Рейтинг@Mail.ru
Легенда о старце Фёдоре

1989 12 декабрь

Легенда о старце Фёдоре

Автор: Непеин Игорь

читать

«Хотелось бы узнать подробнее обстоятельства смерти Александра 1 и, в особенности, связанную с этим легенду о «старце Федоре».
Ю. И. Говорухин, А. Н. Чистяков, В. В. Кубарев, В. П. Гришин, С. И. Симаков, г. Каменск-Уральский
Осенью 1901 года в Крыму граф Лев Николаевич Толстой принимал великого князя Николая Михайловича, члена Французской академии, историка. Кроме прочего, говорили они об Александре I и «старце Федоре». Историк пишет в воспоминаниях: «Граф Толстой говорил, что давно ему хотелось написать кое-что по поводу легенды, что Александр кончил свое поприще в Сибири, в образе старца Ф. К. Хотя пока еще легенда эта не подтверждается, и, напротив того, много данных против нее, но Л. Н. интересовала душа Александра, столь оригинальная, сложная, двуличная, и Толстой добавляет, что если только Александр кончил свою жизнь отшельником, то искупление, вероятно, было полное, и согласился с Н. К. Шильдером, что фигура вышла бы шекспировская».
Великого писателя и великого князя объединял интерес к легендарной фигуре старца Федора Кузьмича. Уже после смерти Толстого, в 1912 году, в журнале «Русское богатство» была напечатана повесть «Посмертные записки старца Федора Кузьмича».
Легенда в пересказе великого писателя приобретала особую значимость. Толстой осуществил-таки свой замысел, но завершить повесть не успел.
Многое сумел написать о царствовании Александра I великий князь Николай Михайлович.
В исследованиях по русской истории и искусству XVIII—XIX веков можно видеть ссылки на сочинения, автора которых называют не по фамилии, а по имени-отчеству Николай Михайлович. Н. М. Романов был старшим сыном великого князя Михаила Николаевича, внуком Николая I. «Мой старший брат, Николай Михайлович, был, несомненно, самым радикальным и самым одаренным человеком нашей семьи. Моя мать мечтала о его блестящей военной карьере... Николай закончил военное училище с отличием. Однако настоящее его призвание было в отвлеченных исторических изысканиях...» Так писал о своем старшем брате Александр Михайлович, тоже великий князь и тоже Романов. Его «Книга воспоминаний» вышла в Париже в 1939 году.
Глубоко изучая эпоху Александра I, Н. М. Романов знал многое, если не все, и о сибирском старце. В начале XX века он опубликовал две работы на эту тему: «Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в образе старца Федора Кузьмича» и «Некоторые новые материалы по вопросу о кончине императора Александра I». Обе публикации доказывают, что превращение императора в старца — лишь легенда. Но есть свидетельства, что Николай Михайлович считал ее правдоподобной.
Обратимся снова к воспоминаниям его брата.
«Высокий, с военной выправкой человек торопливо пересек залитый дождем дворик в Таганроге, около дворца, и вышел на улицу. У ворот часовой отдал ему честь, но незнакомец его не заметил. Еще миг, и высокий человек исчез во тьме ноябрьской ночи, окутавшей, словно пеленой, туманом этот южный приморский городок.
— Кто это был? — спросил сонный гвардейский капрал, возвращавшийся с кругового обхода.
— Его императорское величество вышел на раннюю прогулку,— ответил часовой, но голос его звучал как-то неуверенно.
— Да ты с ума сошел,— напустился на него капрал,— разве ты не знаешь, что его величество тяжело болен, что доктора потеряли всякую надежду и ждут конца государя на рассвете?
— Оно может и так,— сказал часовой,— но ни у кого другого нет таких сгорбленных плеч, как у государя. Я его знаю ведь. Каждый день в течение трех месяцев вижу его.
Разговор замолк. Часовой опять замер на своем посту.
Несколько часов спустя глухой звон колоколов, разносясь в воздухе на далекие версты вокруг, возвестил, что... Александр I в бозе почил».
На следующей странице автор приводит загадочное, сообщение: «Правительство дало краткий приказ не выставлять тела усопшего императора для поклонения народа».
Разное писали и, тем более, говорили о гробнице Александра I: будто она пуста, будто останки царя подменили статуей... Есть свидетельства, что Н, М. Романов просил Николая II разрешить ему вскрыть гробницу Александра I, но разрешения не получил.
Александр I — первый сын Павла Петровича от второй жены Марии Федоровны — родился в 1777 году. С детства ему приходилось лавировать между суровым отцом и бесконечно любящей его бабкой Екатериной II. Она мечтала возвести на престол внука, минуя сына.
В 1793 году состоялось обручение великого князя с Елизаветой Алексеевной, урожденной принцессой Баденской.
Девятнадцати лет он писал своему другу В. П. Кочубею полные горечи и разочарования строки. Они приводятся в книге Н. К. Шильдера «Император Александр I. Его жизнь и царствование»:
«Повторяю снова! Мое положение меня совсем не удовлетворяет. Оно слишком блистательно для моего характера, которому нравится исключительно тишина и спокойствие.
Придворная жизнь не для меня создана. Я всякий раз страдаю, когда должен явиться на придворную сцену, и кровь портится во мне при виде низостей, совершаемых другими на каждом шагу для получения внешних отличий, не стоящих в моих глазах медного гроша...
В наших делах господствует неимоверный беспорядок, грабят со всех сторон; все части управляются дурно; порядок, кажется, изгнан отовсюду... При таком ходе вещей возможно ли одному человеку управлять государством, а тем более исправить укоренившиеся в нем злоупотребления? Это выше сил не только человека одаренного, подобно мне, обыкновенными способностями, но даже и гения... Мой план состоит в том, чтобы по отречению от этого неприятного поприща поселиться с женою на берегах Рейна, где буду спокойно жить честным человеком, получая свое счастье в обществе друзей и в изучении природы.
Жена моя Вам кланяется; ее мысли совершенно согласны с моими».
Спустя полтора года, мысли Александра приняли несколько другое направление. Он писал своему бывшему учителю Лагарпу в Швейцарию: «Мне думалось, что если когда-либо придет и мой черед царствования, то, вместо добровольного изгнания себя, я сделаю несравненно лучше, посвятив себя задаче даровать стране свободу, и тем не допустить ее сделаться в будущем игрушкою в руках каких-нибудь безумцев. Это... было бы лучшим образцом революции, так как она была бы произведена законной властью, которая перестала бы существовать, как только конституция избрала бы своих представителей...»
Трагедия Александра I началась 12 марта 1801 года. Ночью, накануне, убили его отца, и он знал о планах убийц.
На следующее утро после переворота Александр говорил: «У меня не хватит сил царствовать. Я отдаю мою власть кому угодно».
Воспоминания и сознание вины перед убитым отцом, как волны, то отступали, то вновь наступали. Став императором, Александр вскоре совершенно отдалился от супруги. Предметом своей привязанности он избрал самую красивую женщину при дворе Марию Антоновну Нарышкину, полячку по происхождению, урожденную княжну Четвертинскую.
Со школьной скамьи нам известны строки, написанные А. С. Пушкиным об Александре I:
Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда.
С 1816 года Александр стал увлекаться мистицизмом, в котором стремился найти оправдание своим поступкам. Постепенно крепнет давнишняя идея об отречении от престола. В 1817 году современник записал подлинные слова императора:
«Когда кто-нибудь имеет честь находиться во главе такого государства, как наше, он должен оставаться на своем месте лишь до тех пор, пока его физические силы будут ему дозволять это... После этого он должен удалиться. Что касается меня,— то в настоящее время я прекрасно чувствую себя, но через десять или пятнадцать лет, когда мне будет пятьдесят тогда...»
В августе 1825 года здоровье императрицы Елизаветы Алексеевны ухудшилось, потребовалось пребывание на юге. Местом отдыха был избран Таганрог.
Царственная чета поселилась во дворце, хотя это название совсем не подходило для дома, в котором они жили. «Дворец в Таганроге состоит из небольшого одноэтажного каменного домика, имеющего 13 окон на улицу; направо ворота, ведущие во двор, где имеется подъезд во дворец, а на левой стороне небольшой садик. Всех комнат во дворце 12».
С точностью восстановить все происшедшее в Таганроге, конечно, невозможно. Прямых свидетельств нет и быть не могло. А многочисленные косвенные данные и создают картину таинственности вокруг смерти Александра I.
Близких к царю людей могло быть трое: Елизавета Алексеевна, князь П. М. Волконский и Я. В. Виллие. Одни ему верны и преданы. Молчание и помощь других покупались за большие деньги.
«Шильдер считал, что в гроб был положен труп солдата, известного своим сходством с Александром I, умершего естественной смертью в таганрогском госпитале».
Подобную версию, несколько, правда, измененную, использовал Л. Н. Толстой в своей неоконченной повести.
Яков Виллимович Виллие, лейб-медик, первый президент императорской медико-хирургической академии, не отрицал возможность версии о Федоре Кузьмиче.
Князь Петр Михайлович Волконский — участник войн с Наполеоном — состоял начальником штаба при Александре I. «После смерти П. М. Волконского,— писал Л. Любимов,— император Николай I поспешил в комнату только что скончавшегося князя, и лично взял, и унес его дневники».
Любопытно поведение доктора, впоследствии лейбмедика Д. К. Тарасова. Лишь после смерти Федора Кузьмича, он заказал в Царскосельской дворцовой церкви панихиду по Александру Павловичу и горячо молился за упокой души почившего царя. На вопрос близких отвечал, что это весьма великая тайна, которая умрет вместе с ним...
В записках Тарасова есть ряд страниц, на которые, ранее не обращали внимания: «С 10 на 11 ноября прибыл с секретным донесением офицер Шервуд. В эту же ночь государь потребовал к себе полковника Николаева, командовавшего отрядом донских казаков при квартире его величества, и коменданта города Таганрога полковника гвардии Фредерика и, дав им важное секретное повеление, приказал тотчас же, немедленно выехать из Таганрога, так, чтобы никто не заметил их выезда. Этого отправления и данного высочайшего повеления не заметил даже начальник штаба его величества Дибич»,
Итак, император Александр I таинственно скрылся или умер 19 ноября 1825 года. А 4 сентября 1836 года на Урале появился таинственный старец; Если это был царь, то где он находился одиннадцать лет? Л. Любимов считает, что до нас не дошли, исчезнув при таинственных обстоятельствах, бумаги генерала И. И, Балинского, всю жизнь собиравшего материалы о таинственном исчезновении Александра I.
И. И, Балинский будто бы установил, что к 25 ноября 1825 года из Таганрога ушли все иностранные суда, кроме одной яхты под английским флагом. К месту вспомнить загадочное поручение Александра I донским казакам и коменданту города. Не содержало ли оно приказ всем судам, кроме одной яхты, покинуть таганрогский порт?
«Осенью 1836 года к одной из кузниц, находящихся около города Красноуфимска Пермской губернии, подъехал какой-то мужчина, лет 60, и попросил кузнеца подковать бывшую под ним верховую лошадь. Кузнец, исполняя желание проезжего, заинтересовался красивой лошадью и сахмою личностью старика, одетого в обыкновенный черный крестьянский кафтан, не гармонировавший с чрезвычайно мягкими, так сказать, не крестьянскими манерами проезжего, обратился к нему с обычными в этих случаях вопросами о цели путешествия, принадлежности лошади, и, наконец, о его имени и звании.
Уклончивые ответы проезжего возбудили подозрение собравшегося около кузницы народа, и неизвестный, без всякого со своей стороны сопротивления, был тут же задержан и доставлен в город. На допросе он назвал себя крестьянином Федором Кузьмичом, объяснил, что лошадь принадлежит ему, отказался от дальнейших показаний и объявил себя не помнящим родства бродягою...
В этом же году Федор Кузьмич был наказан 20 ударами плетей, выслан из Красноуфимска на поселение в Сибирь, в Томскую губернию, близ Ачинска... куда и пробыл 26 марта 1837 года». ,
Так писал журнал «Русская старина» в январе 1892 года.
В разных изданиях собрано немало материалов, характеризующих жизнь и поведение старца в Сибири. «Принимал посетителей стоя, разговаривая, любил ходить взад и вперед. В келье его всегда царил абсолютный порядок. Федор Кузьмич был глуховат на одно ухо. Спина его была сутулая, чувственный рот тонко очерчен... Говорил на нескольких языках... Избегал встречаться с высшими представителями государственной власти».
«Переходя из деревни в деревню, Федор Кузьмич делал все, что только может делать хорошо воспитанный и образованный человек... Он учил крестьянских детей грамоте, знакомил со священным писанием, с географией и историей... сведения, сообщаемые им, всегда отличались правдивостью, глубоко врезались в головы учеников.
Взрослых он увлекал религиозными беседами, занимательными рассказами из событий отечественной истории, в особенности, о военных походах и сражениях, причем, незаметно для самого себя вдавался иногда в такие мелкие подробности в эпизодах воины 1812 года, что возбуждал общее недоумение даже среди лиц, сравнительно развитых...»
В 1848 году Федор Кузьмич перебрался в деревню Коробейникову, в 1858-м переехал в Томск, к купцу Хромову. Скончался 20 января 1864 года, похоронен на кладбище томского Богородице-Алексеевского мужского монастыря.
После смерти Федора Кузьмича осталось несколько зашифрованных строк. Л. Любимов пишет «Когда сличили почерк Александра I и старца, пришли к твердому убеждению, что письма императора и записки старца написаны рукою одного и того же человека».
Был ли старец Федор Кузьмич русским императором Александром I? Загадку можно разгадать, если вскрыть гробницу императора в соборе Петропавловской крепости в Ленинграде. Известно, что Александру I в год смерти исполнилось 46 лет. По останкам можно установить возраст погребенного, по черепу — реконструировать его портрет. Легенда или подтвердится, или нет.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru