сохранился дом № 27, в котором он жил. К сожалению, этот дом до сих пор не отмечен мемориальной доской.
г. Свердловск

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru