Рейтинг@Mail.ru
Война и мир краеведа Постникова

2018 09 сентябрь

Война и мир краеведа Постникова

Автор: Зырянова Тамара

читать

Я видела его всего один раз и то между делом. Случилось это в 70-х годах прошлого века. Пожилой (как мне тогда казалось) спокойный человек высокого роста. Он зашёл в читальный зал к казначею профкома, чтобы заплатить профсоюзные взносы. Он тогда уже был на пенсии и в Злыгостевской библиотеке не работал, а вот взносы платил регулярно. Чем-то неуловимым этот посетитель привлёк к себе внимание. Даже спустя 45 лет вижу его образ.
           От заведующей отделом культуры Зои Александровны Кокоулиной слышала, что Елизар Александрович Постников передал много экспонатов в создаваемый тогда краеведческий музей, что наблюдал за погодой и другими природными явлениями и отправлял в Ленинград результаты наблюдений. Позднее я увидела по первой программе Всесоюзного телевидения передачу. Называлась она «Род. Родник. Родина» и посвящалась подвижнику из деревни Постниковой Верхотурского района. С того времени и остался в памяти чудесный образ этого деревенского мудреца, хранителя старины.
Передо мной фотография Елизара Александровича. Умные, проницательные глаза многое испытавшего на своём веку человека. Пытаюсь представить, каким он был в жизни. Чувствую его внутренний мир, который мне очень симпатичен.
Милую его сердцу деревню Постникову – так получилось – тоже видела только однажды. Середина 70-х. Жаркое лето. Мы с сотрудниками райисполкома на покосе недалеко от этой уже заброшенной деревеньки. Ходили, перелезая через жерди, напиться к знаменитому роднику. Место, где стояла деревня, было заросшее, но не бурьяном ещё, а доброй травой, оставалось несколько нежилых построек. Вспоминаю ощущение покоя, защиты и бывшей совсем недавно здесь неторопливой и основательной сельской жизни.
И сейчас я представляю Елизара Александровича именно жарким летом и в этой деревне. Вот он спокойно идёт, высокий, в светлой рубахе, к своему ухоженному дому, где его ждут дела в саду и на пасеке, музейные экспонаты, увлечения, всё, что составляет смысл и счастье жизни.
Сам о себе он напишет в анкете 1951 года: «Я, Постников Елизар Александрович, родился в семье крестьянина-середняка д. Верхней Постниковой Прокоп-Салдинского сельсовета Верхотурского района Свердловской области (по нынешнему административному делению). Обучался в Злыгостевской начальной школе в объёме 4 групп. В 1918 году (во время Гражданской войны) прекратил учёбу, и после чего уже учиться не пришлось, ввиду семейных обстоятельств».
В том году Елизару исполнилось одиннадцать лет. В Верхотурском уезде начались сражения между белыми и красными. Он запомнил звуки орудийной стрельбы в Актае и Верхотурье, пулемётных очередей во время памятного Путимковского боя. Врезались в память подростку разведчики-белогвардейцы, что разъезжали по деревням в поисках активистов советской власти и расправлялись без суда и следствия.
«До апреля 1930 года находился в составе семьи моего отца и работал по хозяйству, а зимами работал вместе с отцом на лесозаготовках», – напишет он в анкете.
Перелистаем страницы его жизни.

В Красноуральске
В годы первых пятилеток строился неподалёку медеплавильный комбинат (Уралмедьстрой) и город Красноуральск при нём. Многие верхотурцы пешком отправлялись туда на заработки. Ходили на разведку в поисках лучшей жизни и жители Постниковой и близлежащих деревень. Видели, что жили строители в землянках и труд был тяжёл. Но трудности не пугали молодых. Елизар в двадцать три года женился и, посоветовавшись с родными и получив благословение, уехал с молодой женой на новостройку. В верхотурских деревнях активно шла коллективизация…
Начался в жизни сельского парня красноуральский период. Сначала работал регистратором в Церабкопе (Центральный рабочий кооператив), но через полгода из-за квартирных обстоятельств перешёл в леспромхоз. По направлению повышал квалификацию на очных и заочных курсах и к ноябрю 1939 года стал заместителем главного бухгалтера леспромхоза. Основной своей профессией и в последующем считал мирную профессию бухгалтера. Она и воспитала в нем любовь к порядку, бережному отношению к вещам. В Красноуральске родились и росли дочери Тамара и Галя.
В леспромхозе Елизар проработал до дня мобилизации в Красную армию с началом Великой Отечественной войны.

 152-я стрелковая
22 декабря 1941 года командир дивизии полковник Вехин и полковой комиссар Иванов приступили к формированию в Красноуфимском районе Свердловской области (Урал ВО) 152 стрелковой дивизии. В её состав были призваны военнообязанные 17 национальностей, на 75 процентов совершенно не обученные. Вошли в дивизию и красноармейцы, поправившие после ранения здоровье в красноуфимских госпиталях. 16 февраля 1942 года дивизия в составе 480, 544, 646 стрелковых полков, 333 артиллерийского полка, противотанкового дивизиона, сапёрного батальона, батальона связи, медсанбата, зенитной батареи, разведроты, химроты, автороты общей численностью 11371 человек выступила из г. Красноуфимска на Карельский фронт (ЦАМО. Ф. 152 сд. Оп. 1. Д. 1).
Обучались мобилизованные в Архангельской области. Смотрю на фотографию в журнале «Уральский следопыт» (2015, № 5), где изображён наш земляк Савелий Лукич Шельпяков, работавший в детском доме и призванный Новолялинским военным комиссариатом. Стоят вдвоём с другом в полной боевой амуниции, гимнастёрка, ботинки, через плечо скатка, в правой руке винтовка, на переднем плане пулемёт. Фотографировались на тех учениях. И солдат Постников мог быть изображён в таком же виде, например, на фотографии, посланной семье в Красноуральск. С Савелием Шельпяковым он оказался в одной        дивизии и даже в одном 646 полку. Есть большая вероятность, что земляки нашли друг друга.
В ночь накануне 1 мая 1942 года дивизию подняли по тревоге, погрузили в эшелоны и отправили в Мурманск. Пушки, боеприпасы, кухня, продовольствие должны были прибыть позже другими эшелонами. Переправившись через Кольский залив, дивизия совершила 80-километровый марш на передовую по безлюдной голой тундре, чтобы принять участие в оказавшейся безуспешной Мурманской наступательной операции войск 14-й армии с рубежа реки Западная Лица (Заозёрск, Североморск-7, Мурманск-150).
Переход начался 2 мая, а через пять суток 152 стрелковая дивизия почти полностью погибла… Стояла по-весеннему солнечная погода, поэтому солдаты были одеты в летнюю форму, а к ночи пошёл тяжёлый мокрый снег. С моря подул морозный ветер и гимнастёрки мгновенно превратились в ледяные скафандры. А потом – пурга. Буран был такой силы, что крики о помощи тонули в свисте ветра. Огонь развести было невозможно, полевые кухни затерялись в кромешной темноте, как и поклажа с одеждой.
Одному из полков авангарда пришлось ещё и бой принять. Пока остальные сражались со снежной бурей, передовые части погибали под огнём немецкой артиллерии. Ни первым, ни вторым помощи ждать было неоткуда. Стихия прекратилась так же неожиданно, как началась. 7 мая выглянуло солнце, осветив тёплыми лучами жуткую картину…
Бытует на Севере только легенда о «замерзшей дивизии». В официальных источниках об этой трагедии ничего не писалось, а ветеранам, видимо, было запрещено об этом даже вспоминать. 34-летний красноармеец Постников был живым свидетелем и участником этой «майской эпопеи». Позднее вдове Шельпякова пришло извещение от командира, что, со слов выживших в той трагедии солдат, он был отправлен в первый медсанбат. Но в Книге памяти числится как пропавший без вести.
Воспоминаний Елизара Александровича о его фронтовом пути я не нашла. В анкете об этом он написал кратко: «Мобилизован 08.01.1942 Красноуральским горвоенкоматом. Находился в составе 152 Краснознамённой стрелковой дивизии, которая формировалась у Красноуфимска. Северный фронт с 04.04.1942, участник майской эпопеи за Мурманский залив в составе 646 полка 55-я рота (писарь-каптенармус). Держали оборону в Заполярье с мая 1942 г. до марта 1943 (майская эпопея). С 23.02.1943 в должности кладовщика интендантской службы 152 дивизии».
После воевал на Юго-Западном, Украинском, Первом и Третьем Белорусских фронтах. Проходил через Польшу в Германию на Берлин. За селом Подгородним был ранен. Родные рассказывали, что долго пришлось лежать на земле. После боя собирали раненых и убитых. Подъехал санитар на подводе, увидел, что живой: «Сам на телегу забраться сможешь?». Как-то вскарабкался.

Снова на родине
Прошла война, и солдат вернулся к мирной жизни. Снова работает в Красноуральском леспромхозе. Решает вступить в ряды ВКП (б), а также вернуться на родину. Его не отпускали, но своё решение Елизар принял. В анкете напишет: «Выбыл в связи с переходом на работу счетоводом колхоза». В колхозе имени Жукова Прокоп-Салдинского сельсовета грамотному специалисту были рады. После укрупнения колхоза в 1950 году трудился старшим счетоводом.
Что бы сейчас ни говорили про коммунистов, а в свои ряды партия принимала достойных людей. Председатель исполкома Верхотурского райсовета Павел Кузьмич Немытов написал в характеристике: «К работе относится добросовестно, исполнителен, аккуратен… Тов. Постников над повышением своего политического уровня работает, в вопросах внутренней политики и международного положения разбирается, ведёт агитационную работу среди колхозников. Идеологически выдержан, морально устойчив». Вскоре Постникова избирают секретарём Прокоп-Салдинской партийной организации. Партстаж с мая 1949 г. А в декабре1950-го – председателем Прокоп-Салдинского сельсовета.

 Краевед
З.А. Кокоулина, заведующая отделом культуры, написала о нём: «Как краевед был настолько знаток старины глубокой, что мы его считали главным консультантом почти по всем темам, особенно крестьянского быта. Когда Александр Дмитриевич Бальчугов повёл научную экспедицию по Бабиновской дороге, мы с Постниковым собрали в деревнях всё, что их интересовало и складировали в его двух амбарах. Всё, что было собрано, он передал музею – более 600 экспонатов, да каких – крестьянский быт, ремесленные инструменты. Как человек он настолько был интересным собеседником, что рассказы его о природе, об орудиях, с которыми крестьянин работал, завораживали человека».
Масштаб деятельности сельского краеведа удивляет своей многогранностью. Он составляет списки погибших фронтовиков. Собирает материал по истории деревни Постниковой и города Верхотурья. Проводит в деревнях Прокоп-Салдинского сельсовета учёт всех деревянных строений, имеющих архитектурную или историческую ценность. Среди них отмечает дома, имеющие возраст сто и более лет. Обобщает воспоминания о событиях Гражданской войны в Прокоп-Салде. Восстанавливает биографию Якова Демидовича Постникова, адвоката, первого комиссара земледелия Верхотурского уездного Совдепа, погибшего от рук белых. Начал собирать материалы о Донате Евгеньевиче Сенянском, балтийском матросе-большевике, приехавшем в июне 1918 года в Верхотурский уезд для организации записи добровольцев в РККА, убитом кулаками в Прокоп-Салде в июле того же года. Выступает перед школьниками. Ведёт большую переписку. К нему обращаются за помощью. Участвует в работе ВООПИК в Верхотурье.
Когда в 1973 году исполком верхотурского райсовета принял решение «Об организации народного краеведческого музея и оформления экспозиции», Е.А. Постников становится членом совета по организации музея. И позднее связь с музеем он поддерживал всегда.
Бережливость и уважение к вещам, сделанным руками человека, Елизар унаследовал от отца Александра Осиповича. В его амбарах хранились предметы минувшей эпохи, изготовленные из дерева и железа. Коробы плетёные, остроги, корчаги, большие и маленькие фонари, в которых горели свечи, бродни, решёта… Амбар был как музей. Всех гостей и приезжих хозяин водил туда показывать свои экспонаты.

Фенолог
В 60-е годы фенологическая сеть Географического общества СССР насчитывала более 3,5 тысячи корреспондентов-фенологов на добровольных началах. Одним из сотен подлинных любителей природы, бескорыстно принявших на себя благородные обязанности изучения родного края, был наш земляк, единственный в Верхотурском районе.
Наблюдать за природой Зорю тоже в детстве приучил отец. Уже в 1928-29 гг. Елизар Александрович самостоятельно делал фенологические наблюдения и отсылал записи в Москву.
В 1962 году ему пришло из Ленинграда предложение вступить в число корреспондентов добровольной фенологической сети Географического общества СССР. Он получил программу и бланки наблюдений и, успешно выдержав годичный срок выполнения заданий по фенологии, был пожизненно зачислен корреспондентом-фенологом ГО СССР. В музее хранится тетрадь Е.А. Постникова «Запись фенологических наблюдений с января 1964 года». Много лет фенолог-любитель фиксировал сезонные явления: таяние снегов, прилёт грачей, крик перепела, особенности поведения животных и птиц в определённых условиях… Результаты наблюдений отправлял в Академию наук.
Президиум Географического общества СССР наградил Елизара Александровича Почётной грамотой за многолетние фенологические наблюдения в д. Постниково Свердловской области.

Фольклорист
Немецкий альбом для марок «Альбум маркен» Елизар привёз с войны, и он ему пригодился для хорошего дела. В нём собиратель старины и фольклора записывал частушки и песни. Особенно любил старинные свадебные, величальные песни. Столько образов, столько поэзии в каждой нашей русской уральской песне! Говорят, что и сам он пел старинные русские песни, обладая сильным, красивым голосом.
Постников впервые записал свадебные причитальные и величальные песни от Анастасии Дмитриевны Постниковой в 1958 году. Много помнилось с детства. Частушки слышал от отца Александра Осиповича, сестры Степаниды Александровны Лихановой, матери отцова друга Никифора Андреевича Постникова. Записывал от односельчан и от жителей близлежащих деревень. Однажды за два вечера записал от неграмотной Матрёны Евдокимовны Дружининой 1895 года рождения около 300 частушек.
С 1959 по 1976 год в областной Дом народного творчества Елизар Александрович отослал 14 свадебных и 35 народных песен, 13 плясовых напевов и 769 частушек, бытовавших в нашей местности. У П.П. Ершова, большого знатока фольклора, есть упоминание о ягоде журавлице. И пометка: так в Прокоп-Салдинской округе называют клюкву. Узнал Павел Петрович об этом от Постникова.

О забытом промысле
В 1962 году во время первой экспедиции института художественной промышленности на Урал была открыта уральская кистевая роспись по дереву – самобытный вид русского народного творчества. Экспедиция прибыла в один из центров производства туесов в Верхотурском районе – селения Прокоп-Салдинского сельсовета. Ещё в первой половине XX века здесь делали расписные и чеканные туеса, по-уральски «бураки».
Сопровождая гостей, Елизар Александрович и предложил в заключение посмотреть старый дом с расписными стенами. «После солнечной улицы в комнате ничего не было видно, но стоило отворить ставни, смахнуть со стен пыль, как открылось удивительное зрелище. Эта встреча определила на долгие годы направление практической и научной работы сотрудников института. С того дня было проведено ещё 14 экспедиций, изучено громадное количество литературы, исторических и архивных материалов, разработано немало научных тем, проведено экспериментально-творческих работ, связанных с уральской росписью». Москвичи тогда самолично отмывали стены деревенской избы, копировали проявившиеся узоры и рисунки старой кистевой росписи, делали зарисовки, фотографировали.
Посылая в октябре 1979 года Елизару Александровичу газету со статьёй, В.А. Барадулин, кандидат искусствоведения, писал: «Посылаю вам статью, опубликованную в Соликамске. Не могу не упоминать Вас, как человека, первым указавшего на росписи в крестьянских домах». Наш земляк стоит в одном ряду с другим подвижником Иваном Даниловичем Самойловым, создавшим в 70-е годы в Нижней Синячихе Алапаевского района единственный в стране музей уральской народной росписи.

Библиотекарь
В послевоенные 40-50-е годы в Верхотурском районе работало много мужчин заведующими избами-читальнями и клубами. Елизар Александрович из их числа. В шестидесятые годы он трудился в Злыгостевской сельской библиотеке. Это его последнее место работы: библиотекарь и заведующий клубом. Помещение было универсальным: здесь и клуб, и читальный зал, здесь же и выборы проходили. Елизар Александрович ставил спектакли и концерты, которые с удовольствием посещали жители деревни. Ему нравилось работать с людьми, особенно с детишками. У него в клубе и библиотеке всегда было много ребятни. И в читальном зале хоть весь вечер можно было сидеть и читать.
Как бы мы сейчас сказали, процент охвата населения чтением был гораздо выше нормы, благодаря и добровольным распространителям книги. Так, например, в деревне Шумковой, помогая сельскому библиотекарю, выдавал книги у себя на дому Алексей Степанович Камыш, в Никитиной – Касьян Дмитриевич Романюга. Простые люди, но по-хорошему любившие книгу.
В семье, где он родился и вырос, не было грамотных, и сам Елизар Александрович имел только начальное образование. Как и писатель А.М. Горький, своим университетом тоже мог бы назвать чтение. Его внучка А.С. Шеина (Батракова) вспоминает: «Мы, внуки, часто гостили у дедушки. Из детства и юности запомнились семейные традиции. По вечерам мы собирались всей семьёй в просторной уютной гостиной, где вдоль стен были расставлены большие деревянные окрашенные лавки. Посередине комнаты располагался стол, на котором стоял огромный самовар. Во время семейных посиделок мы пили ароматный чай из стаканов в подстаканниках с душистым домашним мёдом. У дедушки была пасека. Он занимался пчеловодством. За чаепитием дедушка Зоря (так мы его называли) читал нам вслух.. У дедушки была большая библиотека русских писателей-классиков. Особенно дедушка любил произведения Некрасова и Тургенева. Да и сам он был великолепным рассказчиком. Он так увлекательно и реалистично рассказывал разные истории из жизни, что мы чувствовали себя участниками этих событий».
С непридуманной сказкой схожа достойная памяти потомков жизнь деревенского мудреца, хранителя старины.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru