Рейтинг@Mail.ru
У нас один корабль - Земля

1988 10 октябрь

У нас один корабль - Земля

Авторы: Ильюхов Анатолий,  Бабкин Евгений

читать

...Устранены многие бюрократические препоны, долгое время стопорившие международные коммерческие сделки СССР. Производственные объединения страны наконец-то стали напрямую контактировать с зарубежными партнерами.
Нет большей радости для моряка, чем встреча с берегом! И пусть даже чужой это берег — после многих дней и ночей, проведенных в неугомонном зыбком океане, душа и сердце моряка все равно ликуют, когда он видит гавань. А на берегу что самое приятное — общение!.. И потому в любом порту мира есть у матросов и капитанов свои «фирменные» адреса.
В Находке любой иностранец без труда найдет дорогу в клуб интернациональной дружбы моряков. По вечерам у стойки бара, за столиками кафе, в уютном холле, в бильярдной многолюдно, слышна разноязыкая речь.
В один из тихих, солнечных, не по-зимнему теплых дней в Находке бросил якорь китайский теплоход «Дзя Шань Гуан». Швартуясь к причалу, экипаж не знал, что на берегу его ждет сюрприз... «Дзя Шань Гуан» по благоволию судьбы стал пятисотым китайским судном, пришедшим в Находку. Юбиляров вечером ждал праздничный стол. На правах хозяев в клубе моряков радушно принимали гостей экипаж советского теплохода «Иван Сырых» и студенты Находкинского музыкального училища. Весь вечер звучали советские и китайские песни, шли оживленные беседы.
Китайские суда бросали якорь в Находке и в ту пору, когда по вине Мао Цзедуна в дружественную атмосферу наших отношений вторгся холодный ветер. Докеры Находки, как и прежде, продолжали вежливо встречать и провожать суда КНР, деловито вели грузовые операции. Ходили в Китай и советские суда. Встречали их в портах иначе: были и угрозы, и оскорбления, нередко таможенный и карантинный досмотры длились по нескольку часов и напоминали скорее обыск. Но и в тот период отчуждения советские моряки слышали добрые слова. «Здравствуй, товарищ!» — говорили украдкой старые докеры, а на тихих улочках, озираясь по сторонам, протягивал с улыбкой руку какой-нибудь пожилой китаец.
Сегодня стрелка барометра движется к отметке «ясно», и в Китае не боятся открыто приветствовать советских моряков. Восстанавливаются деловые связи, оживает приграничная торговля. Открыта новая советско-китайская авиалиния Хабаровск — Харбин. После многолетнего перерыва вновь стали заходить на ремонт в порты Китая советские суда. Согласно договору с крупнейшей судоремонтной фирмой «Дзянань», нынче в Шанхай отправятся на ремонт несколько рефрижераторных судов управления «Востокрыбхолодфлот», недавно вернулись рефрижераторы «Гуцул», «Сахалинские горы» и «Мыс Ушакова»; хороший ремонт первой партии судов убедил, что «Дзякан» — надежный партнер. Такая кооперация взаимовыгодна. Нам она позволяет решать проблему судоремонта, поскольку возможности  дальневосточных заводов пока ограничены; китайская же сторона имеет не только прибыль, но и возможность дать работу многим рабочим.
Моряки Владивостока и Находки доставляют из портов КНР сою, кукурузу, зерно, фрукты, цитрусовые. Китайские суда загружаются советскими легковыми автомобилями, станками... Хорошие соседи должны жить по-доброму. Управление производственных флотилий «Дальморепродукт» предложило китайской внешнеторговой фирме «Машинпекс» вести бартерную торговлю, то есть взаимовыгодный безвалютный обмен: мы поставляем часть своей сверхплановой продукции, а китайские партнеры взамен ремонтируют наши рыбацкие суда. Время подскажет и новые возможности для сотрудничества.
Рост деловых контактов заметен. Устранены многие бюрократические препоны, долгое время стопорившие международные коммерческие сделки СССР; производственные объединения страны наконец-то стали напрямую контактировать с зарубежными партнерами. Было бы желание, а лед недоверия недолго растопить...
Именно желание иметь взаимовыгодное дело с советскими рыбаками помогло двум американским предпринимателям — Барри Фишеру и Джеймсу Талботу — склонить на свою сторону весь сенат США.
— Идея скооперироваться с советскими рыбаками осенила меня вскоре после того, как были введены двухсотмильные морские экономические зоны,— рассказывает один из основателей советско-американской рыболовной компании судовладелец Барри Фишер из штата Орегон.— Двухсотмильная граница США «лишила» Советский Союз такого богатого района промысла, как западный сектор Берингова моря, где дальневосточные рыбаки много лет подряд брали высокие уловы. Американцы, завладев огромными запасами морских ресурсов, стали подобно собаке на сене.,. Мы не могли в одиночку получать прибыль от промысла в северном секторе Тихого океана. Прежде всего потому, что у США нет такого мощного рыбообрабатывающего флота, как у СССР.
Создавать собственные плавзаводы и суда-процессоры — дело долгое и весьма дорогое. Построить рыбообрабатывающие заводы на побережье? Горячие головы убеждали сенат склониться к этому варианту. Но это означало бы сезонный набор многих тысяч рыбообработчиков на слабозаселенные Аляску и Алеуты — для бизнесменов и покупателей пойманная в Беринговом море рыбка поистине стала бы золотой...
Здравый смысл подсказывал: надо создавать совместную советско-американскую рыболовную компанию. В ту пору высказывать такие идеи было небезопасно. В 1978 году антисоветская истерия в США достигла своего апогея. Президент Картер круто повернул политический  штурвал и взял курс к международной напряженности. По воле Белого дома свертывались и замораживались советско-американские экономические, научные программы, вводились эмбарго и санкции.
Но Барри Фишер и его компаньон Джеймс Талбот оказались не только прогрессивными бизнесменами, но и мужественными людьми. Несмотря на политический шторм, не боясь быть занесенными в списки «красных», они приехали в Вашингтон с предложением о совместной компании. И убедили сенат в своей правоте. Портами приписки совместной компании стали города Находка (Советский Дальний Восток) и Сиэтл (штат Орегон).
Об условиях совместного бизнеса американские предприниматели договорились с советской стороной быстро и без проблем. Проблемы возникли на американском берегу. Сначала Барри Фишеру и его жене не давали покоя натравленные на них хулиганы: угрожали по телефону, оскорбляли на улицах. Фишеры мужественно выстояли против психической атаки. Гораздо трудней оказалось найти среди американских рыбаков истинных смельчаков, которые, не боясь прослыть неблагонадежными, отважились бы пойти на промысел вместе с русскими.
И эту проблему решил Барри. Не только чистый бизнес, большая выгода вдохновляли его преодолевать один барьер за другим. Есть и другая причина. В годы второй мировой войны пятнадцатилетним подростком Фишер добровольно стал моряком, чтобы в интернациональных морских экипажах союзников доставлять в СССР оружие, продукты и одежду, помогая в борьбе против фашизма. Дважды в составе знаменитых караванов «PQ» Барри приходил в Мурманск.
— Меня, безусого юнца, покорили храбрость и великодушие советских людей,— вспоминает Барри.— Искренние симпатии к русским не остудили ни время, ни затяжные «холодные» войны. В России я понял, как фантастически много могут сделать два великих народа, если объединить наши усилия...
Во время недавней встречи с Барри Фишером я спросил: «Есть ли у вас сейчас проблемы?». Старый капитан рассмеялся: «Конечно!.. Самая большая — как из многих сотен американских рыбаков, желающих трудиться вместе с русскими, отобрать лучших...».
...Интересна история советско-сингапурской компании по морским ресурсам, которая процветает уже много лет. У Сингапура слабый рыбопромысловый флот, но богатая тунцом двухсотмильная экономическая зона. Зная это, Япония и США первыми предложили Сингапуру свои услуги. Но Сингапур отказался: маловыгодными были для него условия контрактов. Условия же нашей «Дальрыбы» оказались подходящими для обеих сторон. С той поры дальневосточные тунцеловные суда промышляют эту деликатесную рыбу в южных водах Тихого океана и, мороженую, поставляют в Сингапур.
Кое для кого успех советско-сингапурской компании по морским ресурсам (МАРИССКО) был как кость в горле. С целью отлучить русских от выгодного дела была подключена реакционная пресса. «Русские шпионы под видом рыбаков!», «Прикрываясь торговой ширмой, Советы настроены экспортировать в Сингапур коммунистический режим...», «Советские морские пехотинцы в южных водах...». Эти лживые утверждения из американских и японских газет без лишних комментариев говорят, на что рассчитана была антисоветская кампания. Однако политический спектакль не удался: МАРИССКО живет и набирает силу. Честный бизнес, деловитость, мастерство, отзывчивость дальневосточных рыбаков ломают самые прочные преграды, чинимые теми, кто делает ставку на политику диктата и экспансии.
Внимательно и настороженно целых семь лет следили канадские бизнесмены за делами советско-американской компании, не спешили с выводами. Они упорно хотели убедиться: «Будет ли стабильной прибыль? Не грянет ли шторм?». Бизнес — дело рискованное, и потому канадцы шли на контакт весьма осторожно.
Прошедшей зимой компания «КанСов Марин Продакс ЛТД», судя по всему, вышла на прибыльный курс. Впервые советские и американские добытчики выловили полностью выделенную канадским правительством сезонную квоту, и это при том, что промысловая обстановка не благоприятствовала. И дальше арена сотрудничества с канадскими рыбаками будет расширяться. Мы заинтересованы в том, чтобы экипажи советских промысловых и обрабатывающих судов получили возможность не только заходить на отдых в порты Ванкувер и Виктория, но и могли по контракту получать там необходимые услуги по ремонту, снабжению. По мнению специалистов-экспертов, у советско-канадской компании хорошие перспективы. Наши связи со странами Азиатско-Тихоокеанского региона укрепляются.
С ближайшими соседями, рыбаками Корейской Народно-Демократической Республики, подписаны контракты о совместном предприятии «Тасимапродукт». «Тасима» в переводе с корейского — морская капуста. Она давно стала не только ценным продуктом питания, прежде всего для людей, страдающих белокровием и зобовой болезнью, но и незаменимым компонентом в фармакологии, косметике и парфюмерии, в современном кондитерском производстве. Богатые урожаи ламинарии с подводных «огородов» Желтого моря поставляются на советские процессоры. Взамен корейские рыбаки получают современные орудия промысла, технический рыбий жир.
Ученые Владивостока, экипажи судов Тихоокеанского управления научно-исследовательского флота и рыбопромысловой разведки помогли Вьетнаму, Кампучии и Никарагуа найти в своих двухсотмильных экономических зонах промысловые стада рыбы, проследить пути и периоды их миграции, составить подробные промысловые карты, обучить рыбаков этих стран современным методам добычи в открытом океане.
Ведутся переговоры о создании крупной советско-вьетнамской компании, со своими судами-ловцами, рефрижераторами и процессорами, береговыми холодильниками и рыбо-комбинатами. Такая фирма станет  серьезным подспорьем в экономике Вьетнама.
Воды одного моря омывают Приморский край и Японию. Сегодня ведется прибрежная торговля более чем со 130 японскими фирмами. Наиболее активные партнеры — международно известные «Чери», «Прогресс Трейдинг», «Ниссо Боеки», «Марубени». Фирма «Прогресс Трейдинг»— пионер в развитии прибрежной торговли с Советским Дальним Востоком. Именно ее президент первым заключил сделку с Всесоюзным экспортно-импортным объединением «Дальинторг». Другая японская фирма — «Ниссо Иваи» — ведет торговлю только с Советским Союзом.
«Дальинторг» поставляет японским фирмам более 60 наименований — деловую древесину, энергетические угли, рыбу, лекарства, морепродукты.
У народов-соседей неизбежно возникают общие проблемы. Главная из них — экологическая. Природе неведомы государственные границы и политические разногласия. Хорошо зная эту истину, ученые Советского Дальнего Востока и Японии, прежде всего морские биологи, ихтиологи, не порывали контактов даже в пору политических похолоданий.
При содействии японских фирм в Приморском крае построены два завода по искусственному разведению и выращиванию молоди лососевых. В скором времени войдет в строй и третий такой «инкубатор» для красной рыбы. Лососевые, как  известно, постоянно приходят на нерест в реки Сахалина и Приморья, Нижнего Амура и Камчатки, Колымы и Чукотки. Вылупившаяся из икринок молодь, окрепнув, возвращается в морские просторы, набирается сил, растет и жирует у берегов Японии. Так что косяки лососевых — общие, и забота о них должна быть общей. Больше выведется молоди в «инкубаторах» — больше будет ее и в океане.
Вслед за ихтиологами, морскими биологами точки взаимодействия наметили и морские геологи, океанологи, этнографы и экономисты.
После подписания в октябре 1956 года совместной декларации о восстановлении дипломатических отношений между СССР и Японией в порты Страны Восходящего Солнца было выполнено дальневосточными моряками всего несколько рейсов. Селчас — более 3000 заходов судов. Грузовой ежегодный оборот на советско-японском направлении превышает четыре миллиона тонн.
...Теплоход «Капитан Ляшенко», подняв якорь и отдав швартовы, медленно вышел из тихой бухты Врангеля в неугомонный океан. По-деловому скромно, без музыки и цветов, причалы четырех морских портов Находки покидают десятки судов. И все-таки в этой армаде ушедший «Капитан Ляшенко» не остался незамеченным. Рейсом этого судна, после продолжительного перерыва, вновь открылась регулярная судоходная линия «Порты Приморья — Канада — США». Прежде эта линия приносила хорошую прибыль Дальневосточному морскому пароходству, была выгодна и для американских бизнесменов. В семидесятые годы советские суда-контейнеровозы заметно подняли свой престиж в мировом судоходстве и стали пользоваться высокой репутацией у зарубежной клиентуры. Советские моряки доставляли грузы аккуратно, в срок, на более выгодных, в отличие от многих конкурентов, условиях. Высокий был спрос на советские контейнеровозы...
И вот в пору очередного «похолодания» сенат США специальным постановлением запретил своим бизнесменам доставлять грузы на советских судах. Для того чтобы этот беспардонный диктат выглядел пристойно, решение «одели» в маскирующую формулировку: дескать, советский Морфлот стремится к экспансии в мировом судоходстве. Увеличивая объемы перевозок иностранных грузов, советский торговый флот тем самым... разоряет зарубежные судоходные компании, выбрасывает их на «мель банкротства».
Правительственная санкция в США прежде всего ударила по интересам своих же деловых людей. Целых десять лет они получали грузы из Юго-Восточной Азии с перебоями, ждали их в полтора раза дольше, чем раньше, а за доставку платили поболее... Советские же контейнеровозы без дела не остались, зарубежные клиенты нашлись быстро.
Здравый смысл в конце концов взял верх: советская судоходная линия в США и Канаду вновь открыта.
Политические санкции и эмбарго, экономические войны и блокады, словно бумеранг, возвращаясь, больно ударяют по интересам тех, кто сам же их выдвигает. С реалиями надо считаться, невзирая на то, какого они цвета — красного или белого... А реалии на советском побережье Тихого океана сегодня иные. Долгое время Советский Дальний Восток был на международной экокомической карте глубокой провинцией. Владивосток и Находка стояли в стороне от больших и оживленных морских дорог, их суда не ходили в каботажные рейсы. Но развивались Сибирь и Дальний Восток, строились города, заводы, горно-обогатительные комбинаты, прокладывалась к океану Байкало-Амурская магистраль,— и если географическая карта за это время осталась неизменной, то экономическая изрядно изменилась. Владивосток и Находка стали гигантскими перекрестками морских и сухопутных дорог, транспортными стыками между Европой и Азией.
Эти изменения по-деловому оценили японцы. Раньше грузы из Европы в Японию и наоборот доставлялись долгим южным трансокеанским путем: по Атлантике, через Суэцкий канал, Индийский и Тихий океаны. Долго и дорого... Советский Союз предложил иной путь — трансконтинентальный контейнерный сибирский сервис. Грузы из портов Западной Европы на судах доставляются в порты Советской Прибалтики,  Черного моря. Затем по железной дороге — во Владивосток и Находку, и снова на судах — в Японию. Новый вариант на целых полмесяца сократил время доставки, и почти на четверть она стала дешевле. Выгоду в новом международном торговом пути увидели бизнесмены Гонконга, Филиппин, Австралии, Сингапура. Осенью прошлого года открылась еще одна регулярная линия: Владивосток — Находка — Новая Зеландия.
Судя по почте, приходящей в Дальневосточное морское пароходство, зарубежная клиентура довольна и условиями, и надежностью работы советских моряков. Нет никакой экспансии — есть сотрудничество.
Жизнь учит: сегодня, когда мир понял, что все мы — члены одного экипажа, а корабль наш называется «Земля», надо искать пути добрососедства и взаимопонимания, доверия и взаимовыгоды. Это гораздо сложнее, чем становиться на путь эмбарго. Но зато надежнее.

ДИАЛОГИ
«Бартер» с английского — меновая торговля. Рыба у американцев — традиционно продукт не первой необходимости; но было бы неразумно не использовать 200-мильную экономическую зону... Компания СовАм содержит штат представителей, владеющих русским языком. Задача наблюдателей из США — чтобы правила рыболовства выполнялись точно.
...Живем, как в «Интуристе». На всех палубах, в кают-компании, в рубке то и дело слышится просто английская речь и английская речь с немыслимым акцентом, русская и русская с акцентом...
— Добры-ый у-утро! — обрадованно тянет старший наблюдатель Диана Маттиас.
В тон ей старательно отвечают:
— Мо-онинг!..
Представитель компании на судне — 28-летний Филипп Кнейсли. Наблюдатель — Пол Хаммонд. Фил и Пол. Более разных людей представить трудно. «Он на священника учился»,— шепотом говорит про Пола Фил, как будто это что-то объясняет. У Пола — два высших биологических образования. Всю жизнь он занимается не своим делом, его призвание — орнитология. Завидев птичку, рыбаки бегут искать Пола. Он благодарит и выходит с биноклем на палубу.
Диану вызвал Пол. Он, оказывается, никак не найдет контакта с русскими, а Фил ему мало помогает переводом.
На наше заправски брошенное «хеллоу» Пол с большим усердием выговаривает:
— Здравствуй-йте.

ДИАЛОГИ
С Дианой Маттиас наш капитан работал еще четыре года назад. У них есть общие знакомые.
— Что слышно о Лорен?
— О, она вышла замуж и уехала с мужем в Никарагуа.
Мы молча оцениваем этот факт. Фил считает нужным сделать вывод:
— Она там борется с «контрас».
— А за кого? — спрашивает Пол.
Фил отвечает уклончиво:
— Главное, что против...
Фил не терпит педантов. Фил очень низкого мнения об американском юморе:
— Наш юмор вертится вокруг секса и цветных...
— А Марк Твен? — спрашиваю его.
— Это юмор самого Марка Твена,— отрезал Фил.
Я повел его в столовую, к стенду, где помещено высказывание великого писателя: «Только безумец может вообразить, что Америка когда-либо нарушит верность дружбе с Россией враждебным высказыванием или действием».
— Но это не юмор,— прочитав, сказал Фил.
— Конечно, Марк Твен говорил это серьезно. Но разве нет сейчас безумцев в Америке?
— Марк Твен не мог этого предвидеть.

ДИАЛОГИ
Потом я попросил его помочь мне разобраться в тонкостях английского юмора. Показал ему обложку лондонского журнала, на которой был изображен медведь, развалившийся в мягком красном кресле: под мышкой у него плейер, в руке — банка кока-колы, а на каждой мишкиной тапочке выведены буквы — КГБ.
— Какая связь, Фил, между тапочками и КГБ?
— По-моему, это слишком тонко. Во всяком случае, до меня не доходит... О, да тут же подпись: «Легче ли будет иметь дело с Россией, которая разбогатеет?» Непонятно...
И тут до меня «доходит»: вся карикатура — это вопрос: что будет, если перестройка в Советском Союзе осуществится? Вот и весь юмор...
Очень забавно читать названия на американских картах. Вот, например, островки Бабьи, или Чаячьи: крики чаек напоминали какому-то уставшему моряку дом и желанный женский галдеж. Американцы перенесли это название буквами, только своими.
— Фил, ведь получается, что это острова Бэби...
— Ну да... Значит, «Детские».
— Вместо Бабьих — Детские...

ДИАЛОГИ
Заправили топливом нашего ловца — «Силвер Чалиса». Его капитан Тон Конер вместе с братом были у нас в гостях. Младший брат так и светится интересом ко всему, но сдерживает себя. Их отец приобрел судно семь лет назад за 600 000 долларов. Сейчас за такое судно, как было у него, надо отдать полтора миллиона. Я спрашиваю Тона:
— Рискнули бы вы купить ловец за такую сумму?
— Нет, не рискнул бы. С вами, русскими, мы хорошо и выгодно поработали, но такая стабильность будет еще лет пять, не больше.
Я уже не первый раз слышу это. Наверно, Америка будет строить свой рыболовный флот. И всяких закорючек много. Недавно Фил говорил, что в верхах действует лобби краболовных компаний. Квота на «боком ползающих» постоянно присутствует на промсоветах. Можно поднять только строго ограниченное количество, наблюдатели следят за этим. Поэтому когда кутец вытряхивает «пауков», мы глядим на них с ненавистью — потеря времени, сбой...

ДИАЛОГИ
Гости нас не оставляют вниманием. Приехала старший технолог компании Вера Кизнер. Белесые ресницы, веснушки-конопушки, остренький носик... Но решения она принимает мгновенно, приказы повторять не любит. От Дианы и Фила я слышал, каким образом Вера выразила свое несогласие с ростом военных расходов в своей стране: она старалась заработать ровно столько, чтобы налог, который отчисляется Пентагону, не взимался. Год жила с этим минимумом, потом перестала «бастовать», тем более что военные расходы росли, несмотря на ее протест...
У ее отца ферма в штате Айова. Она пробовала вести там дела, но не выдержала конкуренции с собственным братом. В будущем она рассчитывает, что он возьмет ее счетоводом.
Вечерами Фил приходит ко мне поиграть в шахматы. Проиграв, он всегда благодарит за партию и, откидываясь в кресле, спрашивает:
— Что тебя сегодня интересует?
— Наши предложили Эй-би-си купить у них телефильм «Америка», и те обещали подумать.

ДИАЛОГИ
— Нужен вам этот мусор! Но ваше предложение, я считаю, пропаганда. Тем более, Эй-би-си уже отказала.
— Совесть заела, вот она и отказала.
— Может быть, и так. Ваш телефильм об американской высадке во Владивостоке тоже будет пропагандой.
— Скорее, контрпропагандой...
— Ха! У нас тоже все называют контрпропагандой!..
Фил нашел одно общее между нашими странами — бюрократизм. Он считает, что бюрократ — это «тот, кто двигает бумагами».
— У нас сейчас вовсю развернулась борьба с бюрократией,— считаю нужным сообщить ему.
— У нас тоже.
Не хватало, чтобы кто-нибудь из нас заявил: «Наш бюрократ лучше вашего!»
— Сейчас мы охотно сравниваем нашу жизнь с тем, что происходит в других странах, в вашей стране. Много вопросов ставит ваша перестройка. Но отвечать на них будете вы сами.

ДИАЛОГИ
Пол заявил, что мы, наверное, считаем США агрессивным государством.
— Факты для такого утверждения есть.
— Вот и у нас есть факты.
— Вы, американцы, за всю историю почти не воевали на своей территории, вам трудно понять наше беспокойство в вопросах безопасности...
— В середине прошлого века у нас была жестокая гражданская война,— встревает Фил,— а Россию постоянно окружали внешние враги. А вот наша, внутренняя война вас ведь не коснулась?
— Тут ты не совсем прав. Во время гражданской войны в США Россия была на стороне президента Линкольна. К сожалению, во время нашей гражданской войны США участвовали в интервенции против Советской России.
— С тех пор эта самая интервенция — для вас крупный политический козырь... Мы, конечно, теперь сожалеем об этом факте.

ДИАЛОГИ
— Надо всех генералов, и ваших, и наших, послать на Луну,— предлагает Пол.— Пусть они там проявляют свои профессиональные качества..,
Вера тоже решила высказаться:
— Нам надо отложить все наши разницы и искать общее, тогда будет более дружливо.
Лов идет неплохо, но что-то не заладилось у нашего «Силвера Чалиса»; все поднимают по 20—30 тонн, а он — 10—15...
Договорились, что наш тралмастер посмотрит их промвооружение. Через два часа консультация кончилась: «Трал у них перекосило. Но они этому значения не придавали... экономисты!» Оказывается, тралмастер ловца, по имени Грэг,— экономист по образованию, месяц назад трал впервые увидел...
На самом деле у него всего два курса университета. А море — его страсть, потому он и попал сюда.

ДИАЛОГИ
С Грэгом были просто замечательные беседы. Грэг написал своему другу, связанному с судостроением, в штат Вашингтон, и попутно предложил мне свои услуги:
— Я могу связать вас с другом, если ваши хозяева пожелают иметь чертежи автоматизированных судов...
Я вспомнил, что он всего месяц назад увидел трал, и открыл от удивления рот.
— Ваши суда, я вижу, устарели, и флот нуждается в обновлении.
Я поблагодарил его и сказал, что судовладелец меня на это не уполномочивал.
— Жаль,— огорчился Грэг,— мы могли бы договориться...

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru