Рейтинг@Mail.ru
1304

2013 04 апрель

Дева-птица. Обайтко Комаев

Автор: Горбунов Юний Алексеевич

читать

И тут случилось, пожалуй, самое невероятное. Вчерашнего ясашного вогула, едва окрестив, отправили с ясашной государевой поклажей аж в Москву, в тот самый Казанский приказ, где все сибирские нужды верстались, и куда стекалась вся меховая казна — поручили, то есть, государево дело.
Мягкая рухлядь… Так в старину называли меха, пушной товар. Придавать уничижительный оттенок высоким понятиям — это в нашем великорусском обычае. Вот и рухлядью именовалось раньше все движимое имущество, будь оно хоть несметным богатством.
А мягкая рухлядь в ту пору диктовала России всю политику за Камнем, весь процесс колонизации Сибири и отношений с аборигенами. Не зря называли пушнину еще и мягким золотом. Кто владел правом и силой сбора ясака — тот на Югре и царь. Сам сухопутный и короткий государев тракт понадобился, чтобы дать на Москву дорогу мягкой рухляди. Сколько житейских драм со счастливым, а чаще печальным финалом разыгралось на театре огромного языческого вогульско‑остяцкого
пространства Западной Сибири!
Мягкая рухлядь по дороге на Москву дорожала, что называется, с каждой бабиновской верстой. Если за Камнем шкурку соболя подчас можно было выменять за пяток сладких реп (такого овоща вогулы не знали), не говоря уже о какой‑нибудь блестящей безделушке или «огненной воде», то в столице
Московии соболиная мантия боярина превращалась в невиданную драгоценность — показатель большого достатка и знатного рода. И не случайно куна или кунья мордка стала позднее денежным знаком. Отдай, говорили, за куницу красну девицу.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru