Рейтинг@Mail.ru
1512

2015 12 декабрь

Гибель линкора «Новороссийск»

Автор: Паникаровская Зинаида

читать

Ночью 29 октября 1955 года в 1 час 30 минут на корабле, стоявшем на бочках № 3 в Севастопольской бухте, произошел сильный взрыв в носовой части корпуса. В результате образовалась большая подводная пробоина (площадью около 150 кв. м). Корпус получил сквозное (включая верхнюю палубу) повреждение, были затоплены многие помещения.
Через 2 часа 40 минут корабль лег на левый борт и перевернулся. В последний раз сигнальщик Николай Прутко передал семафором на другие корабли эскадры слова прощания. Все, кто находился возле корпуса линкора, слышали беспорядочные стуки, это давали о себе знать попавшие в ловушку люди. Затем едва слышное пение. Умирая, «новороссийцы» пели «Варяга».
К 1 ноября водолазы перестали слышать какие-либо стуки из корпуса перевернувшегося судна. Признаки жизни в «Новороссийске» затихли. Севастополь же гудел от горя, скорби, слухов… Как всегда, состоялся ноябрьский парад. Но на парад матросы вышли не в белых, а в черных перчатках. Это было все, чем они могли почтить память погибших «новороссийцев».
Весной 1957 года корабль был поднят и отправлен в металлолом.
Всего в катастрофе погибло более 600 человек, в основном личный состав электромеханической части (БЧ-5). Есть среди погибших и уроженцы Свердловской области.

читать
Комментарии:
  1. Картинка профиля stalker

    stalker

    Гибель линкора «Новороссийск»
    В гранитных плитах имена –
    Так их посмертно наградили.
    60 лет назад в севастопольской бухте при невыясненных обстоятельствах погиб с большинством экипажа линкор «Новороссийск». Среди погибших были и наши земляки-уральцы.

    Линейный корабль «Джулио Чезаре» в феврале 1949 года был передан советскому военно-морскому флоту – в соответствии с решением Тегеранской (1943 г.) конференции Глав государств антигитлеровской коалиции о разделе кораблей итальянского флота. На корабле был поднят военно-морской флаг СССР. Линкор прибыл в г. Севастополь. 5 марта 1949 года приказом по Краснознаменному черноморскому флоту кораблю было присвоено название «Новороссийск». Находящийся в крайне запущенном состоянии, линкор за четыре месяца был приведен в порядок, освоен и в июле 1949 года начал плавание в составе эскадры КЧФ, являясь на протяжении некоторого времени ее флагманским кораблем.
    Ночью 29 октября 1955 года в 1 час 30 минут на корабле, стоявшем на бочках №3 в Севастопольской бухте, произошел сильный взрыв в носовой части корпуса. В результате образовалась большая подводная пробоина (площадью около 150 кв. м).
    Корпус получил сквозное (включая верхнюю палубу) повреждение, были затоплены многие помещения. Через 2 часа 40 минут корабль лег на левый борт и перевернулся. В последний раз сигнальщик Николай Прутко передал семафором на другие корабли эскадры слова прощания. Все, кто находился возле корпуса линкора, слышали беспорядочные стуки, это давали о себе знать попавшие в ловушку люди. Затем едва слышное пение. Умирая, «новороссийцы» пели «Варяга».
    К 1 ноября водолазы перестали слышать какие-либо стуки из корпуса перевернувшегося судна. Признаки жизни в «Новороссийске» затихли. Севастополь же гудел от горя, скорби, слухов… Как всегда, состоялся ноябрьский парад. Но на парад матросы вышли не в белых, а в черных перчатках. Это было все, чем они могли почтить память погибших «новороссийцев».
    Весной 1957 года корабль был поднят и отправлен в металлолом.
    Всего в катастрофе погибло более 600 человек, в основном личный состав электромеханической части (БЧ-5). Есть среди погибших и уроженцы Свердловской области. Из Ирбита призывался Владимир Игнатьев – старшина второй статьи; погибли туринцы – старшие матросы Михаил Бабихин и Виктор Гнусин, серовчане – матросы Анатолий Соловьев и Владимир Вагин.

  2. Картинка профиля stalker

    stalker

    Когда корабль стал переворачиваться, сотни матросов, стоявших у лееров, посыпались в воду. Падающая и тонувшая стальная махина накрыла спасательное суденышко с крейсера «Михаил Кутузов», на котором служил и погиб еще один наш земляк — матрос Юрий Альшанский из Карпинска.
    А вот Станислав Иванович Берегов остался жив. Вот строки из его воспоминаний: «Призывался Тугулымским райвоенкоматом. Закончил Военно-морскую школу в г. Пинске Брестской области. 20 августа 1955 года нас направили в г. Севастополь на линкор «Новороссийск». 28 октября 1955 года линкор снялся с якоря и вышел в море. Я был вертикальным наводчиком в БЧ-2, сдавали стрельбы… Вечером того же дня линкор вернулся в базу и встал на бочки и якоря. 29 октября в 1 час 30 минут ночи раздался взрыв в носовой части корабля на полубаке. Я находился в кормовой части в 29-м кубрике. По аварийной тревоге мы заняли все свои места согласно инструкции. От взрыва погибли матросы четырех кубриков (4, 14, 30, 31) по пятьдесят человек в каждом. Корабль начал крениться на левый борт и через два часа после взрыва перевернулся вверх килем со всем экипажем. Команды покинуть корабль не было. При повороте мне разбило левую бровь, но я поплыл к берегу и был подобран на баркас и доставлен на крейсер «Фрунзе», где мне забинтовали голову и дали сухую одежду. После все живые были доставлены в экипаж ЧФ, где нам выдали новую флотскую форму. Хоронили погибших 42 человека на кладбище Коммунаров всем экипажем. Я ходил с забинтованной головой. Затем с нами беседовал адмирал флота Кузнецов Николай Герасимович, и мы давали подписку «не разглашать военную тайну» под роспись. Почти месяц мы находились в экипаже, а потом нас расформировали по кораблям. Меня направили на тральщик ТЩ-822… Три месяца был в Албании, тралили Средиземное море.
    Демобилизовали в ноябре 1958 года. Получил военный билет – в нем написано, что служил на линкоре «Новороссийск» с августа 1955 года до его гибели. В запас ушел в звании старшины 2-й статьи. С 1978 года живу в Карпинске».
    После гибели корабля, в соответствии с предложением правительственной комиссии, командование КЧФ в ноябре 1955 года оформило представления к правительственным наградам на 717 моряков-черноморцев из состава экипажей «Новороссийска» и других кораблей эскадры КЧФ. Однако документы были отправлены в Центральный Военно-морской архив, где и хранились более 40 лет с грифом «Совершенно секретно».
    Но удержать в забвении народную боль бесконечно долго было невозможно. Прорыв в общественном сознании случился, когда 14 мая 1988 года в газете «Правда» была опубликована статья «Взрыв» писателя-мариниста Николая Черкашина. С этого момента тема «Новороссийска» стала открытой.

  3. Картинка профиля stalker

    stalker

    Письма Черкашину шли потоком. Тогда я тоже обратилась к нему с просьбой проверить наличие в списках погибших моего родственника Валентина Александровича Сухнева. Николай Андреевич подтвердил все, что я спрашивала, ответил на все мои вопросы и пригласил Анну Васильевну (это мама Валентина) приехать в Севастополь на открытие памятных плит с именами погибших на «Новороссийске». Приведу отрывок из ее письма ко мне: «Письмо мы все читали и очень плакали о нашем милом Валеньке, очень обидно и жалко, очень больно и страшно потерять сына в самом расцвете сил. В это время на флоте (в Поти) сверхсрочно служил Василий (старший брат Валентина). Он все знал, очень переживал, плакал. За Валентина мне дали разовое пособие 2000 руб. и больше ничего. Поехать в Севастополь я не могу, мне уже 86 лет».
    На Братском кладбище Севастополя есть необычный мемориал «Родина сыновьям», установленный в 1963 году. Мемориал венчает 12-метровая фигура скорбящего матроса, отлитая из бронзы гребных винтов линкора «Новороссийск», с надписью: «Любовь к Родине и верность присяге были для вас сильнее смерти». Памятник был выполнен по проекту скульптора П. Бондаренко и архитекторов А. Заварзина и В. Артюхова.
    В 1990 году, через 35 лет после трагедии, мемориал был дополнен плитами с именами всех погибших на линкоре. На открытии этих плит участвовали члены экипажа, оставшиеся в живых, и родственники погибших. Совет ветеранов «Новороссийска» составил план мероприятий. Народу приехало очень много. Это была запоминающаяся встреча. С некоторыми встречаемся и общаемся до сих пор. Позднее была установлена мемориальная доска с изображением линкора «Новороссийск» на береговой подпорной стенке в районе Госпитального причала, напротив места гибели корабля.
    На протяжении многих лет попытки совета ветеранов линкора добиться заслуженных наград «новороссийцам» оставались безуспешными. Лишь в 1999 году после неоднократных обращений совета к высшим должностным лицам Российской Федерации удалось восстановить историческую справедливость. Указом Президента РФ №871 от 5.07.1999 г. 712 моряков-черноморцев были награждены орденом Мужества и 4 – орденом Почета, из них 85% удостоены наград посмертно.
    Все погибшие матросы были рождены в 1931-1935 годах. Когда началась Великая Отечественная война, им было по 6-10 лет. Это – дети войны и послевоенной разрухи, воспитанные в многодетных семьях одинокими матерями. Отцы их погибли или пропали без вести во время войны. Они были единственной опорой семьям.
    Время идет. Но, несмотря на прошедшие годы (60 лет), мы помним их. И пока мы помним, они живы.

    По официальной версии, линкор погиб от взрыва старой фашистской донной мины. Этой версии изначально не доверяли члены совета ветеранов «Новороссийска». А в сентябре 2013 года «Комсомольская правда» напечатала статью-расследование А. Овчинникова, которую предварял следующий абзац: «Признание, сделанное 90-летним итальянским ветераном Уго Д`Эспозито, вмиг стало сенсацией. Еще бы: бывший боевой пловец 10-й флотилии ВМС Италии рассказал, что именно это диверсионное подразделение взорвало в 1955 году в Севастополе линкор «Новороссийск»».
    Однако загадка гибели линкора до сих пор окончательно не раскрыта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru