Рейтинг@Mail.ru
История России. Река Чусовая. Вдоль белых скал.

2018 11 ноябрь

История России. Река Чусовая. Вдоль белых скал.

Автор: Кашаева Юлия

читать

Почти все деревни, расположенные ниже Верхнечусовских Городков, превратились в дачные поселки, лого Президентский грант. История России. Река Чусоваяпостоянных жителей осталось мало. Добраться до этих населенных пунктов можно почти исключительно по воде. В навигацию этого года четыре раза в неделю ходил небольшой теплоход «Салют». И в весенне-осеннее время он не всегда причаливает к Чусовским берегам.
Эти места красивы белыми скалами вдоль реки.
Время появления первых поселенцев в этих местах неизвестно. Но на карте 30-х годов XVIII века мы уже находим Пеньки и Куликово, а на карте 1783 года появляются деревни Черемшанка и Конецгорская.

 Деревня Пеньки 
Пеньки – некогда три деревни Верхние, Средние и Нижние – одна из самых старых деревень этой части Чусовой. В середине XIX века в Нижних Пеньках было 22 двора, где проживал 151 человек. Верхние Пеньки (Панехова) и Средние Пеньки (Семичата) насчитывали по 12 дворов. В деревне Пеньковской (Соседковой) располагалась православная часовня, а дворов было всего 8. Крестьяне относились к «Бутеровскому обществу», то есть до отмены крепостного права были помещичьими и проживали на землях княгини Варвары Петровны Бутеро-Родали. В начале XX века число жителей в Пеньках не сильно увеличилось – 70 дворов и 299 человек.
В Государственном архиве Пермского края хранится замечательный материал об участии местных крестьян в политических событиях первой русской революции – «Дело жителей села Куликова, деревень Колобят и Пеньков Чусовской волости о своем отказе в составлении политического воззвания к созыву Учредительного собрания».
В декабре 1905 года, в разгар революционных событий в России, жители трех деревень приговором сельского схода подписали призыв к созыву Учредительного собрания и заявили о вступлении во Всероссийский крестьянский союз. А уже 12 февраля 1906 года на общем собрании под руководством Куликовского сельского старосты Дмитрия Николаевича Долматова постановили отказаться от приговора, ссылаясь на то, что документ, предъявленный им врачом Чусовского участка Буториным и учителем Верхнечусовского двухклассного училища Грин, подписали «по малограмотности своей» и по их «увещеваниям».
В 1928 году Пеньки – это 90 хозяйств с 391 жителем. В июне 1931 года крестьянин деревни Нижние Пеньки Шардин, работавший бакенщиком на Чусовой, у одного из островов обнаружил поверхностные выходы нефти. Там была заложена нефтяная вышка, напротив которой через реку были переброшены телефонные провода. Казалось, что это место станет центром нового нефтеносного района. Но этому не суждено было сбыться.
За деревней Пеньки, до затопления Камским водохранилищем, река разбивалась рядом островов на несколько рукавов и круто поворачивала вправо. Как вспоминает Галина Филипповна Суворова (в девичестве – Субботина), родившаяся в Пеньках в 1936 году, колхозные коровы часто уходили на острова и приходилось идти за ними по узкому броду.
В деревне располагалась часовня, которая, судя по архивным документам, была закрыта в 1930 году, но Галину и ее сестер крестили в Пеньках. Она окончила Пеньковскую четырехклассную школу, а потом год училась в Верхнечусовских Городках, а шестой класс заканчивала уже в деревне Куликовой – тогда там открыли семилетку. После закрытия часовни в здании находился склад.
В Пеньках был колхоз, конный двор, птичник, ферма. Председателем колхоза был Павел Шардин. Как вспоминала Мария Фоминична Субботина, мать Галины, в войну она пасла колхозных телят, жизнь на трудодни с тремя дочерями была скудной.
1969 году в Пеньках проживало 65 человек, население с каждым годом сокращалось, и деревня Верхние Пеньки была снята с административного учета – «в результате выезда или переселения жителей». К началу 1980-х годов в деревне остались лишь восемь хозяйств, из производства – ферма по откорму молодняка крупного рогатого скота. Все дома в Пеньках были электрифицированы, ходил и рейсовый автобус до города Чусового. А в 1981 году деревне вынесен вердикт – «неперспективная».

Деревня Черемшанка
Ниже, на левом берегу Чусовой, расположилась деревня Черемшанка. До последнего времени на берегу можно было видеть старый дебаркадер. Деревня, известная уже в конце XVIII века, имела и второе название – Веприкова, как можно предположить, по фамилии первых поселенцев.
В 1930 году была закрыта Черемшанская часовня.
На реке до затопления водами Камской ГЭС напротив деревни был песчаный остров, каких много было в этой части Чусовой.
На протяжении столетий численность жителей Черемшанки росла медленно: в 1869 году – 54 жителя в 8 дворах, в 1908-м – 120 жителей в 16-ти, в 1928-м – 88 жителей в 18-ти. А в 1969 году осталось лишь 3 человека из тех, кто проживал здесь постоянно. Сейчас это дачный поселок из 50 домов. В окрестностях можно встретить и зайцев, и лису, и кабана.

Деревня Заозерье
Исторически отличительной чертой деревни Заозерье (или Лобано-Заозерье) было ее расположение у озера, что отмечают и старожилы. Озеро хорошо видно и на карте 1909 года, когда в деревне насчитывалось 68 дворов.
Озеро затопили воды Камского водохранилища, а деревня, стоявшая на крутом берегу, сохранила свое местоположение. Население в XX веке убывало, по сравнению с 1928 годом, когда здесь проживало 412 жителей, к 1969-му осталось лишь 160 человек. В деревне работала ферма по откорму крупного рогатого скота. В 1981 году в деревне было 23 хозяйства, 73 жителя, фельдшерский пункт, начальная школа с четырьмя учениками, магазин. Дома, в отличие от деревни Конец Гор, освещал электрический свет. Но Заозерье признали-таки «неперспективной».
У деревни было и есть существенное преимущество – возможность добраться по проселочной дороге до железнодорожной станции «Валежная», хотя и идти пешком приходилось три с половиной часа.

Село Куликово
Самым крупным селом было Куликово, или Куликовское, расположенное на угоре правого берега реки Чусовой в устье реки Куликовки, уже известное в XVIII веке. Близ него начинался и тянулся вдоль берега на целых 5 километров обрыв, известный под названием Белой или Куликовой горы. Гора сложена из алебастра, который использовался местными жителями для домовой штукатурки.
В нескольких десятках метров от села в Куликовой горе находится пещера, заканчивающаяся озерком и маленьким гротом, покрытым инеем и кристаллами льда. Эта пещера была описана еще в 1804 году Никитой Поповым в «Хозяйственном описании Пермской губернии». Известный краевед Виктор Весновский в 1930 году сделал заключение: «Куликовские пещеры представляют крупный интерес, с одной стороны, как результат мощной деятельности подземной воды, а с другой – как места, где происходят любопытные физические явления». И начиная от села Куликово обнажения гипса тянутся почти до устья реки Сылвы.
Сохранились народные преданья об этих местах. Якобы гулял здесь атаман Золотой. Его банда не грабила простых людей, а только зажиточных купцов. Некоторые жители Куликово обращались к нему, ища справедливости. Помогал атаман и легендарной Марье-разбойнице, чья ватага так же выборочно орудовала на строгановской земле между Средним и Нижним Попово.
Село Куликово в XIX веке было центром сельского общества: в 1869 году – 40 дворов и 278 жителей, в 1908-м – 65 дворов и 343 жителя. Деревянная Покровская церковь в Куликово была заложена в 1901 году, а в 1904-м состоялось ее освящение. Но как писала главная газета края «Пермские губернские ведомости», к 1906 году «не закончена отделка, в том числе иконостаса, нет колоколов». Причиной этого стала русско-японская война, во время которой средства населения шли в фонд Красного Креста. В 1906 году прихожане собрали 200 рублей, а 400 пожертвовал крестьянин деревни Шушпанки. На эти деньги прихожане решили приобрести 50-пудовый колокол. Как вспоминают старожилы, церковь была красивая.
В 1897 году в Куликово состоялся «просветительский праздник» – открыта земская школа. «Пермские губернские ведомости» с оптимизмом характеризовали ее работу: «Просторное здание, появившееся на взгорье села и ставшее его украшением, радовало взор крестьянина. С каким чуть не благоговением относились к своему храму науки эти дети природы, среди которых были 14-15-летние парни, и какая образцовая, но вполне естественная и непринужденная дисциплина царила на уроках». В 1917 году в школе обучалось 58 детей, сохранилось и имя учительницы – Е. Ландышева. В 1913 году в селе располагалась и народная библиотека.
В советское время в Куликово была центральная усадьба колхоза имени В.И. Ленина и центр сельсовета, объединявший 9 населенных пунктов. Работал фельдшерский пункт. В 1930 году церковь в селе была закрыта, а в ее здании открыт клуб.
Архивные документы свидетельствуют и о неприглядных сторонах жизни: «Председатель Куликовского сельпо товарищ Махнутин торгует безобразно плохо, в Куликово часто перебои в товарах первой необходимости, получается это потому, что Махнутин, пожалуй, только числится в Куликово, но на самом деле живет в Верхних городках, бросил свою семью, оторвал детей от школы, и, конечно, при таком положении ему некогда заниматься торговыми делами», «не магазины, а недоразумения, маленькие, неуютные, грязные, без света помещения».
В XX веке численность жителей Куликово постепенно сокращалась: в 1928 году – 409 жителей, в 1958-м – 285, в 1969-м – 164, в 1981-м – 72. Деревня стала «неперспективной». В 1980-е годы возник большой пожар, выгорела половина деревни, многие и уехали, не стали отстраиваться здесь снова.

Деревня Конец Гор
Возвышенность от села Куликово тянулась до деревни Конец Гор (Конецгорской), или, как певуче говорят уроженцы этих мест, «Коне́цгор», с ударением на е и без паузы. Время появления деревни точно неизвестно, но в XVIII веке она уже есть, а в середине XIX-го в ней 37 дворов со 163 жителями. Была уже здесь и православная часовня. А по данным 1908 года, дворов насчитывалось немногим больше – 40 со 250 жителями.
В начале 1930-х годов в деревне был организован колхоз «Пахарь». Вспоминает Анастасия Николаевна Бурина (в девичестве – Ларионова), уроженка деревни: «Председателем колхоза был местный житель Иван Павлович Шмырин. В войну работали день и ночь. По гектару травы выкашивали. Бабушке как-то премию дали – пальто. Эвакуированных у нас много было, помню из Ленинграда Мишку Тихончука с интересным говором. Как только блокаду сняли, все сразу домой засобирались.
У каждого колхоза был свой остров, там косили. Напротив Беловской и Загоскино заливные луга были, по 20 промежек (валков скошенного сена. – Авт.) ставили, а зимой сено ребята на лошадях возили. Осенью там все коров пасли, а доярок туда возили. В Беловской пещера была, а летом в ней лед сохранялся, и все колхозы туда молоко свозили – никто чужое «не цапнул». В колхозе я работала с 12 лет. Возила из Куликово в Конец Гор хлеб из пекарни на лошади, а летом – сводку, телефона ведь не было. Летом ездили по горе 8 км, а зимой через Заозерье по льду. Один раз лошадь резвая попалась, выскочила из упряжи. Реву, ничего сделать не могу, а лошадь хлеб ест. Пошла я с лошадью обратно в Куликово, встретила там Василия Трошкова, он конецгорский был, пошел со мной. Все перетянул. Поехала. Заозерье проехала через реку и лесом по объезду. Опять лошадь распряглась. В лесу, ночь, темно. Реву. Дошла до деревни, к Комырину Феде, он торговал хлебом. Мужики сходили, привезли. Слез было! Всю зиму хлеб возила.
Школа у нас была четырехклассная, а 7 классов – в Куликово. Я 4 класса кончила и в Верхнечусовские Городки пошла в 5-й класс. Но проучилась недолго, карточки нам отменили, а пешком из дома еду не натаскаешься. Так и бросила.
Вроде как в 1920-е годы церковь строить в Конецгоре собрались. На крутом берегу. Лес привезли, сложили, а случилось землетрясение, и на утро глубокий лог еще больше провалился.  
Раскулачили у нас в деревне Павла Трошкова. У него было два двухэтажных дома. В семье – три сына и дочь Маша, мы с ней дружили. У него все отобрали, и они жили в бане. Он не выдержал и повесился. Потом жене его разрешили жить на первом этаже одного из домов. А в другом доме было правление колхоза. Нас, Романовых, признали середняками».
Дядя Анастасии Николаевны – Александр – в детстве, будучи на поле с матерью и двумя братьями, маленькими еще, увидел на небе Пресвятую Богородицу. Они упали на колени и молились. И ее лик ушел в тучу, а потом началась сильная гроза. Это было в 1915-1916 годах. Потом Александр говорил: «Никому не поверю, что Бога нет, я сам его видел».
После строительства Камской ГЭС полдеревни снесли и многие уехали в Заозерье, где было электричество, да и добираться до железной дороги было проще.
Ниже деревни Конец Гор река образовывала два острова, а за ними на правом берегу стоял починок Беловский (часто местные жители называют «Беловская») на реке Беловке, где в начале 1930-х годов проживало 64 жителя, а в 1969-м осталось лишь 8. Когда пришла первая вода Камского моря, виднелись здесь крыши затопленных домов. До сих пор сохранился дом, где располагалось правление колхоза. Сейчас дачный поселок называют Белоевским.
Еще ниже – деревня Загоскино (Подволока, Подволочье) у устья речки Сивковки, напротив некогда бывшего острова Сивкова, который скрыли воды Камского моря.
По личным делам, наведаться к родне, по производственному заданию жители этих деревень исходили пешком живописные берега реки Чусовой – так осуществлялась «связь» в этих местах.
Ушли под воду заливные луга, многочисленные острова, а память осталась.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru