Рейтинг@Mail.ru
Они были первыми…

2019 05 май

Они были первыми…

Автор: Демченко Юлия

читать

Отмечавшееся в прошлом году 100-летие ВЛКСМ стало поводом вспомнить о наиболее ярких моментах из жизни еманжелинских комсомольцев. А таких моментов было немало. Первая комсомольская ячейка появилась у нас уже осенью 1919 года. Организовал ее Василий Павлович Ярушин, сын Павла Васильевича Ярушина – секретаря местного ревкома.
О первых комсомольцах станицы оставил воспоминания краевед Вениамин Георгиевич Истомин, который в 1918-20 гг. работал учителем в Еманжелинке. О Василии Ярушине он писал так: «По внешнему виду это был невысокого роста щупленький юноша, почти подросток, с подвижным сухощавым лицом, на котором выделялись проницательные глаза. Свою политическую закалку и классовое самосознание он получил на ярком примере батрацко-бедняцкой жизни своей семьи и своих многочисленных родственников, бедняков и батраков, которые были в жестокой кабале у еманжелинских кулаков.
Вскоре после организации ячейки в Еманжелинке В.П. Ярушин поступает на курсы бухгалтеров и счётных работников в Кургане, передав обязанности секретаря комсомольцу Петру Вышлову. Когда вспыхнуло кулацкое восстание в Курганской области, В.П. Ярушин как комсомолец добровольно вступает в созданный отряд для борьбы с восстанием. Он и здесь проявил организаторские способности и был назначен командиром бронепоезда, участвовавшего в подавлении кулацкого восстания.
При приёме в первую комсомольскую ячейку строго соблюдался классовый принцип, и по социальному положению все члены были или дети рабочих, или крестьянской бедноты. Так, например, Пётр Вышлов был сыном рабочего на железнодорожной водокачке Еманжелинской станции; Назар Ярославцев (в других источниках назван Наумом) – сын казака – бедняка, лишившийся родителей ещё ребёнком и работавший уже подмастерьем у еманжелинского сапожника Ярушина Григория Сергеевича; Александра Меньшикова – дочь рабоче­го-беженца из Минска, и так все 11 человек. Это были юноши и девушки в возрасте от 18 до 20 лет, но не старше. Все они имели образование не больше четырех классов сельской начальной школы. Образовательный, куль­турный и политический уровень комсомольцев был невысок, но классовое само­сознание, бдительность и идейная закалка их была крепкой».
На малограмотность тогда скидок не делали. Молодым людям поручали самые ответственные и опасные задания. Например, они должны были выслеживать кулаков, прятавших хлеб. Несмотря на спорность этого поручения, оно было связано с реальным риском для жизни: казакам и крестьянам грозил голод, и зерно добровольно отдавать они не собирались.
Ночами юноши и девушки выходили на дежурство, смотрели, кто телегами вывозит в поле или в лес мешки и прячет их в ямах. Днем по следам выезжали уже комсомольские подводы и вывозили найденное зерно на хлебозаготовительный пункт.
Субботникам и воскресникам легче дать положительную оценку. Гражданская война оставила после себя разруху и болезни. В сентябре 1918 года в Еманжелинке (и не только) была вспышка холеры. На берегу реки у запруды в конце современной улицы Чекмарева поставили два холерных барака. То, что там происходило, отдельный рассказ, но по окончании эпидемии уже сами строения грозили новой инфекцией. Их было решено разобрать и сжечь, а воду из пруда спустить. За эту работу и взялись комсомольцы. Делали они ее совершенно бесплатно в свое свободное время. Во время субботников было отремонтировано также здание бывшей школы (его передали под народный дом), изготовлена простая мебель и оборудование для клуба.
Прасковья Георгиевна Панарина, многие годы проработавшая секретарем сельсовета, говорила, что и сам клуб построили комсомольцы. Это был высокий дом на большом фундаменте с широким и высоким крыльцом. Молодые люди трудились с огромным энтузиазмом, на стройке пели песни. До этого у молодежи станицы не было собственного помещения, а теперь появилось место для собраний, репетиций и общих дел.
Дела тогда ценились больше всего. Комсомольцы участвовали в организации артелей, вели курсы ликбеза (ликвидация неграмотности). Там преподавали Степанида Овсянникова и Матвей Кононов. Они носили гордое звание культармейцев. Матвей, как наиболее успешно справившийся с поручением, был командирован на курсы красных учителей и позже занимался с детьми в сельской школе.
Комсомолец Назар (Наум?) Афанасьевич Ярославцев организовал артель сапожников, куда записались не только еманжелинцы, но и жители соседнего поселка Шумаки. Ярославцева, несмотря на юный возраст, избрали председателем артели и заведующим сапожной мастерской. Наверное, он неплохо справлялся со своими обязанностями, потому что, по словам старожилов, в 1945 году, накануне победы, артель еще действовала и там работали инвалиды-фронтовики и деревенские подростки.
С Ярославцевым связана еще одна история, на этот раз трагическая. В 1921 году по всей стране разразился голод. Из всех сельскохозяйственных культур на Южном Урале уродилась только лебеда, и тот, кто сумел ею запастись, считался зажиточным. Повезло не всем. В округе начались голодные бунты. Бунтовали крестьяне, казаки были тем более недовольны, ведь до революции налогов с них не брали, а тут новая власть не сделала скидку даже на засуху. В поселке Новобаландино (сейчас входит в состав Каратабанского сельского поселения) не вытерпели даже женщины. Казачки попытались отбить реквизированный хлеб. Вооруженные вилами и топорами, они окружили общественный амбар и никого к нему не подпускали. Для переговоров в Новобаландино командировали Ярославцева, однако его самого пришлось спасать: женщины ворвались в избу председателя, куда комсомольца пригласили выпить чаю, и, наверное, убили бы всех, не подоспей продармейцы. Наум-Назар вернулся в Еманжелинку, о судьбе бунтовщиц в местных архивах данных не сохранилось.
Впрочем, мирные заботы неуклонно выходили на первый план. Много внимания в комсомольских ячейках уделялось развитию художественной самодеятельности. Правда, тогда она носила пропагандистский характер: молодежь устраивала «красную Пасху» или высмеивала в частушках лавочников и кулаков. Популярной была «живая газета», в которой старались освещать важные для местных жителей события. Иногда из Еткуля или Челябинска приезжали инструкторы, но большей частью ребята ставили номера сами, опираясь на собственный вкус. Это неудивительно: 20-е годы – время, когда юноши и девушки имели самый большой простор для творчества и самовыражения, а комсомол давал им возможность применить свои силы и способности на пользу общества.
Не все имена первых комсомольцев Еманжелинки сохранились до наших дней, однако именно эти люди заложили традиции молодежного движения в нашем селе, которые сейчас продолжают юнармейцы. Хотя… это уже начало для нового рассказа.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru