Рейтинг@Mail.ru
Откуда летели его кони…

2019 02 февраль

Откуда летели его кони…

Автор: Гилева Раиса

читать

На Уралмаше шесть лет жил и работал писатель Борис Васильев

Совсем немногие люди знают, что в повести «А зори здесь тихие» известный писатель Борис Васильев дал своей героине Лизе Бричкиной фамилию одной из уралмашевских девушек.

Надо отметить, что писатель называл персонажей своих произведений именами друзей очень редко и в знак той особой любви, началом которой стала крепкая дружба. Например, он назвал именем погибшего на войне школьного товарища Николая Плужникова героя романа «В списках не значился».
Чтобы понять, как на страницах повести, известнейшей и любимейшей миллионами читателей, появилась фамилия девушки с Уралмаша, для начала уточним неоспоримый факт: в 1948 году выпускник Военной Академии бронетанковых и механизированных войск Борис Васильев поступил работать на Уралмашзавод.
«В 1949 году я работал на Урале инженером-испытателем, был весьма активным комсомольцем, играл Петра в «Мещанах», вел концерты — словом, изо всех сил уничтожал время, которого так не хватает сейчас…» — так написал он в автобиографической повести «Летят мои кони».
Молодой испытатель (родился в 1924 году), уже прошедший сквозь горнило войны, стал работать в третьем конструкторском отделе Уралмашзавода, где проектировалась бронетанковая техника. Известно, что в период Великой Отечественной вой ны предприятие выпускало продукцию оборонного назначения. Известно также, что в 1943 году по постановлению Государственного комитета обороны СССР «в целях обеспечения качественных испытаний танков» был построен мощный танкодром — многокилометровая дорога, имеющая твёрдое покрытие.
Вот по этой трассе и гонял опытные образцы танков инженер-испытатель Васильев. Позади в биографии сына кадрового офицера осталась страшная война, которую он встретил семнадцатилетним под Смоленском, уйдя на фронт добровольцем после окончания девятого класса. Трижды выходил из вражеского окружения, получил ранения, а в 1943 году после контузии был направлен в Военную академию бронетанковых и механизированных войск. Рядом — жена Зоря, с которой Борис Васильев познакомился в 1943 году и счастливо прожил всю жизнь. Что же было в жизни этого незаурядного человека с 1948 по 1954 год, во время работы на Уралмашзаводе?
Легендарному «заводу заводов», как говорится, было на роду написано стать воплощением грандиозной идеи по постройке «города-сада». Считалось, что здесь, на Урале, создан не только «идеальный город», но и «идеальный рабочий человек». И чтобы подтвердить эту как бы осуществленную мечту, все средства были хороши. И вот однажды Борис Васильев как активный комсомолец был вызван в заводской комитет комсомола.
«…Товарищи, я пригласил вас, чтобы сообщить приятнейшее известие: к нам едут писатели», — сказал секретарь. Я оказался в составе «группы приема», и работа закипела. Помню, что к нам направлялись три прозаика (одним из них был Бирюков, автор нашумевшей тогда «Чайки»). Члены «группы приема» немедленно прочитали все, что успели создать прибывающие гости, а самое интересное заключалось в том, что огромный заводище яростно чистили не только снаружи: к дню приезда писателей сколачивались смены и бригады, в которых напрочь отсутствовали пьяницы и прогульщики, лентяи и бракоделы, чересчур молчаливые и чересчур болтливые, а из женских бригад на это время изымали пожилых и некрасивых, доукомплектовывая их секретаршами и машинистками для пущей приятности. Мы заседали допоздна, уточняя маршруты, которыми поведут дорогих гостей, и расставляя на этих маршрутах сплошных передовиков…» (Из автобиографической повести «Летят мои кони»).
Разумеется, никак и предположить не мог уралмашевский комсомольский вожак, давая ответственное поручение этому молодому человеку, что тот со временем развенчает один из многих советских мифов об «идеальном человеке».
Интересно, что через двадцать лет среди уралмашевцев возник свой маленький «миф», а точнее версия, которая появилась благодаря публикации журналистки Маргариты Ергиной в заводской многотиражке в 1995 году. Коротко упоминая эпизод приезда на завод трех прозаиков, она посчитала, что именно встреча с ними стала для Бориса Васильева судьбоносной, повернувшей молодого инженера-испытателя на писательскую стезю. Надо сказать, что основания для этого у Маргариты Николаевны были довольно веские. Дело в том, что она относится к поколению «детей войны» — моложе Бориса Васильева всего на шесть лет. Как вся молодежь того времени, она тоже прочитала роман «Чайка» очень известного тогда писателя Николая Бирюкова. В этой книге он рассказывает о героической борьбе советского народа в тылу врага во время Великой Отечественной войны. Прототипом главной героини явилась легендарная партизанка, комсомолка Лиза Чайкина, погибшая от рук фашистов. Писателю Бирюкову Николаю Зотовичу за роман «Чайка» была присуждена Сталинская премия третьей степени за 1950 год. Девушке Рите было в тот период около двадцати лет, и героический образ ровесницы, отдавшей жизнь за счастье своего народа, не мог не затронуть ее душевные струны.
— Я думаю, что встреча с приехавшими на завод литераторами стала для Бориса Васильева одним из импульсов к писательскому творчеству. Он очень тщательно готовился к ответственному мероприятию, прочитал все книги, все критические статьи о творчестве тех прозаиков. Такое отношение бесследно не проходит, — в этом и сегодня убеждена М. Н. Ергина. А если к этой аргументации добавить многим известное обстоятельство, что в своем рапорте об увольнении с завода Б. Васильев указал желание заняться литературной деятельностью, то определенная логика в выводе моей коллеги становится просто железной и очень хочется с ней согласиться.
В 1995 году М. Ергиной повезло необыкновенно — ей удалось встретиться с людьми, в памяти которых остались светлые восторженные воспоминания о будущем писателе, которые, как правило, всегда сопутствуют людям необыкновенным, творческим.
Известный на заводе конструктор Юрий Альфредович Муйземнек рассказал ей, что впервые встретился с Борисом Васильевым в заводском цехе на сборке машины, а точнее, на объекте № 105 (как тогда говорили в целях конспирации). Машина собиралась «со скрипом». Обстановка была напряженная и нервная, потому что поджимали сроки. Наблюдал за сборкой военный майор. А подручным у него был молодой лейтенант, с которым майор был весьма строг и гонял его с одного конца цеха на другой. Потом выяснилось, что это был первый рабочий день на Уралмаше выпускника военной академии бронетанковых войск Бориса Васильева. Молодые люди познакомились.
А вскоре в третий отдел завода, где проектировались танки, пришла работать жена Бориса Васильева Зоря — выпускница этой же академии. В третьем отделе paботали тогда Шура Бричкина (Александра Яковлевна Беленькова), Николай Торбин, Тоня Борисова (Антонина Андреевна Лутфуллина). Сложилась дружная компания.
Вместе с Шyрой Бричкиной (должно быть, с тех пор запомнилась ему звонкая, короткая и простая фамилия девушки) Борис Васильев занимался в свободные часы в заводском драматическом коллективе. Он даже мечтал сыграть Отелло. Каждое воскресенье выезжали на природу, а зимой устраивали «капустники», литературные вечера. Молодежь часто собиралась на квартире у Васильевых. Александра Яковлевна Беленькова (Шура Бричкина) рассказывала в 1995 году журналистке М. Ергиной: «… Удивительная это была квартира: длинная комната, по обе стороны стеллажи с книгами. И больше ничего. А мы сидим на полу, обсуждаем мировые проблемы, песни поем, читаем стихи…».
— Он всегда тепло отзывался о нашем заводе, где впервые прошел через заводскую проходную, ощутил радость настоящего труда, — говорит Маргарита Николаевна.
…Прошло какое-то время и автору этих строк тоже повезло необыкновенно. Не вдаваясь в детали поисков, не без гордости хочется сообщить, что нашелся тот человек, который был самым главным «виновником» приезда на Уралмаш в 1984 году лауреата Государственной премии СССР, Ленинского комсомола, известного и любимого писателя Бориса Васильева.
Инициатором приезда стал Михаил Михайлович Петров, которого знают многие ветераны-уралмашевцы. Помнят как автора интересных и содержательных публикаций в заводской многотиражной газете. В то далекое послевоенное время он тоже трудился в одном здании с Борисом Васильевым, только в разных отделах.
Мы поговорили о прошлой и нынешней жизни Уралмашзавода. Огорчились по тому поводу, что на здании заводоуправления или на стене дома, в котором жил писатель, нет даже скромной таблички, указывающей на этот факт.
Во время беседы с Михаилом Михайловичем мне очень хотелось выяснить существенную деталь — в каком именно доме по улице Ильича проживал Борис Васильев? Дело в том, что в одной из публикаций заводской многотиражки указан дом № 7, а в мемуарах М. Петрова — дом № 4. И разгадать эту загадку помог… сам писатель!
Просто Михаил Михайлович достал из своего богатого архива письмо Б. Васильева. Вот текст этого письма в ответ на приглашение Михаила Петрова от имени уралмашевцев в 1984 году присутствовать на пятидесятилетнем юбилее литобъединения. Писатель шутливо обращается к Петрову, называя его именем персонажа из пьесы Чехова, которую они репетировали в молодые годы.
«Дорогой мой Шипучин!
И мне и Зоре (если помните мою жену) было в высшей степени приятно получить Ваше письмо. Конечно, Михаил Михайлович, мы прекрасно помним эти репетиции, которые проходили у нас с Зорей на улице Ильича, 4. Маша играла Мершуткину, а Рита — супругу, я не ошибаюсь?
Где сейчас та молодежь конца сороковых, которая работала в ОКБ у Горлицкого? Коли увидите кого, кланяйтесь от нас.
6.02.84. С уважением! Ваш Б. Васильев (Хирин)».
Наконец-то ситуация с точным адресом проживания писателя на Уралмаше прояснилась!
— Он был невероятно скромный человек, просто до застенчивости. А вот на сцене играл замечательно — с душой, с хорошей дикцией. Иван Дмитриевич Вахонин, руководитель нашего драматического кружка, указывая на игру Бориса Васильева, не раз говорил, что из него мог бы получиться очень хороший актер, — ответил М. Петров.
Обещание приехать в Свердловск и посетить Уралмаш Борис Васильев выполнил. Только приехал не весной, а поздней осенью. Он общался в новом заводском Дворце культуры с огромной аудиторией.
В тот день Михаил Михайлович сделал в своем дневнике такую запись.
«28 ноября 1984 года.
Среда.
Седоватые усы. На глазах — очки.
Вначале Борис Львович коротко рассказал о себе и о том, что с 1948 по 1954 годы работал на Уралмаше. Еще сказал, что здесь у него много друзей.
— Мы здесь! — донеслось из зала, и с первого ряда поднялась группа конструкторов.
За год до 85-летнего юбилея писателя, в 2008 году, был создан документальный фильм «Тихие зори Бориса Васильева» режиссера Ирины Голубевой. Рассказывая о периоде жизни на Уралмаше, его жена Зоря Альбертовна говорит с экрана: «Он все время писал пьесы. В стол».
В фильме «Тихие зори Бориса Васильева» знатоки военного дела отзываются об инженере-испытателе Борисе Васильеве как об уникальном специалисте, который и знал как никто бронетанковую технику от чертежей, и умел собрать ее с первого до последнего винтика. Как человеку военному, ему предстояло отслужить в рядах Советской Армии 25 лет. Демобилизация Бориса Васильева в 1954 году в звании инженер-капитана, действительно, была редкой удачей.
Уже нет никаких сомнений, что на Урале проснулись и запросили выхода творческие силы. На Уралмаше, в доме № 4 по улице Ильича, садился за писательский стол будущий классик русской литературы.
Бесспорно, именно на Уралмаше была создана пьеса «Танкисты» о преобразованиях в армии в стране в послевоенные годы. Она стала первым признанным творением писателя. Вот как пишет об этом писатель в своей автобиографической повести. «… Я написал пьесу, назвал ее «Танкисты» и послал в ЦТСА. Это было в апреле, а к маю я получил телеграмму от заведующего литературной частью Антона Дмитриевича Сегеди: «Приезжайте немедленно». Я выпросил у начальства два дня и приехал в Москву. …Домой я вернулся, ощущая себя драматургом и невероятно важничая. И сразу же подал рапорт с просьбой о демобилизации «в связи с желанием заняться литературным трудом». Не стану описывать всех мытарств, вызовов в генеральские кабинеты, слез матери и хмурых взглядов отца. В конце концов я добился своего и в сентябре 1954 го получил полную возможность «заняться литературным трудом»…
Казалось бы, на все вопросы получены ответы и можно ставить точку? Но очень захотелось приоткрыть дверь в далекий 1984 год, когда осенью произошла незабываемая встреча писателя с уралмашевцами.
Благодаря сотрудникам музея трудовой и боевой славы Уралмашзавода были получены материалы — фотография шестидесятилетнего писателя (воплощение красоты, ума, благородства!) и статья из многотиражной газеты.
«Дорогие земляки!» — именно так Борис Львович обратился к собравшимся в огромном зале нового Дворца культуры. Он сказал, что самыми родными в своей жизни считает три города: Смоленск, где родился, Воронеж, где встретил вой ну, и Свердловск: здесь начал работать и здесь был впервые поставлен фильм по его сценарию. Сказал, что он — представитель поколения, которое «легло под танки», защищая страну, что мы все в неоплатном долгу перед павшими. Он говорил о бесчеловечности войны и нравственности личности в этой войне. Прозаик поделился своими мыслями и суждениями о творческом процессе, рассказал о зарождении замысла и прототипах опубликованных книг, ответил на множество вопросов слушателей.
«Своими повестями хочу дать пищу для ума молодого читателя, стремлюсь взорвать удобный стереотип поведения. Человек должен задуматься, засомневаться, научиться состраданию — вот цель моего творчества…». Насколько современно и сегодня звучат его слова!

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru