Рейтинг@Mail.ru
1512

2015 12 декабрь

«Подпольные» фотографии

Автор: Бирюков Евгений

читать

В конце 1930-х новому Режевскому никелевому заводу потребовалось место для строительства детского сада и яслей, и родовой дом Матвеева пошёл под снос. При переезде большая часть старых негативов была утрачена.
В 1947 году он напишет в дневнике, который вёл многие годы: «Декабрь, 16-го. Новые деньги и отмена карточной системы. Что дальше будет? Жить будем, увидим…» В эти годы о нём вспомнили старые товарищи, и свердловский музей им. Я. М. Свердлова пополнился его арсеналом: наган «бульдог», японский штык и финский кинжал.
«Эти экспонаты мы достали в Реже у одного старичка, который болеет. Очень много разных документов, даже фотографии. По ним можно увидеть, какая форма была у рабочих. Нашли и наган. И когда начальник милиции сказал, что нельзя, дедушка, хранить, он ответил: я был боевиком, я никому не сказал, где достал наган. В то время, говорят, было указание на свои приобретать оружие. Этот дедушка болеет, и через силу в подполье нашли эти бумаги. И все это мы привезли сюда». (Вестник Музея истории Екатеринбурга. Вып. 1. 2014. С. 107. Из стенограммы заседания ученого совета Музея им. Я. М. Свердлова 9 марта 1949 г.).
Александру Ивановичу даже выдали билет старого большевика, а вот оформить пенсию он так и не смог: не было трудовой книжки.

читать
Комментарии:
  1. Картинка профиля stalker

    stalker

    «Подпольные» фотографии
    Сто лет назад фотографирование было делом хлопотным, затратным, но одновременно и чудодейственным. Аппарат казался диковиной с волшебным глазом, а манипуляции в темной комнате и появление изображения – чудом. Но сие чудо давало возможность хорошо заработать, и охотников было достаточно.
    На Режевском заводе, производившем чугун и листовое железо, таковым стал Александр Матвеев. Родился в 1877-м в семье заводского лесничего. Был старшим в многодетной семье, помощником в лесу и дома. После школы работал жестянщиком и кровельщиком: на храме и на школе крыши его работы. Освящение школы и церкви даже сумел сфотографировать.
    Аппарат и все необходимое купил в Екатеринбурге в магазине Метенкова. Там же получил и необходимую консультацию, а природная сметливость помогла быстро освоить азы нового дела.
    Фотоделом занялся профессионально. Заказы на портретирование принимал на дому. Во дворе соорудил фон – пейзаж со скамейкой у реки. На обороте фотографий ставил чернильный штамп с музой: «Фотография Александра Ивановича Матвеева. В Режевском заводе». В семейных альбомах сохранилось достаточно много таких «Матвеевок». Снимал виды Режа, ездил по окрестным селам.
    В годы Гражданской войны в 33 года умерла жена Александра Григорьевна, осталось шестеро детей, которых надо было кормить-растить. Снова стал жестянщиком – ладил на продажу домашнюю утварь; потом – клепальщиком – делал трубы для плотин. «Гулкая» работа отразилась на здоровье – почти оглох. Но глаз – ватерпас. С апреля 1930-го – корреспондент режевской газеты «Большевик». Сам, однако, в партию не вступал. Фотоаппарат был у него ящичный, типа «Ментор», еще пластиночный (8 штук). Но вскоре появился новый советский «Фотокорр». Негативы хранил в идеальной картотеке, и некоторые неоднократно пригождались.
    В конце 1930-х новому Режевскому никелевому заводу потребовалось место для строительства детского сада и яслей, и родовой дом Матвеева пошел под снос. При переезде большая часть старых негативов была утрачена.
    В 1947 году он напишет в дневнике, который вел многие годы: «Декабрь, 16-го. Новые деньги и отмена карточной системы. Что дальше будет? Жить будем, увидим…» В эти годы о нем вспомнили старые товарищи, и свердловский музей им. Я.М. Свердлова пополнился его арсеналом: наган «бульдог», японский штык и финский кинжал. «Эти экспонаты мы достали в Реже у одного старичка, который болеет. Очень много разных документов, даже фотографии. По ним можно увидеть, какая форма была у рабочих. Нашли и наган. И когда начальник милиции сказал, что нельзя, дедушка, хранить, он ответил: я был боевиком, я никому не сказал, где достал наган. В то время, говорят, было указание на свои приобретать оружие. Этот дедушка болеет, и через силу в подполье нашли эти бумаги. И все это мы привезли сюда». (Вестник Музея истории Екатеринбурга. Вып. 1. 2014. С. 107. Из стенограммы заседания ученого совета Музея им. Я.М. Свердлова 9 марта 1949 г.).
    Александру Ивановичу даже выдали билет старого большевика, а вот оформить пенсию он так и не смог: не было трудовой книжки.
    Умер в 1958-м в возрасте 82-х лет. На обложке дневника успел написать: «Милые, дорогие мои дети. Послушайте мой наказ: трудитесь усиленно и примерно смолоду. Не будете под старость знать холоду и голоду. Александр Матвеев». Его полезную фотодеятельность высветила внучка Любовь Константиновна, которую он когда-то водил в музей Свердлова. Передала в музей его «Фотокорр». Режевские краеведы выпустили в свет набор его работ «Реж. Фотографии из прошлого XIX – начала XX веков».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru