Рейтинг@Mail.ru
История России. Река Чусовая. Село Успенка

2018 10 октябрь

История России. Река Чусовая. Село Успенка

Автор: Кашаева Юлия

читать

На реке Чусовой, на другом берегу от Верхне-Чусовских городков, раскинулось древнее село Успенка. Каких только названий его не встретишь в литературе! В XIX веке Успенку  называли  «село Чусовское». В 1904 году уральский журналист и краевед Виктор Весновский совершил поездку по Уралу и упомянул село Успенское: «теперь еще называют Монастырским».

Это селение с богатой историей, одна из точек на карте современных туристических маршрутов по Пермскому краю. Перед оградой храма Успения Божьей матери приезжающих туристов встречают «козы-попрошайки». А за оградой взгляду открывается ухоженное подворье Свято-Трифонова скита. Из крутого берега Чусовой бьет  источник с ледяной водой. К нему ведут длинные ступени, оборудована купель и место набора святой воды. С берега открывается удивительный вид на реку Чусовую, на пустынный остров – все, что осталось от древнего села Нижние Чусовские городки, откуда, по одной из версий, начинал свой путь в Сибирь Ермак.

«Грех»  Трифона Вятского
Эти места притягивают не только  живописными пейзажами, открывающимися с высокого берега, но и удивительной историей, связанной с именем  преподобного Трифона Вятского. Как гласят источники, Трифон, встретив на Каме братьев Строгановых, получил от них «место в обиталище себе», что и положило начало Успенке – «на горе высокой сделал себе келью с часовнею». Трифон прожил здесь 9 лет, с 1571 до 1580 года. Неожиданный пожар, в котором сгорели заготовленные дрова для соляных промыслов Строгановых, привел к изгнанию Трифона.
В «Пермской летописи» краеведа Василия Шишонко о тех событиях читаем: «Но, как оный преподобный, расчищая лес около часовни и кельи и малое хворост, собрав в кучу, намерился оное сжечь; по зажжении же сделался жестокий ветр, то силою огня не только та подсека загорелась, но тот огонь дошел и до стоячего лесу, а когда огонь и в лес умножился, то добравшись до заготовленных Строгановыми к соляному промыслу дровам, которых было до трех тысяч сажень, в пепел их обратил. Сей ради причины люди на него возгнегодовавшись, мнивши, что учинено то сожжение дров было им умышленно, – того ради, разъярившись на него, с той крутой горы его бросили, да и сам Григорий Строганов, по той причине, на него прогневался и держал несколько в крепи, – тогда преподобный прорек ему, Григорию, имеющий на него быть гнев царский… Однако, по приезде их в Москву, вместо чаемого царского гневу, получили они от царя, за молитвы преподобного, многую милость».
Легенда гласит, что Трифон, покидая Чусовскую землю, произнес: «Место свято, а люди кляты. Пусть живут они ни бедно, ни богато». Иаков Шестаков, священник, церковный краевед, отмечал: посередине горы, между двумя оврагами, была возведена часовня, где «есть замечательно древний образ преподобного, писаный на каменной доске размером 2 аршина на 1,5 аршин, на иконе изображен факт низвержения Преподобного с горы и спасения его в лодке». В начале XX века ежегодно 18 октября (по старому стилю) в день кончины Трифона «при большом стечении народа бывает в эту часовню крестный ход из села Успенского». Если проплывать на лодке вдоль берега Чусовой, то и сейчас можно увидеть не зарастающую деревьями часть крутого берега, по которому, по легенде, скатился Трифон.

Как строили, разоряли и восстанавливали
Учеником Трифона, Иоанном, был устроен Успенский монастырь, закрытый в 1764 году. Современный храм Успения Пресвятой Богородицы был построен в 1864-м. Его приход составлял от 12 до 20 деревень. Священником в конце XIX века служил Василий Андреевич Попов, окончивший курс Пермского духовного училища.  В дальнейшем он был награжден серебряной медалью «За усердие», что было высокой оценкой его «трудов по народному образованию».
По свидетельству современников, в начале XX века в Успенской церкви были иконы с изображением преподобного Трифона, «очень древнего письма и происхождения». Из тех церковных древностей уцелел и сохранялся до наших дней напрестольный серебряный крест с надписью «В лето 7189 месяца июля в 8-1 день божественный крест сей Пресвятой Богородицы честнаго и славнаго ея Успения в церковь в обитель в Пермь Великую, на Чусовую. Строил инок диакон Исаков сын Василья Пучкина, внук Никифора Глазунова».
В 1933 году было принято решение о закрытии Успенской церкви и размещении в этом здании школы или использовании «под культурные надобности» колхоза имени Сталина. Как свидетельствуют архивные документы, церковь не действовала к этому времени уже около двух лет. В акте комиссии Верхне-Городковского исполкома по техническому обследованию здания в 1945 году читаем заключение: «К эксплуатации здание церкви непригодно. Требует капитального ремонта». Это, видимо, и привело к тому, что храм использовался под склад удобрений и запчастей для сельхозтехники, а не под «культурные нужды».
В 1998 году здание церкви было возвращено верующим, здесь появился Свято-Успенский Трифонов мужской скит Пермского Свято-Троице-Стефанова мужского монастыря. Начались восстановительные работы, воссоздана часовня преподобного Трифона Вятского, облагорожен его святой источник.

Перипетии XX века
История села в XX веке – типичная история многих российских деревень. В начале века село Успенка – это волостной центр, где располагалась церковно-приходская школа. В 1910-1911 учебном году в ней обучалось 25 мальчиков и 15 девочек, хотя в самом селении в 1908 году было всего 46 дворов и проживало 112 мужчин и 106 женщин. Помимо сельского хозяйства, успенские «кустари-сапожники» шили обувь, а в 1920 году в селе даже была создана сапожная трудовая артель.
Революционные годы и время Гражданской войны, как и у всей страны, были непростыми для жителей села. Успенка и в начале 1920-х годов оставалась центром волости, где располагался исполнительный комитет. В 1922 году Успенский исполком свидетельствовал, «что денежный общегражданский налог проходит слабо ввиду того, что у населения денег нет».
Сохранилось и имя председателя исполкома. Им был 34-летний Иван Дмитриевич Гашев, демобилизованный в 1922 году из Красной Армии большевик. Членами волисполкома были избраны Мария Алексеевна Гашева, 27 лет, закончившая гимназию, большевичка, учительница; Пимен Егорович Трошков, 45 лет, окончивший начальное училище, представитель крестьянской бедноты. Из архивных документов узнаем, что в июне 1922 года жителей Успенской волости «постигло бедствие, то есть сильное градобитие, от которого пострадало население хлебами, как яровыми, так и озимыми от 50 до 100%». В район полетели «ходатайства о снятии продналога».
В 1928 году в селе располагалось всего 45 хозяйств, в которых проживало 146 человек. В годы коллективизации возник колхоз имени Сталина. В тяжелые годы начала 1930-х у жителей постоянно возникали проблемы с продовольствием. Ну и конфликты тоже. В 1932 году, например, между учителем Успенской школы первой ступени, уполномоченным сельского куста работников просвещения Алексеем Евдокимовичем Пеньковцевым и председателем колхоза Иваном Алексеевичем Трошковым. В школе тогда обучался 41 человек. Учитель в своей жалобе красочно рисует ситуацию с нехваткой продуктов: «Народному судье Верхне-Городковского района. Жалоба. 1932 г. 29 сен. У меня не хватило хлеба. Я пошел в дом председателя колхоза Ивана Алексеева Трошкова спросить взаимообразно в счет октябрьской нормы муки 4 фунта из колхозного запаса. Он вместо того дать или не дать, обозвал меня «хамом» и стал ругаться, что я ему надоел. Тут присутствовал гр-н д. Гашевой Иван Тимофеевич Пермяков. Я обращаюсь к Пермякову, чтобы он назвал свою фамилию, т.к. я его желаю поставить свидетелем. Но Пермяков ответил, что  еще не спросился жены и забыл свою фамилию. Занять муки не у кого и мучной лавки нет, пришлось идти на уроки голодом. Зав. шк. А. Пеньковцев».
Эта и другие жалобы были отправлены и в прокуратуру. Резолюция прокурора: «РКС. Т. Красных! Направляю заявление учительства Паловского сельсовета. Предлагаю 1) выяснить в части разных цен на молочные продукты и 2) воздействовать и изменить бюрократическое отношение со стороны председателей колхозов к учительству, в части снабжения овощами и т.д. В случае подтверждения фактов наложить дисциплинарное взыскание, о результатах сообщить в райпрокуратуру».
И другие учителя подтверждали проблемы с обеспечением их продуктами. «Работники просвещения не все одинаково снабжаются овощами, некоторые совсем не снабжаются».
Не обошла стороной  жителей Успенки и  Великая Отечественная.  Имена погибших на ее фронтах высечены на гранитных плитах монумента в центре села. Читаем сразу по нескольку фамилий: Веприковы, Калинины, Кашины, Колтырины, Гашевы, Трошковы, Шардины…
Восемнадцатилетний комсомолец Иван Яковлевич Гашев был призван в 1942 году и воевал на Ленинградском фронте. Младший сержант 45 минометной батареи 131 стрелковой Ропшинской краснознаменной дивизии погиб в ходе Моонзундской операции 20 октября 1944 г. Похоронен в эстонской деревне Касику острова Эзель (Сааремаа). Похоронка на сына отправлена в Успенку его матери – Марфе Ивановне Гашевой. Таких примеров было много.
В 1969 году на базе сельхозартелей «Рассвет», «Восход» и «Маяк» был создан совхоз «Куликовский», центральная усадьба которого располагалась в Успенке.
Село с 1970 по 2006 год являлось центром Успенского сельского совета.  В ее состав входили деревни: Вилижная – 104 жителя, Новоселовка –48, Шалашная – 116, Косогор – 126, Мутная -39, Куликово – 157, Заозерье – 138, Пеньки – 55, Талая – 16, Паходки 9. В общей сложности – более 300 хозяйств.
Успенка развивалась, росла, число жителей увеличилось со 110 человек в 1970 году до 372 в 1981-м. Однако автобусного сообщения не было, в село  вела грунтовая дорога из города из г. Чусового. В поселке было 5 телефонов, в каждом доме – радиоточка, у жителей – 3 автомашины, 16 мотоциклов, 59 велосипедов. Во всем поселке было электричество, в 76 квартирах использовали привозной газ, действовали водопроводные колонки.
В начальной школе обучалось 27 школьников. Был детский сад на 25 мест, сельский клуб, фельдшерский пункт, отделение почты, смешанный магазин, комплексный приемный пункт. С 1969 года работала библиотека с солидным книжным фондом. В 1981 году деревня Успенка была оценена как перспективная.
К концу XX  столетия в составе Успенской сельской администрации из одиннадцати населенных пунктов осталось восемь с очень малым числом хозяйств и жителей. В самой Успенке 105 хозяйств держали  325 жителей.
Сейчас, по сравнению с 1980-ми годами социальные объекты, которые зачастую «дают деревне жизнь», многие закрыты. В Успенке проживает 280 человек, здесь функционируют Дом культуры, фельдшерско-акушерский пункт, отделение почты, библиотека. Как и по многим деревням Чусовой, Успенку наводнили дачники.

Деревня  Вилижная
История выселка Вилижна начинается немного позже Успенки. И хотя точную дату появления первых поселенцев мы назвать не можем, но Вилижна упоминается уже в переписи Кайсарова 1623-1624 гг. как деревня Вилеженинова. Как предполагает Е. Шумилов, такое название деревня получила от фамилии первого жителя – Вилеженина, выходца с реки Виледь, притока Вычегды. А современное название – это результат длительного его видоизменения.
Как пишет Ю.Николаев в книге «Земля чусовская», в XIX веке в этой округе было три деревни: Вилижна Верхняя, Вилижна Нижняя и Вилижна Одина. Верхняя – прямо на реке Чусовой, Нижняя – при реке Вилижне или Земляничной, а Одина – при безымянном ключе. В Верхней бытовала православная часовня.
Камское «море» и прочие обстоятельства распорядились так, что выжила только Нижняя Вилижна – выселок Вилижная. Уже путеводитель «Река Чусовая» 1936 года нашел здесь только деревню Вилижну в устье одноименной речки.
Выселок всегда был малочисленным. В начале XX века здесь располагалось 2 двора и проживало всего 6 человек – 4 мужчины и 2 женщины. Но в 1970-х мы наблюдаем пик его развития: в Вилижной уже 28 хозяйств и хозяйничают в них более ста человек. По численности жителей это было пятое из одиннадцати селений Успенского сельского совета.
Но в 1981-м, когда проходило судьбоносное анкетирование – «обследование современного состояния населенного пункта», – деревне  Вилижной был поставлен диагноз – «неперспективная». Хотя в это время там  бытовала ферма крупного рогатого скота, насчитывалось 19 хозяйств и проживало 59 человек. Неисповедимы пути господни. В том же 1981-м  деревню покинули 25 молодых селян. Интересно, что из частных транспортных средств по выселку ездил тогда один мотоцикл, девять велосипедов  и одна автомашина.
От Успенки к Вилижной ведет увалистая насыпная дорога. Так и ждешь, подъезжая, что увидишь несколько домиков-развалюх. Но ничего подобного. Из видавших виды – только баржа, ни весть когда выброшенная здесь на берег, а теперь в любое время года дающая приют рыбакам и туристам. В остальном – это живой, веселый и трудолюбивый дачный поселок. Добротные в огородной зелени дома строятся, выбрав место покраше, машины – поди сосчитай. Чусовую тоже не узнать. Где ее прежнее русло в этой воде разливанной? Прямо у дороги, на высоком глинистом ее откосе, глядя на людей, понаделали гнезд стрижи. Вот тебе, подумалось, и «неперспективная»! Только бы не запамятовали новые ее обитатели, что не первые они здесь и не с неба упали. А поставили бы старой Вилижне добрый памятный знак-обелиск.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru