Рейтинг@Mail.ru

ВОСКРЕШЕНИЕ

В течение оставшихся дней Марине каждое утро и вечер делали инъекции. Наконец наступило третье июня. Марину перевезли в огромную комнату, сплошь заставленную громоздкими аппаратами и огромным монитором во всю стену. Переложили на операционный стол. На обе руки надели браслеты с иглами и стали вводить в вены жидкость темно-синего цвета. Захар Григорьевич сам командовал всей процедурой, отдавая резкие и точные указания. От его слащавой улыбки не осталось и следа. Он был собран и сосредоточен. С Леной, которая также была здесь и ассистировала Ежову, тоже произошли яркие перемены. Из всегда улыбчивой и приветливой она превратилась в сдержанную и суровую женщину. Даже от ее воркующего голоса не осталось и следа. Сейчас он звучал сухо и строго.
Когда последняя капля темно-синего вещества попала в вены женщины, Захар Григорьевич взял лазер и сделал на запястье левой руки небольшой надрез, через который ввел под кожу микрочип. Затем, передал лазер Лене, и она им же зашила место надреза. На экране тут же появились показатели пульса, частоты дыхания, внутренней и внешней температуры тела Марины. Но, никто, кроме Захара Григорьевича и Лены, не обращал на показатели никакого внимания. Одни ассистенты обтирали все тело Марины резко пахнущей жидкостью. Другие подготавливали криокамеру: проверяли трубки и провода подходящие к контейнеру, сверялись с какими-то показаниями на его экране, делали записи. Часть ассистентов закончила обтирать тело женщины и покинула помещение. В комнате остались лишь Захар Григорьевич, Лена и техники, подготавливающие криокамеру. Более уже никто не обращал на Марину внимания. А она лежала на операционном столе, являя собой воплощение грез тысяч поколений о вечной жизни. Ее бледная кожа, выражение лица – безмятежное, спокойное, стремящееся в вечность, никак не выдавали в ней живого человека. А дыхание, настолько редкое и плавное, скрывало последние намеки на жизнь в этом прекрасном теле. Но, тем не менее, она была жива! Она была живым человеком! Она просто находилась в глубочайшем сне, но жила!
Между тем, техники полностью закончив свои приготовления, подкатили операционный стол к криокамере и нежно опустели в нее Марину. Закрыли крышку аппарата и стали медленно заполнять его прозрачной жидкостью.
На экране все так же высвечивались свидетельства жизни Марины. Пульс: восемь ударов в минуту. Дыхание: цикл за тридцать четыре минуты. Температура тела: девятнадцать и семьдесят три сотых градуса.
-Выведите на экран температуру раствора! – скомандовал Захар Григорьевич.
На экране появилось число «25,68».
-Время до следующего дыхательного цикла? – спросил директор.
-Восемь минут.
-Хорошо, продолжайте заполнять камеру.
Камера медленно заполнялась жидкостью. Она дошла до ушей Марины и остановилась.
-Выведите время до следующего дыхательного цикла на центральный экран!
На экране высветились цифры обратного отсчета. Дойдя до нулей, на мониторе появилась надпись


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru