Рейтинг@Mail.ru
Люди подвига

1989 12 декабрь

По тылам врага

Автор: Абрамов Александр

читать

Шла зима 1944 года. В штабной землянке огонек гильзовой коптилки освещал столик на раскосых ножках. Над картой белорусского Полесья склонился командир отдельного лыжно-стрелкового батальона капитан Борис Коваленко. Он знал, что немцы засели в Рогачево, Бобруйске, строят оборонительные укрепления. Незадолго до этого командир 5-й Орловской Краснознаменной ордена Суворова и ордена Кутузова стрелковой дивизии Герой Советского Союза полковник Михалицын вызвал к себе капитана Коваленко.
— Вот,— сказал комдив,— железнодорожная магистраль Могилев — Рогачев. Она, как видишь, в ближайшем тылу немцев, через нее гитлеровцы питают свои части живой силон и техникой. Наша дивизия должна эту магистраль вместе, с Быховским шоссе перерезать, закрепиться на плацдарме и обеспечить наступление армий Белорусского фронта. Слушай задачу твоему батальону: скрытым многокилометровым рейдом пройти в тыл противника. Там, севернее Рогачева,— станция Тощица, рядом — поселок с немецким гарнизоном. Штурмом захватываешь станцию и удерживаешь ее до подхода наших.
Михалицын пристально взглянул на Коваленко и со значением добавил:
— Это приказ командующего фронтом Рокоссовского...
С рассветом, 21 февраля 1944 года батальон лыжников укрылся в лесу на левом берегу Днепра. Дивизионный план операции предусматривал, что брешь в обороне противника сначала пробьет стрелковый полк. А вслед за ним, под шум боя, быстро и незаметно должен проскочить батальон Коваленко.
Утреннюю тишину вспороли артиллерийские и минометные залпы. Спустя четверть часа, в наступление пошел стрелковый полк. Сосредоточив все внимание на нем, немцы не заметили, как лыжники, словно белые призраки, сливаясь со снегом, проскочили на другой берег Днепра. Отвлекающий маневр стрелкового полка и густой снегопад заслонили бойцов Коваленко от врага.
Сообщив по рации в дивизию местонахождение, Коваленко обошел подразделения, осмотрел снаряжение. Он, спортсмен, закончивший Московский институт физкультуры, хорошо закаленный и сильный человек, заметно устал. Его радовало, что из десантников никто не отставал, никто не жаловался на трудности...
К вечеру разведчики донесли комбату, что находятся вблизи Быховского шоссе, по которому тянутся встречные потоки немецкой техники, обозы, автомашины.
Выяснилось, что фашисты, опасаясь партизанских засад, вырубили подступающие к автомагистрали деревья и кустарники. Ясно, что при таком интенсивном движении врага пересечь дорогу невозможно. Решили дождаться благоприятного момента. А тем временем Коваленко выбрал на крутом повороте участок шоссе, к которому почти вплотную подступал лес,— самое удобное место для того, чтобы перебраться через дорогу.
Лишь поздним вечером, когда на автостраде установилась тишина, комбат подал команду преодолеть ее короткими перебежками и небольшими группами. Полчаса потребовалось батальону, чтобы оказаться на другой стороне шоссе и раствориться в ночной тьме.
С каждым километром двигаться в сумрачном, заснеженном лесу становилось все труднее. Но люди упорно шли вперед. Коваленко приказал снять лыжи и спрятать их под снег.
Ранним утром разведчики вышли к железнодорожной магистрали Могилев — Рогачев.
— Перед насыпью — проволочные заграждения,— доложил командир взвода разведки.— Через каждые полкилометра вдоль полотна дежурят охранники.
Когда до станции Тощица оставалось километров пять, комбат велел саперам проделать несколько проходов в проволочных заграждениях.
После смены немецких патрулей разведчики тихо «сняли» очередных часовых. Коваленко подал условный сигнал, и бойцы устремились сквозь проволочные заграждения. Сизая утренняя дымка, словно занавес, скрыла десантников от врага. Вскоре батальон был на другой стороне железнодорожного полотна. Комбат объявил привал и связался с дивизией. Полковник Михалицын, выслушав доклад, одобрил действия батальона.
— Исходный рубеж займешь в полукилометре от Тощицы,— распорядился полковник,— и будешь ждать моего сигнала к атаке. Чтобы отрезать местный гарнизон немцев и лишить его помощи извне, предварительно взорви железнодорожное полотно с севера и с юга от станции.
Разведчики ушли вперед, выбрали удобную позицию и установили наблюдение за станцией. Днем туда прибыл груженый эшелон с техникой и боеприпасами. Об этом комбат тут же передал по рации Михалицыну. Не прошло и часа, как над Тощицей появились наши штурмовики. После нескольких боевых заходов «ильюшиных» на месте вражеского эшелона дымились бесформенные обломки искореженного металла, догорали деревянные строения и пакгаузы.
Вскоре радист передал приказ комдива: «Приготовиться к атаке!» Коваленко направил две группы минеров взорвать железнодорожное полотно.
Атака была назначена на полночь по сигналу двух зеленых ракет. Комбат определил каждому подразделению исходный рубеж для штурма. Все сошлись на том, что захват Тощицы надо начинать одновременно с трех сторон.
Коваленко с нетерпением ожидал взрывов на железнодорожном полотне. Наконец окрестности огласились гулким эхом. Одна группа минеров задание выполнила. Прошла минута, другая... Десять минут. Комбат ждал второго взрыва. Но его так и не последовало. Ждать дальше не позволяло время. В ночном небе высветились и рассыпались две зеленые ракеты. Вскинув над головой автомат, Коваленко повел за собой бойцов. Гул боя нарастал по мере приближения батальона к станции. Пулеметные и автоматные очереди смешались со свистом мин и взрывом гранат. Удар был для немцев настолько неожиданным, что они побежали, бросив технику. Расчет комбата на внезапность атаки оправдался.
К трем часам ночи станция Тощица и поселок были очищены от противника. И вновь Коваленко у рации:
— Товарищ полковник, задание командования выполнено!
А к утру подоспели бойцы 336-го и 190-го стрелковых полков.
...Борис Евгеньевич сохранил фронтовую газету «Защитник Отечества» за 25 февраля 1944 года. На первой полосе опубликованы благодарность войскам 1-го Белорусского фронта под командованием генерала Рокоссовского, рассказ . о дерзком рейде в глубокий тыл врата лыжно-стрелкового батальона капитана Коваленко и оперативная сводка от Советского Информбюро, в которой говорилось: «...Войска Первого Белорусского фронта перешли в наступление... Успешно форсировав реку Днепр, наши войска прорвали сильно укрепленную оборону противника на фронте 50 километров... штурмом овладели городом и крупной железнодорожной станцией РОГАЧЕВ — важным опорным пунктом противника на Бобруйском направлении, а также с боями заняли... крупные населенные пункты Новый Быхов, Лазаревичи, Верхняя и Нижняя Тощица... Луговец, Варня и железнодорожную станцию ТОЩИЦА...»
Экземпляр спецвыпуска дивизионной газеты «Защитник Отечества» Коваленко отправил домой с припиской: «Мама, извини, писать сейчас некогда. В газете все сказано... До свидания. Целую. Борис».
Комбату действительно было некогда: он готовился к выполнению нового приказа: прорвать оборону противника на реке Друть и, создав надежный коридор, помочь белорусскому партизанскому соединению выйти из окружения.
И опять — дерзкий бросок на врага, кровопролитные бои. В течение пяти часов батальон Коваленко, совместно с другими частями, сдерживал неистовый натиск гитлеровцев, пытавшихся закрыть коридор. Немало наших бойцов сложили свои головы в этой жесточайшей схватке, но задание было выполнено. Около семи тысяч партизан и жителей белорусского Полесья вышли из окружения.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля 1944 года майору Коваленко Борису Евгеньевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru