Рейтинг@Mail.ru
Виртуальная экскурсия по Ипатьевскому дому

2019 07 июль

Виртуальная экскурсия по Ипатьевскому дому

Автор: Скробов Сергей

читать

Дом Редикорцева-Ипатьева в планировочном отношении являлся типичной постройкой старого Екатеринбурга.
Из вестибюля, расположенного вместе с ватер-клозетом в специальном пристрое, можно было подняться на верхнюю площадку, а затем пройти в «людскую». В советские годы она называлась «прихожая». Слева находился кабинет хозяина, а прямо – главный зал.
А теперь включим воображение и совершим виртуальную экскурсию. Главный зал визуально с помощью арки соединялся с гостиной. Окна этих двух комнат акцентировали центр фасада и являлись главной его частью.
Далее из зала можно попасть в самое красивое помещение – столовую, из которой, в свою очередь, можно было войти в будуар и спальню, расположенные в юго-восточной части дома, и комнату для гостей.
С западной стороны от столовой шла проходная комната, кухня и ванная с ватер-клозетом. Отсюда из коридора был спуск в первый полуподвальный этаж.
Ещё одним дополнением в доме была терраса, находившаяся в юго-западном углу здания, выход на которую был из столовой. На ней летом пили чай «за самоваром», принесённым из столовой, хозяева дома.
Полуподвальный этаж полностью повторял планировку основной части дома. В этих помещениях со стороны Верх-Вознесенского переулка в начале XX века находилась контора Н. Ипатьева. Остальные комнаты использовались как жильё для немногочисленной прислуги и в качестве кладовых комнат.
Вестибюль. Входя в здание, на внутренней стороне парадной двери посетители видели небольшой дубовый шкафчик для корреспонденции. Далее шло помещение, оклеенное светлыми обоями. Справа от входа располагались два окна. Гости дома поднимались по девяти деревянным ступенькам на верхнюю площадку, держась за точёные перила, выполненные из клёна и окрашенные тёмной краской. На верхней площадке, как раз напротив входа, располагалось большое зеркало в чёрной оправе с подзеркальником. Другой мебели здесь не было. Но существенное дополнение было – огромное чучело медведицы с двумя медвежатами, подаренное Ипатьеву его соседом – дворянином Соломирским, известным охотником и ценителем таксидермии.
Фойе. Это помещение играло вспомогательную функцию, поэтому ничем особенным не отличалось. В правом его углу располагалась уборная, и справа же – лестница из девятнадцати ступенек с простыми, точёными, крашеными балясинами из липы.
В правой наружной стене было два окна. Напротив них располагалось внутреннее окно, освещавшее прихожую, рядом с которым находился шкаф с двумя створками, оклеенный снаружи обоями. Стены комнаты были покрыты такими же тёмно-серыми полосатыми обоями.
В переднем углу этой внутренней стены находилась двухстворчатая дверь, рядом с которой была печка уборной и водопроводный кран с железной раковиной.
Ванная комната. При входе в ванную комнату слева, на стене, была прибита деревянная вешалка с железными крючками, окрашенная белой краской. На этой же стене в центре была установлена фаянсовая раковина с водопроводным краном. Над ней под потолком во всю ширину комнаты располагался железный бак, в который заливали воду для утилитарных нужд. Вода самотёком наполняла и эмалированную ванну, располагавшуюся у правой стены. Рядом с ней стоял небольшой деревянный диванчик.
В передней стене комнаты располагалось продолговатое узкое окно, справа от которого находилась чёрная железная колонка с трубой, уходящей в потолок. В ней нагревалась вода для принятия водных процедур. Пол в ванной был покрыт линолеумом.
Уборная. Она имела одно окно, оклеенное в нижней части матовой бумагой. У входа в правом углу размещалось фаянсовое судно (обычно в Екатеринбург их доставляли из Англии) с дубовым сиденьем. Рядом с ним в правом переднем углу находился писсуар с двумя водопроводными кранами, что говорило о высоком уровне оснащения дома, находившегося в городе, где вплоть до 1926 года не было водопровода. Интерьер уборной дополнялся в левом переднем углу простой печью.
Оснащение уборной и ванной было выполнено при последнем хозяине дома в 1910-х годах.
Приёмная. Эта комната была без окон, если не считать внутреннего, выходящего в вестибюль, но имела три двери – входную, напротив неё дверь в главный зал, а налево двухстворчатую дверь в кабинет.
Стены были окрашены серой масляной краской. Справа от входа можно было увидеть сосновый, окрашенный светло-жёлтой краской, шкаф с пятью полками. Рядом с ним по стене стояла темно-коричневая деревянная вешалка с десятью крючками, а далее находилось большое чучело бурого медведя с медвежонком.
Налево от входа в зал располагалась стенная печка с герметичной заслонкой. Также в приёмной стояли четыре берёзовых стула с венскими сиденьями и резными спинками – для посетителей.
Кабинет. Основная часть кабинета была создана при купце Шаравьеве в 1900-х годах. Толстые, узорчатые, под тиснёную кожу, финикового цвета обои, вделанные в позолоченный багет, дополнялись узорчатым потолком и полом, выкрашенным под паркет.
Напротив входа располагались два стандартных окна. Окна завешивались тюлевыми шторами и драпри. Между окнами стоял ломберный столик с зелёным сукном, а у правого окна на стене располагался стенной телефонный аппарат. Под ним помещался деревянный угловой треугольный стол с полочкой, выкрашенной жёлтой краской, к тому же полированный.
Попадая в помещение кабинета, посетители отодвигали портьеру из пеньковой материи оливкового цвета, налево от которой виднелась печь, расписанная тем же рисунком, что и потолок. Возле печки был установлен небольшой липовый шкафчик с двумя створчатыми дверками. Рядом с печью по стене, что напротив окон, находился стенной шкаф тёмного дерева. Симметрично ему слева от входной двери был ещё один стенной шкаф, книжный, со стеклянными дверками и двумя выдвигающимися ящиками.
По левой стене от входа у окна находился большой турецкий диван с двумя валиками и подушкой, покрытый такой же тканью, что и входная портьера.
Стены кабинета украшали фотографические снимки железнодорожных сооружений в коричневых деревянных рамках, а стену над турецким диваном украшала большая оленья голова.
Главный зал. Стены главного зала Ипатьевского дома, соединённого визуально с гостиной, были выполнены во время пребывания здесь купца Шаравьева и лишь частично переделаны при последнем владельце. Его стены были обиты толстыми тиснёными обоями, декорированными по краю посеребрённым багетом. Потолок же был простой, окрашенный белой краской. Дополняли убранство многочисленные лепные тяги, расписные картонные волюты, приклеенные к стыку стены и потолка. На нём были укреплены цветы из папье-маше, а в центре круглый типовой лепной узор. Посреди него в зал спускалась большая электрическая люстра.
Стена с двумя окнами, закрывавшимися тюлевыми занавесками и портьерами с палевыми цветами, дополнялась большим зеркалом с подзеркальником в простенке.
Рядом с левым окном у северной стены в углу стоял небольшой дамский письменный стол с двумя ящичками по бокам. Возле него размещалось кресло красного дерева в стиле «модерн» с мягким сиденьем и прямой спинкой. По северной же стене висели две картины в золочёных огромных рамах художника Лаврова. На них были изображены пейзажи. А под картинами располагался аквариум с декоративными рыбами.
Стена напротив представляла собой слева направо огромную арку, созданную ещё при первом владельце дома Иване Ивановиче Редикорцеве и соединявшую зал с гостиной; простенок, в котором висела копия картины «Лес и волнующаяся нива» художника Шишкина. Перед ней располагалась огромная пальма. Далее шла дверь в столовую.
Как выглядела стена, располагавшаяся напротив окон, к сожалению, неизвестно. А вот центр зала акцентировал рояль фабрики Шредера, который во время пребывания здесь последней императорской четы перетащили в кабинет. Произошло это в первых числах мая 1918 года.
Гостиная. Помещение гостиной визуально соединялось с главным залом, объединяясь в одно помещение. Их разделителем являлась лишь полуовальная арка.
Прямо под ней был установлен большой письменный, отделанный под красное дерево, дубовый стол на двух тумбах с тёмно-зелёным сукном. Этот стол удачно гармонировал со всем убранством гостиной. Паркетный пол, на стенах толстые золотистые, тиснёные под шёлк обои в рамке из багета, расписной потолок.
Таким образом, гостиная была выполнена в изысканной гамме, что подчеркивалось большим зеркалом в золочёной раме с подзеркальником из чёрной мраморной доски, расположенном в простенке между окон. На окнах также присутствовала золотая отделка в виде узорчатых карнизов. Дополнялись окна огромными фикусами, установленными на деревянную тумбу, отделанную под красное дерево с выгравированным золотистым рисунком.
На потолке, посредине, висела огромная люстра на девять свечей.
В дальнем углу у окна располагался мягкий диван, обитый шёлком с зеленовато-золотистыми цветами. За ним находилась керосиновая лампа с шёлковым абажуром цвета бордо. По этой же дальней стене в центре стоял восьмиугольный лакированный коричневого цвета на четырёх ножках гостиный стол, на котором располагалась гипсовая статуэтка, изображавшая двух солдат и офицера на разведке (скульптор Николай Захваткин – ученик Екатеринбургской художественно-промышленной школы, 1915 год).
Слева и справа от столика стояли два кресла. Над ними висели три пейзажа в золочёных рамах. Ещё две картины помещались на стене напротив окон. В центре же этой стены висело зеркало в золочёной раме.
В правом дальнем углу находилась деревянная тумба пёстрого (тигрового) цвета с белой мраморной доской, рядом с которой стояло два кресла из уже упоминавшегося гарнитура.
Столовая. Попадая в самое великолепное помещение особняка, посетители проходили по дубовому паркету. Ему вторил рисунок на потолке – великолепная роспись в стиле «гризайль». Рисунок на потолке был выполнен на холсте, который затем наклеили на деревянную основу – прообраз натяжных потолков. Волюты же были выполнены промышленным способом из картона и приклеены к потолочным тягам.
Вообще, дуб в помещении столовой был ведущим мотивом. Под него были сделаны и толстые тиснёные коричневого цвета обои с рисунком, изображающим вазу, и вделанные в дубовые же рамки с багетом. Дубовыми панелями был отделан и низ стен.
В центре комнаты стоял огромный светлый дубовый с резными ножками стол на шесть человек. Вокруг него располагались стулья с плетёными спинками и сиденьями в стиле стола. Обычно к столу было приставлено до шести подобных стульев, остальные шесть располагались по комнате.
У стены напротив окна стояли симметрично два кресла, а центр «оформлял» большой дубовый буфет из того же гарнитура. Буфет был на три отделения, причём центральное из них двухстворчатое. Под ним располагалась открытая площадка.
Северную и южную стены с углов акцентировали четыре двери из дуба.
Южную стену по центру декорировал прекрасный камин с маскаронами каслинского литья, над которым находилось огромное, почти до потолка, полукруглое зеркало в дубовой раме тёмного тона под цвет обоев и дверей. С обеих сторон камина располагались два лесных пейзажа кисти художника Воронкова в чёрных резных рамах. Под картинами симметрично располагались ещё два стула из столового гарнитура.
Напротив, в центре северной стены, стоял небольшой дубовый шкафчик под цвет остальной мебели с одной наружной полкой, под которой было два выдвигающихся ящика. Над шкафчиком напротив каминного зеркала висела картина, выполненная акварелью и изображавшая паяца, играющего на мандолине. Вероятнее всего, она была китайской. Слева и справа от акварели напротив картин висели две оленьи головы на деревянных овальных дубовых досках. Под ними располагались два стула из общего гарнитура.
Западная стена слева имела балконную дверь, а справа обычное окно. В простенке между ними висели небольшие стенные парижские часы в тёмном футляре. Под ними была повешена декоративная картина-поднос, на которой под стеклом по чёрному бархату были наложены цветы из разных металлических блёсток. Окна же были задрапированы портьерами, выполненными из пеньковой ткани темно-коричневого цвета с цветами. В углу стояла небольшая финиковая пальма в огромной плетёной корзине. Декоративное оформление стены дополняли два стула из гарнитура, располагавшиеся под окном.
Интерьер являлся прекрасным образцом эклектического стиля, созданного единым замыслом декоратора. Интерьер столовой, созданный во время проживания в доме купца Шаравьева между 1900-1908 годами, дополнялся бронзовой люстрой, низко спускавшейся над столом.
Комната для гостей. В помещении, имевшем два окна с деревянными подоконниками, такими же карнизами и зелёными полузанавесками в верхней части окон, стены были оклеены тёмно-серыми обоями. Потолок и дверь изнутри выкрашены желтовато-белой масляной краской. Посредине комнаты спускалась зелёная люстра с тремя лампочками.
Слева от входа находился круглый крашенный тёмно-коричневой краской стол на шести ножках. В комнате находился ещё один подобного вида маленький круглый столик.
О другой мебели в интерьере этой комнаты ничего неизвестно.
Кухня. Стены были выкрашены серо-сиреневой краской. Низ был обит деревянными панелями тёмно-сиреневого цвета. Потолок белый, а на полу линолеум коричневого цвета с паркетным рисунком.
Проникая из проходной комнаты в кухню, посетители видели слева на стене деревянную коричневого цвета полку для банок.
Пространство у окна занимал большой кухонный, деревянный, окрашенный жёлтой краской, стол с тремя внутренними ящиками и столькими же внизу отделениями, затворяющимися дверками. Далее в левом переднем углу располагался большой комнатный ледник.
Для кухонных нужд в центре комнаты был установлен простой белый деревянный стол на четырёх ножках с внутренним выдвигающимся ящиком.
Напротив окна справа от входа по стене находился стол с внутренним большим ящиком, закрывавшимся дверкой жёлто-красного цвета. Рядом громадная плита с духовым шкафом и деревянная вешалка, состоящая из трёх палочек, на которых развешивались кофейники и сотейники.
Будуар. Эта комната, служившая вспомогательным целям, была отделана светло-серебристыми обоями с розовато-зеленоватыми цветами. По верху обоев был наклеен золотой бордюр с зелёным багетом. На полу настелен линолеум коричневого цвета. А потолок, как, впрочем, и дверь, был окрашен розовой масляной краской.
При входе в комнату справа и слева находились две угловые печки с герметическими топками. Они были окрашены клеевой краской в розовый цвет, а перед ними располагались металлические экраны. Один светло-зелёного цвета с изображением букета и сидящей на сучке птицы, другой зелёный, с нарисованным цветком.
С потока в помещение спускалась электрическая люстра в виде цветочной ветки с тремя лампочками.
Напротив входной двери окно, закрытое белой шторой. Справа от него в углу огромное трюмо с коричневой рамой и со столиком, а слева деревянная тумба для цветов.
Комнату украшал гарнитур из четырёх кресел, сиденья которых были обиты красным кретоном, а спинки и ножки чёрные, резные. Он дополнялся гостиным столом коричневого цвета на четырёх ножках, который стоял рядом с дверью в спальню. С другой стороны двери у печки располагалась высокая, окрашенная чёрной краской, подставка для цветов.
Спальня. Помещение спальной было угловым, поэтому имело четыре окна, по два на двух стенах. Напротив входа между окон находилась коричневая этажерка с четырьмя полками и резными точёными колонками. Рядом с этажеркой перед окном небольшой круглый столик с расписной полированной круглой крышкой. У другого окна – оклеенный дубом столик прямоугольной формы с четырьмя точёными ножками. Рядом с ним в правом углу находился туалетный стол на двух тумбах с зеркалом, по той и другой стороне которого находились электрические лампочки. Стол был оклеен дубовым шпоном.
У южных окон между ними располагался письменный стол конторского образца на четырёх точёных ножках с зелёным сукном. Справа от него ломберный столик, аналогичный находившемуся в кабинете, и в углу высокая полированная подставка для цветов в виде небольшого столика.
В северо-восточном углу спальни был гардероб с двумя створчатыми дверками, отделанными под орех. Рядом с ним по северной стене стояла кровать, описание и изображение которой не сохранилось. Здесь же ночной столик, отделанный под орех, с мраморной верхней доской.
Слева от входа небольшой круглый столик.
В дополнение ко всему перечисленному нужно отметить, что стены комнаты были оклеены полосатыми одноцветными бледно-палевыми обоями с волнообразными цветами, «подававшимися» широким фризом.
Полуподвальный этаж. О характере интерьеров можно судить лишь по описаниям члена суда Сергеева 1918 года. Так, нижние комнаты по этому описанию имели тёпло-жёлтую раскраску. Деревянные полы выкрашены в жёлтый цвет.
На стенах обои с бордюром. К счастью, сохранился маленький клочок бумаги, на котором чернилами на немецком языке было написано: «В эту самую ночь Валтасар был убит своими холопами».
Несколько комнат были со сводчатыми потолками.
Досконально узнать остальные подробности интерьеров Ипатьевского дома не удастся, наверное, никогда, так как во время выселения последнего хозяина членами Чрезвычайной комиссии значительная часть бытового убранства особняка была закрыта в кладовых первого этажа. В документы попали упоминания лишь о нескольких предметах, местонахождение которых во внутреннем пространстве дома не установлено.

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru