Рейтинг@Mail.ru

ВОСКРЕШЕНИЕ

Была майская темная ласковая ночь. На небе совсем не было видно звезд. Хотя, какие могут быть звезды, когда все небо освещено мириадами ярких огней большого города. Воздух был наполнен приторно-сладким ароматом цветущей сирени. А все пространство заполнял приглушенный звук куда-то летящих автомобилей. Одним словом, эта была та ночь, когда тело, полной грудью вдыхая дурманящий аромат весны, приводит душу в непонятный трепет. Когда кажется, что в жизни есть все, но нет самого главного. А самое противное, что ты прекрасно знаешь, что это такое самое главное, но боишься признаться даже себе.
В просторной светлой кухне, за круглым столом, возле настежь открытого окна, сидели две женщины. Обеим на вид было не более тридцати. Легкий майский ветерок, залетавший в комнату, ласково играл черными локонами их волос. Ласкал белую, без каких-либо намеков на морщины, кожу. Путался в складках их легкой одежды.
Крепко сжав в ладонях чашки с уже давно остывшим кофе, они молча сидели, обернувшись к окну, и отрешенно смотрели на суету ночного города. Там, внизу, с приглушенным шумом проносились машины, раскрашивая улицу желтым и красным цветом своих фар. И как бы вторя им, блестели огоньки ночных магазинов. Куда-то спешили люди. Весь город походил на большой муравейник. Но женщины вовсе не видели этого. Они были заняты мыслями, которые затмевали все вокруг, заставляя забывать реальность, хотя сами были частью реальности.
-Не страшно? – вдруг, не то спрашивая, не то констатируя факт, сказала одна из них.
-Страшно, конечно, - ответила другая.
После этого короткого диалога вновь воцарилось долгое молчание.
-Марин, может, не пойдешь? – опять спросила женщина.
-Нет, Маш, пойду, - ответила Марина. - Мне уже сорок. Всю жизнь ходить по салонам? Это не выход. Рано или поздно все равно придется прощаться с молодостью. Да и перспектива в один прекрасный день вот так взять и умереть тоже не совсем устраивает.
-Знаешь, я сейчас подумала, мы с тобой родные сестры, но так не похожи друг на друга.
-Очень даже похожи, - засмеялась Марина. – Посмотри на меня и на себя. Практически близняшки.
-Ты понимаешь о чем я. Решиться на то, чтобы тебя заморозили чуть ли не до вечности. Поместили в какой-то контейнер. Превратили тебя в ледышку. Даже осознание самого факта быть замороженной, уже сводит с ума! Совершенно непонятно, ты мертва или жива? Мара, извини, но все это выше моего понимания! Ты вообще уверена, что в будущем люди найдут способ жить вечно и вечно же оставаться молодыми?
-Уверена, - тихо ответила Марина, отворачиваясь от окна и ставя свою кружку на стол.
-Сто лет назад люди тоже были в этом уверены. Но все, кто попал под первую волну крио-бума, не смогли воскреснуть! - парировала Маша, отворачиваясь от окна вслед за Мариной.
-Это потому, что их замораживали уже мертвыми. Чтобы вновь воскреснуть, нужно обязательно быть замороженным, будучи живым. Иначе не получится. Это факт. Помнишь когда, в пятьдесят третьем году заморозили первых живых людей, и разморозили только через три года? Никто не знал, что с ними случится? А ничего не случилось. Они пробудились, словно от сна. Даже не помнили, что с ними произошло. Они совсем не чувствовали время!
-То замораживали всего на три года, а ты хочешь до неизвестно когда!
-Ты безнадежная пессимистка, - тихо сказала Марина и опять отвернулась к окну.
И вновь надолго воцарилось молчание.
-Ладно, я, наверное, пойду, - сказала Маша, поднимаясь со стула.
-Может, ты останешься сегодня? – повернувшись к сестре, спросила Марина.
-Не могу. Ты же знаешь, - Маша вылила свой кофе в раковину и засунула кружку в посудомоечную машину, - он всегда ревнует, когда я не ночую дома.
-Да, да, - одобрительно кивнула головой женщина. – Понимаю. Просто мне сегодня как-то не по себе, вот я и подумала, может, ты останешься сегодня у меня.
-Нет, - коротко ответила Маша.
-Ты помнишь тот день, когда… - начала говорить Марина.
-Да, помню, - принуждая себя улыбаться, ответила женщина.
-Почему же тогда…
Но Маша вновь не дала ей договорить.
-Закрой за мной, - отворачиваясь, тихо произнесла она.
-Послушай, Маша! – умоляюще закричала Марина. Но Маша уже вышла за дверь.
На дисплее, вмонтированном в стену возле стола, высветился открытый замок. Женщина коснулась иконки видеостены, что находилась на экране чуть выше появившегося изображения, и на дисплее появилось видео с камеры, установленной на лестничной клетке. Через несколько секунд в кадр вошла Маша. Колонки хорошо передавали резкий стук ее каблуков. Она вызвала лифт. На его дверях засветились цифры пройденных им этажей. Лифт подъехал бесшумно и так же бесшумно открыл свои двери. Маша уже хотела войти, но что-то остановило ее. Она повернулась к камере и произнесла: «И все же я не советовала бы тебе так поступать». Затем она вошла в лифт. Двери лифта плавно закрылись, и на них засветился обратный отсчет. Марина закрыла изображение с видеокамеры. На секунду замерла, а затем с бешенством схватив свою кружку с кофе, швырнула ее в стену.
-Зачем ты говоришь мне это только сейчас!- закричала она в истерике и, закрыв лицо руками, громко и горько заплакала.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru